Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Голубая кровь Германии

Как живется потомкам прусских королей и баварских герцогов

Георг Фридрих Принц Прусский и его жена княжна София фон Изенбург
Фото: Paul Schirnhofer / DPA / Reuters

В Германии насчитывается около 80 тысяч потомков знатных родов, члены которых когда-то были королями, герцогами и курфюрстами. Теперь их титулы стали всего лишь частью фамилии и не гарантируют никаких привилегий, зато позволяют выделить аристократов из толпы. Эти люди продолжают вращаться в довольно узком кругу, выбирать жен и мужей на великосветских раутах и лелеять фамильные замки. Они редко попадают в списки самых богатых или самых влиятельных людей Германии, стараются не выставлять себя напоказ, но продолжают играть важную роль в экономике, политике и культурной жизни страны.

Монархия, а вместе с ней и передающиеся по праву рождения или выслуги привилегии, перестала существовать в Германии в начале XX века. Осенью 1918 года в результате ноябрьской революции последний кайзер Германской империи и король Пруссии Вильгельм II согласился на отречение от обоих престолов и спешно эмигрировал из страны. Новое правительство любезно отправило следом его имущество: несколько десятков вагонов с мебелью, фарфором и предметами искусства. Пока Вильгельм II обустраивался на новом месте в Нидерландах, где прожил до конца жизни, в Германии начали составлять конституцию.

Основной закон Веймарской республики 1919 года уравнял в правах всех граждан страны. Аристократам, в частности, пришлось столкнуться с тем, что с них потребовали уплаты налогов, а их титул превратился из обозначения статуса в формальную часть фамилии. Так, например, герцог Вюртембергский Карл стал Карлом Герцогом фон Вюртембергом. Бывших королей перестали называть «Ваше Величество», а их родственников — «Их королевским Высочеством».

Знатным семействам было нелегко мириться с появлением Веймарской республики, поражением в Первой мировой войне и потерей власти. Впрочем, в отличие от России, приравнивание немецкой аристократии к остальным членам общества не означало, что они должны были начинать жить с нуля. Большинство из них сохранили свои земли, замки, а также титулы (пусть и в виде фамилии). Только самые богатые семейства были вынуждены передать часть собственности государству, но при этом получили компенсации. От разорения бывших правителей спасли немецкие судьи, которые не стали нарушать принцип неприкосновенности частной собственности, прописанный в конституции, несмотря на призывы как интеллектуальной элиты, так и простых граждан лишить аристократов имущества.

Таким образом, нынешние члены знатных домов (Виттельсбахи и Турн-и-Таксис в Баварии, Гогенлоэ и Фюрстенберги в Баден-Вюртемберге) смогли сохранить в своей собственности фамильные владения. Правда, касается это только Западной Германии, поскольку в ГДР аристократов в соответствии с советским опытом лишили всего без намеков на компенсации. В результате Гогенцоллерны и Веттины потеряли все, что у них оставалось на территории Восточной Германии.

Некоторые потомки знатных родов рассчитывали получить то, чем их семья владела на протяжении столетий, после объединения Германии, однако это оказалось практически невозможно. По условиям воссоединения страны, национализированное в ГДР имущество осталось у государства. Чаще всего бывшие аристократы пытаются через суд вернуть из музеев предметы искусства, причем не для того, чтобы повесить на старое место в фамильном замке, а для продажи. Для нынешних потомственных королей и князей содержание замков и угодий, а также реставрация картин нередко являются непосильной задачей.

Даже те, кто сохранили наследство, со временем начинают от него избавляться. Так, Глория Принцесса фон Турн-и-Таксис выставила в 1990-х годах часть имущества на аукцион Sotheby’s, наследники маркграфа Баденского несколько лет назад продали фамильное аббатство Залем местным властям, а потомки Ганноверской династии избавились в середине 2000-х от мебели, картин и исторического оружия, хранившихся в замке Мариенбург. Впрочем, заработать на наследстве получается не всегда. Например, Глория фон Турн-и-Таксис рада бы распродать огромную княжескую библиотеку, но не может, поскольку она внесена в список культурного наследия.

После Второй мировой войны и времен нацистской диктатуры, когда многие аристократы поддерживали Гитлера, большинство из них не могли и думать о политической карьере, не говоря уже о восстановлении монархии в Германии. Впрочем, со временем новое поколение титулованных немцев начало возвращаться в политику. Большинство из них делали и продолжают делать карьеру в Христианско-демократическом союзе — партии, которая сейчас входит в правящую коалицию в Германии под руководством канцлера Ангелы Меркель. Найти немцев голубых кровей среди социал-демократов, левых или "Зеленых" довольно сложно. Как правило, это люди, стремящиеся порвать с аристократическим прошлым.

