Новости партнеров

Пошла на третий срок

Как немецкая оппозиция пытается бороться с Ангелой Меркель

Предвыборный плакат ХДС в Берлине, изображающий фирменный жест Ангелы Меркель
Фото: Thomas Peter / Reuters

Предвыборная кампания в Германии началась задолго до самих парламентских выборов, назначенных на 22 сентября. Несмотря на то что отрыв правящего консервативного блока остается минимальным, коалиция все же может рассчитывать на победу. Причиной тому — личная популярность канцлера Ангелы Меркель, возглавляющей ХДС: ее рейтинг остается недосягаемо высоким вопреки целой череде скандалов.

С момента последних федеральных выборов партия Христианско-демократический союз (ХДС) под руководством Ангелы Меркель проиграла целый ряд крупных региональных кампаний. Главным соперником правящей партии стали социал-демократы, которые с большим или меньшим преимуществом одержали победу в семи федеральных землях. Первое место СДПГ получила в Берлине и Бранденбурге, причем в последнем ХДС заняла только третью строчку, позволив опередить себя даже «Левым». В Бремене вместе с социал-демократами партию Меркель опередили «Зеленые». Кроме того, СДПГ одержала победы в Гамбурге, Мекленбурге — Передней Померании, Северном Рейне — Вестфалии и Рейнланд — Пфальце.

ХДС терял даже те федеральные земли, где его представители занимали первые места, как, например, в Баден-Вюртемберге: в таких регионах оппозиция объединялась в коалиции и получала право формировать правительство. В результате за четыре года количество регионов, оставшихся под контролем ХДС и его баварского союзника Христианско-социального союза (ХСС), снизилось настолько, что в бундесрате — представительстве федеральных земель — блок Меркель сам оказался в оппозиции.

Судя по данным соцопросов, на федеральном уровне нынешняя коалиция ХДС/ХСС и либеральной партии СвДП опережает оппонентов. Правда, отставание оппозиции совсем незначительно: всего около одного процентного пункта. Если бы выборы состоялись уже сейчас, то правящая коалиция получила бы 45 процентов голосов, а остальные парламентские партии — СДПГ, «Зеленые» и «Левые» — 44 процента. Не входящие в парламент партии набирают в общей сложности 11 процентов голосов, из которых по три процента могут получить партия противников евро «Альтернатива для Германии» и Пиратская партия. Таким образом, формально у оппозиции есть вполне реальный шанс обойти «черно-желтый» (по цветам партийной символики) альянс Меркель. Однако на деле это вряд ли получится: дело в том, что парламентская оппозиция едва ли сможет договориться о единой коалиции, а голосов только двух партий явно не хватит для формирования правительства.

В симпатиях к кандидатам на пост канцлера немцы более единодушны, нежели в своем отношении к партиям. По закону, канцлера выбирают депутаты бундестага. Но если бы простые немцы могли напрямую выбирать канцлера, то Меркель вовсе не стоило бы волноваться. За нее готовы отдать свои голоса 52 процента избирателей, а за ее ближайшего конкурента от СДПГ Пера Штайнбрюка — только 26 процентов.

На рейтинг Меркель едва ли что-нибудь может повлиять. Формально предвыборная кампания канцлера стартовала в середине августа после ее трехнедельного отпуска. Отдыхать Меркель уходила под призывы оппозиции к ее немедленной отставке из-за скандала с американской слежкой. Канцлера обвиняли в том, что она перестала отстаивать интересы своего народа и позволяет Вашингтону шпионить за немцами, хотя страны вроде бы считаются равноправными партнерами. Меркель тогда действительно объяснялась невнятно, безуспешно призывала американцев к ответу и отправляла в США министра внутренних дела Ханса-Петера Фридриха, который вернулся ни с чем. Впрочем, за время отпуска канцлера ажиотаж вокруг этой темы улегся, на что, видимо, и рассчитывали власти.

