Одним сырьем сыт не будешь

Норвежцы проголосовали за консерваторов и противников иммиграции

Эрна Сульберг
Эрна Сульберг
Фото: Audun Braastad / AFP

В Норвегии состоялись парламентские выборы, по итогам которых стало ясно: несмотря на то что левоцентристы спасли страну от экономического кризиса, удовлетворить запросы норвежцев они все же не сумели. Теперь возглавить правительство должны консерваторы во главе с Эрной Сульберг. Ради получения большинства в парламенте им придется пойти на сотрудничество с радикально настроенной Партией прогресса, членом которой некогда был Андерс Брейвик.

Что блок, возглавляемый Трудовой партией и ее лидером Йенсом Столтенбергом, скорее всего, потерпит поражение, было ясно еще до выборов из соцопросов. Исследования предсказывали, что за партию премьер-министра по-прежнему проголосует больше всего граждан, однако даже с учетом мест, которые должны были получить ее партнеры по действующей коалиции, ей явно не удавалось обеспечить большинство в Стортинге — норвежском парламенте. Между тем правом формировать правительство обладают только те объединения, которые набирают не меньше 85 кресел, то есть 50 процентов плюс один мандат.

Прогнозы подтвердились в ночь на вторник, 10 сентября: по итогам подсчета большей части голосов, Трудовая партия и состоящие с ней в блоке центристы и социалисты набрали немногим больше 40 процентов. В результате право создавать правительство автоматически перешло ко второй коалиции, ведущим участником которой является Консервативная партия, набравшая почти 27 процентов голосов. Остальными членами объединения стали либералы, христианские демократы и Партия прогресса. Вместе все участники коалиции, по предварительным данным, набрали 96 из 169 мандатов, то есть почти 57 процентов.

Несмотря на точно предсказанные итоги голосования, интрига все еще сохраняется. Дело в том, что хотя в преддверии выборов консерваторы и объявили о формировании коалиции, условно получившей название правоцентристской, конкретных договоренностей между ее участниками о дальнейших действиях не было — все переговоры оставили на случай победы всего блока. И если между Консервативной партией с одной стороны и либералами с христианскими демократами с другой особых разногласий не наблюдается (в прошлом все три уже принимали участие в коалиционном правительстве), с «прогрессистами» дела обстоят сложнее.

Появившееся незадолго до голосования известие о том, что Партию прогресса приняли в правоцентристский блок, вызвало у обозревателей немалое удивление: на прежних выборах в 2009 году между ними и остальными участниками нынешней коалиции не было ничего общего. Главной причиной разобщенности была явная антимигрантская риторика «прогрессистов», которая у многих более умеренных политиков вызывала отторжение. В этот же раз консерваторы, скорее всего, решились пойти на сотрудничество с ними исключительно ради того, чтобы набрать необходимое для формирования правительства число голосов.

Между тем такая позиция ставит под угрозу сам факт существования блока: либералы и христианские демократы по-прежнему не желают идти на переговоры с «прогрессистами». Отчуждению способствуют и позиция Партии прогресса по вопросу иммиграции, пусть даже смягченная, и тот факт, что до 2005 года в ней состоял Брейвик. Не помогло ни то, что «прогрессисты» подвергли действия террориста жесткой критике, ни их отказ от агрессивного имиджа.

Впрочем, даже если либералы и христианские демократы действительно откажутся от дальнейшего сотрудничества с блоком, консерваторы с помощью одной только Партии прогресса все же смогут сформировать правительство меньшинства. В этом случае у коалиции будет меньше половины голосов в парламенте, однако подобное в Норвегии происходило не раз. Кроме того, либералы и христианские демократы обещали консерваторам поддержку при голосовании по отдельным вопросам. Что касается разногласий между консерваторами и Партией прогресса, то они в основном сводятся к вопросам экономического характера: если Консервативная партия склоняется в сторону снижения налогового бремени, то «прогрессисты» ориентированы на увеличение уже и без того крупных социальных расходов.

Смене власти в стране предшествовало восьмилетнее лидерство Трудовой партии: свой первый срок Йенс Столтенберг начал отрабатывать еще в 2005 году. Главным его достижением на посту премьера стало сохранение экономической стабильности, что особенно выделило Норвегию на фоне остальной Европы, оказавшейся неспособной сопротивляться кризису.

Несмотря на то что в 2009 году экономика Норвегии все же оказалась в состоянии стагнации, а объем ВВП сократился на 1,63 процента, это не идет ни в какое сравнение с той же Грецией или Испанией, где сокращение экономики продолжается стремительными темпами уже не первый год. В то время как страны Южной Европы были вынуждены брать гигантские кредиты, объем нефтяного фонда Норвегии превысил 4 триллиона крон (более 700 миллиардов долларов), а размер номинального ВВП в пересчете на каждого норвежца в 2012 году вплотную приблизился к отметке в 100 тысяч долларов. Что же до безработицы, уровень которой в кризисных странах подскочил до умопомрачительных высот, в Норвегии он редко превышал 3,5 процента.

Казалось бы, требовать смены власти в таких условиях довольно странно. Однако норвежцы, по их словам, устали от той стабильности, которую они наблюдают уже не первый год. По мнению все большего числа избирателей, в борьбе за текущее благополучие правительство слишком мало внимания уделяет благосостоянию в будущем. Именно поэтому многих норвежцев всерьез заинтересовали обещания консерваторов уделить больше внимания диверсификации экономики, которая сейчас в значительной степени носит сырьевой характер. В числе прочего Сульберг обещает провести частичную приватизацию госактивов и снизить сдерживающие частный бизнес налоги, среди которых есть и достигающие почти 80 процентов.

Кроме того, недовольство у избирателей Столтенберг вызвал недостаточным, по их мнению, вниманием к социальной сфере. Особенно остро этот вопрос встает с учетом размера налогового бремени: уровень сборов в Норвегии один из самых высоких в мире, и за такие деньги, как считают жители страны, они вправе рассчитывать на более качественное обслуживание, нежели то, которое они получают сейчас. В частности, речь идет о бесплатном здравоохранении и образовании (за это уже пообещали взяться консерваторы), а также автомобильных дорогах.

Наконец, не последнюю роль в смене приоритетов норвежцев сыграли теракты, в 2011 году совершенные Андерсом Брейвиком. Как продемонстрировали последующие проверки, гибель 77 человек в Осло и на острове Утойя можно было бы предотвратить — если бы полиция сработала более качественно. И хотя в адрес Столтенберга, который не поддался панике и предпочел не закручивать гайки, прозвучало немало лестных слов, многие норвежцы все же сделали выводы.

Обсудить
Пирамида изгоев
Кому выгодна смерть биткоина
День пенсионного единства
ПФР поднимает уровень знаний о пенсионной системе по всей России
Китай убивает биткоин
Криптовалюта обвалилась и рискует схлопнуться
Жить будем
Россияне обнищают, зато не умрут с голода
10 величайших автомобилей Германии
Немецкие автомобили, творившие автомобильную историю
Где-то убыло, где-то прибыло
Как гонщики Ferrari проиграли одну из важнейших гонок сезона Формулы-1
Первый тест новой Honda CR-V
Как кроссовер из США будет удивлять россиян и конкурентов
Заткнитесь и возьмите наши деньги
Новинки Франкфурта с большим клиренсом, которые мы хотим видеть в России