Пожалуй, самым известным выходцем из именитого рода в современной немецкой политике является бывший министр обороны Карл-Теодор цу Гуттенберг. 42-летний политик — потомок франкского баронского рода, известного с XII века. Сам он получил юридическое образование и после завершения учебы первое время управлял семейным наследием. В частности, руководил лесоводством Гуттенберг (фамильной собственностью его рода в Баварии), а затем управлял семейным предприятием Guttenberg GmbH.

Одновременно молодой барон начал участвовать в политической жизни, вступив в баварский Христианско-социальный союз, который на федеральном уровне входит в один политический блок с ХДС Ангелы Меркель. Там Карл-Теодор цу Гуттенберг за довольно короткий срок успел сделать блестящую карьеру: начав с ячейки ХСС в коммуне Гуттенберг, он очень скоро вышел на федеральный уровень. Недолгое время в 2009 году он руководил министерством экономики и технологий. Эту должность он получил в 37 лет, став самым молодым министром экономики в истории Германии.

В новом кабинете Меркель в 2009 году он получил кресло министра обороны, на котором продержался чуть больше двух лет. Его блестящая карьера оборвалась резко и довольно бесславно. Барона цу Гуттенберга уличили в плагиате при написании диссертации. После того как университет Байройта отозвал его ученое звание, его вынудили уйти и из правительства, и со всех других политических постов.

После массированной кампании в СМИ барон фактически сбежал с семьей в США. Вскоре стало известно, что его взяли на работу в довольно престижный Институт стратегических и международных исследований в Вашингтоне, который занимается вопросами американской внешней политики. Впоследствии он получил также должность советника Еврокомиссии по вопросам свободы в интернете.

В Германии упоминания о нем до сих пор сопровождаются массой насмешек и издевок. Свою фамилию в народе он увековечил глаголом «сгуттенбергить», который используется в разговорном языке как синоним слова «списать» или «незаконно присвоить». Недавно в Германии по мотивам скандала с плагиатом сняли сатирический фильм «Министр», который всячески высмеивает знатное происхождение Гуттенберга, а его главной заслугой выставляет умение вовремя заискивать перед нужными людьми. При этом даже в США политику не удается избежать напоминаний о позоре с диссертацией. Во время публичных лекций в университетах США бывали случаи, когда его освистывали и отказывались слушать.

Между тем в Германии у Гуттенбергов, как положено баронам, есть замок, в котором сейчас живет Энох цу Гуттенберг — отец Карла-Теодора, немецкий дирижер — со своей второй женой. Формально замок принадлежит частному австрийскому фонду, который был организован братом Карла-Теодора Филиппом Францем. Объясняя отказ от личного управления фамильным замком, семейство настаивало, что хочет таким образом избавиться от потребности в будущем делить его между многочисленными наследниками, а не попыткой уйти от налогов, как предполагали в СМИ.

Практически все представители знатных немецких домов выбирают себе в супруги людей одного ранга, и цу Гуттенберг тут не исключение. С 2000 года он женат на 36-летней Штефани, урожденной графине Бисмарк-Шёнхаузен. По образованию она специалист в области текстильной промышленности, но по профессии ей так и не довелось поработать. Она больше известна своими благотворительными и социальными проектами, в первую очередь, связанными с защитой детей. Если бы ее муж не списывал при подготовке диссертации, она вполне могла бы претендовать на роль первой леди. Похоже, она уже пробовала себя в этом образе, когда, например, поехала с мужем за собственный счет к немецким военнослужащим в Афганистан. Как бы то ни было, теперь она продолжает благотворительную деятельность, хотя медийного внимания к ней стало явно меньше.

Что касается титула графини Штефани, то она действительно является потомком того самого «железного канцлера», князя Отто фон Бисмарк-Шёнхаузена. Нынешнему главе дома фон Бисмарков, графу Фердинанду (правнуку немецкого канцлера) 82 года. Юрист по образованию, он активно участвует в сохранении исторического наследия своих предков. По его инициативе был создан фонд имени Отто фон Бисмарка. Граф Фердинанд управляет несколькими тысячами гектаров «Саксонского леса», в глубине которого расположено имение Фридрихсру. Эти земли Бисмарку подарил кайзер Вильгельм I после франко-прусской войны 1870-1871 года.