Как показывают результаты опросов, немцев волнуют значительно более прозаические вещи: уровень зарплаты, достойные условия труда, стабильность материального благополучия граждан и гарантия высокой пенсии. Эти темы интересуют более половины населения. Следующими по степени важности оказались вопросы повышения налогов, «зеленой» энергетики и будущего евро. Тут канцлеру в каком-то смысле приходится легче, чем другим кандидатам: на публичных дискуссиях она постоянно напоминает, что за время ее руководства страной безработица сократилась, а Германия меньше других европейских стран пострадала от экономического кризиса. Кроме того, Меркель явно угодила немцам тем, что категорически отказалась от военного вмешательства в сирийский конфликт. Это не значит, что ФРГ не будет поддерживать своих союзников, если они решатся на такой шаг, но по крайней мере немецких солдат в Сирию никто отправлять не собирается.

В нынешних условиях оппозиция пытается сделать поводом для обсуждения практически любое заявление Меркель: партии явно пытаются набрать себе очки за счет промахов действующей власти. Так, «пираты» выстроили часть предвыборной кампании на словах Меркель, произнесенных в контексте скандала со слежкой американских спецслужб. В частности, Пиратская партия ухватилась за заявление канцлера о том, что интернет для нее «белое пятно»: в Сети были размещены баннеры с утверждением, что человек, для которого интернет до сих пор является «белым пятном», не должен определять будущее Германии.

Порцию критики вызвало посещение Ангелой Меркель бывшего концлагеря в Дахау — она стала первым канцлером, приехавшим туда с визитом. Ее политических оппонентов возмутило, что сделано это было в рамках предвыборной кампании, а после посещения мемориального комплекса Меркель отправилась на праздничную встречу со своими баварскими партнерами по правящему блоку из Христианско-социального союза. Больше всех на этот раз негодовали «Зеленые», назвавшие подобное сочетание мероприятий «безвкусным и невозможным».

Недавно Меркель дала новый повод для обсуждений. Отвечая на вопросы граждан в рамках предвыборной кампании, она выступила против того, чтобы разрешить гомосексуальным парам усыновлять детей. При этом Меркель уточнила, что к подобным нововведениям может привести само развитие общества, но лично она подавать соответствующий законопроект не будет, поскольку не уверена, что это пойдет на пользу детям. Возмущаться тут пришла очередь социал-демократов, которые не упустили возможность привлечь на свою сторону немецких геев и лесбиянок. Очевидно, что теперь гомосексуалы в Германии вряд ли выступят в поддержку Меркель и ХДС. А еще недавно такая вероятность была — ведь правительство поддержало решение Конституционного суда о равноправии гомо- и гетеросексуальных пар в отношении налогообложения и других социальных льгот. Однако, ответив на вопрос об усыновлении детей иначе, Меркель могла бы потерять гораздо больше, а именно — многих своих верных сторонников, консервативных в отношении семейных ценностей.

Иногда в том, что Меркель теряет политические очки, виноваты ее же главные партнеры. Баварский ХСС в предвыборный период отличился предложением ввести пошлину для иностранцев на пользование автобанами. Меркель уже высказала свое категорическое «нет», но лидер ХСС Хорст Зеехофер продолжает настаивать на своем. Таким образом он вроде бы пытается выставить себя защитником немецких налогоплательщиков, которым, по его мнению, приходится брать на себя все расходы на поддержание инфраструктуры. Однако помимо обвинений в дискриминации эта инициатива наталкивается и на простые расчеты. Во-первых, иностранцы составляют немногим более пяти процентов всех автомобилистов, пользующихся немецкими автобанами. Во-вторых, они покупают бензин в Германии, чем (благодаря входящему в его стоимость налогу на нефть) оплачивают свое пользование немецкой инфраструктурой на 195 процентов.

Другой коалиционный партнер ХДС — либеральная Свободная демократическая партия — вообще в последнее время еле держится на плаву и больше похожа на балласт. Ее позиции настолько нестабильны, что возникают сомнения, наберет ли она необходимые пять процентов для попадания в бундестаг. Кроме того, склонность ее представителей провоцировать публичные споры с партнерами по правящему блоку ставит под сомнение сам факт ее пользы для коалиции. В частности, СвДП выступает за отмену налога солидарности, который платят все федеральные земли для выравнивания экономического развития Восточной и Западной Германии. ХДС же в свою очередь четко дает понять, что менять ничего не собирается.