Старый граф Фердинанд, судя по всему, очень трепетно относится к прошлому своего рода. Отто фон Бисмарк прожил в Фридрихсру до конца жизни, и, подражая ему, граф Фердинанд гуляет по Саксонскому лесу и обнимает деревья, считая, что от них черпает энергию, какой обладал его прадед.

Если бы кому-то в Германии пришла в голову идея восстановить монархию, то на место нового кайзера могли бы претендовать представители двух родов: прусского и баварского. Северным претендентом на гипотетический немецкий трон считается молодой, скромный экономист 37-летний Георг Фридрих Принц Прусский из рода Гогенцоллернов, или Фридрих IV — праправнук последнего императора Германской империи Вильгельма II. Он руководит наследием Гогенцоллернов с 1994 года и не хочет иметь ничего общего с политикой. Его свадьбу с принцессой Софией фон Изенбург в 2011 году показывали в прямом эфире немецкие СМИ, по размаху мероприятие сравнивали с бракосочетанием британского принца Уильяма и Кейт Миддлтон.

Дому Гогенцоллернов принадлежит фамильный замок в Баден-Вюртемберге, правда, он функционирует как музей. Сам Георг Фридрих до рождения детей жил в обычной двухкомнатной квартире в Берлине, а после того, как у него появились близнецы, переехал с семьей в дом под Бременом, где он провел детство. Там же жил до своей смерти его любимый дед Луи Фердинанд.

Второй кандидат на роль немецкого монарха, от юга Германии, недавно пышно праздновал свое 80-летие в Мюнхене. Предки герцога Баварского Франца, главы дома Виттельсбахов, до 1918 года были баварскими королями. Сам он, будучи маленьким ребенком, попал в концлагерь вместе с семьей из-за того, что его отец, герцог Альбрехт, последовательно критиковал и отвергал нацистскую идеологию.

Сейчас герцог живет в родовом замке Нимфенбург, расположенном в Мюнхене, где когда-то родился. Он далек от политики, что, видимо, служит только на пользу его имиджу. Герцог Франц всю жизнь посвятил искусству: он занимается развитием мюнхенских музеев и нескольких престижных университетов, включая Мюнхенский университет Людвига-Максимилиана. За его заслуги в художественной сфере, его выбрали председателем международного совета при Музее современного искусства в Нью-Йорке.

Помимо прусского и баварского королевств, вплоть до становления Веймарской республики существовали еще два: Саксонское и Вюртембергское. Последним саксонским королем был Фридрих Август III, который отрекся от престола после ноябрьской революции 1918 года. Он являлся членом рода Веттинов, одна ветвь которых представлена правящей в Великобритании Виндзорской династией, а другая — бельгийскими монархами. Сейчас члены аристократического рода в Германии погрязли в династических спорах о том, кто из нынешних потомков Фридриха Августа III должен стать главой дома Веттинов после смерти принца Саксонского Марии Эмануэля.

Что касается королевства Вюртемберг, то в Германии живет 77-летний герцог Вюртембергский Карл — прямой потомок последнего главы королевства Вильгельма II. Герцог Карл возглавляет род уже почти 40 лет и управляет всем фамильным имуществом, которое насчитывает огромное количество земельных угодий, виноградников и замков. Резиденцией Вюртембергов на данный момент является бывший бенедиктинский монастырь, а ныне замок Фридрихсхафен. Карл фон Вюртемберг напоминает по своему образу жизни герцога Баварского Франца. Он тоже получил юридическое образование и занимается различными социальными и образовательными проектами, входит в управление нескольких местных университетов и следит за сохранением памятников искусства.

В целом, бывшая немецкая аристократия продолжает оставаться довольно закрытой кастой. Почти все из десятков тысяч потомков знатных родов Германии являются в той или иной степени родственниками, многие породнились с древними родами других стран. У них давно нет и не может быть грандиозных политических или экономических амбиций, да и сами они видят свою роль в обществе, в первую очередь, как хранители семейной истории.

Мир00:0221 сентября

«Макс и Мохаммед — все равны»

Меркель пустила в Германию полтора миллиона беженцев. Спецслужбы не знают, кто эти люди
Мир00:0119 сентября

Американские принцессы

Как в США мальчики наряжаются в женскую одежду и выступают в травести-шоу и гей-клубах
Мир00:0115 сентября
Raneen Sawafta

Попутали берега

Евреи и арабы живут здесь вместе десятилетиями. Скоро тут может начаться третья мировая