На днях министр экономики и лидер либералов Филипп Рёслер попал в заголовки газет благодаря своему интервью берлинскому левому изданию die tageszeitung, которое вышло с пропусками вместо его ответов. Рёслер ответил на все вопросы журналистов, однако его пресс-служба не разрешила печатать интервью, посчитав его слишком однобоким. Правда, в этом конфликте поддержка публики все же оказалась на стороне пресс-службы политика: вопросы журналистов сводились к тому, каково Рёслеру, будучи вьетнамцем по происхождению, жить в Германии, где его внешность отличается от большинства.

Другой скандал, в центре которого оказались либералы, был связан с предвыборным роликом: выяснилось, что партия использовала кадры с теми же людьми, которых сняли для агитационных материалов правой Национал-демократической партии Германии. Обе партии использовали одну и ту же картину идиллической семейной жизни: супружеская пара и двое детей едут на велосипедах по залитой солнцем аллее. Правда, пострадала и НДПГ, которая агитирует против притока иностранцев — оказалось, что видео счастливого семейства снимала словенская компания.

Главному конкуренту правящей коалиции Меркель — социал-демократам и их кандидату в канцлеры Перу Штайнбрюку — предстоит бороться в первую очередь с популярностью нынешнего главы правительства. Собственно, это ярко демонстрирует их предвыборная кампания: на части плакатов изображены не лидеры социал-демократов, а Меркель и ее соратники, чьи фотографии сопровождаются критическими замечаниями. Насколько успешна такая тактика, пока сложно сказать.

Несмотря на то что СДПГ и «Зеленые» открещиваются от коалиции с «Левыми», на самом деле их предвыборные программы не так уж кардинально отличаются друг от друга. Социал-демократы и «Левые» делают ставку на средний класс, недовольный крупным бизнесом, на потребности молодых семей с детьми и пенсионеров, а также на рабочих, требующих ввести минимальную зарплату.

Однако в том, что касается немецкой внешней политики, «Левые» все еще предельно радикальны: они требуют отказа от любых военных действий за пределами своей страны и прекращения экспорта вооружений. Кроме того, «Левые» выступают категорически против политики правящей коалиции в отношении Греции: больше всего их возмущает, что помощь оказывается банкам, то есть держателям крупного капитала. И «Зеленые», и социал-демократы не столь категоричны по отношению к нынешнему внешнеполитическому курсу.

Правда, «Зеленые», выступающие не только за защиту экологии, но и, например, за прием в Германии сирийских беженцев, уже успели сильно испортить себе репутацию. Их рейтинг за две недели до выборов упал до рекордно низкого для этой партии показателя и составляет меньше десяти процентов. Предложение «Зеленых» ввести в Германии «вегетарианский день» и раз в неделю отказываться от подачи в общественных столовых мяса вызвало только насмешки и дало Меркель повод поиздеваться над несерьезностью предложений своих конкурентов. Помимо этого, в отличие от канцлера и ее соратников, которые предлагают снижать налоги для населения, «Зеленые» выступают за повышение сборов с богатых граждан. Состоятельным немцам их инициатива грозит потерей примерно 500 евро в год. Если учесть, что партию поддерживают в основном как раз-таки небедные люди, росту рейтинга такая тактика явно не способствует.

Среди небольших партий, которые едва ли вообще имеют шансы пройти в парламент, выделяются, пожалуй, три: Пиратская, партия противников евро «Альтернатива для Германии» и НДПГ. Если первая в минувшем году ставила рекорды по рейтингам и обгоняла «Зеленых» по популярности, то теперь она едва набирает три процента. Другие две, в общем-то, имеют сходный электорат: за недавно сформированную «Альтернативу для Германии» будут голосовать правые избиратели, для которых национал-демократы — слишком радикальный выбор. Обе партии возмущаются, что деньги немецких налогоплательщиков утекают в Грецию, и требуют сокращения масштабов иммиграции. Впрочем, некоторые эксперты считают, что «Альтернатива для Германии» может привлечь голоса людей из самых разных политических лагерей, по той или иной причине разочаровавшихся в своих бывших лидерах.

В целом складывается впечатление, что голосование в Германии будет проходить по принципу «Если не Меркель, то кто?». Альтернативных претендентов на пост канцлера, способных потягаться с ее популярностью, пока не появилось. Поэтому не исключено, что именно Меркель станет тем фактором, который заставит избирателей проголосовать за блок ХДС/ХСС: выбирать канцлера предстоит именно депутатам, а не простым гражданам.