«К чертовой бабушке посланы надежды на сильную руку»

Гая из «Детей Picasso» — о том, как покорить Европу

На этой неделе в России впервые выступит Wattican Punk Ballet — дуэт Гаи Арутюнян и ее брата Карэна, основателей славной московской группы «Дети Picasso», уже несколько лет живущих и работающих в Будапеште. Новое семейное предприятие Арутюнянов, промышляющее хулиганским англоязычным инди, уже обзавелось определенным статусом в Европе, прежде чем решиться навестить родные пенаты и представить российским слушателям свой первый альбом «Playground». Накануне гастролей «Лента.ру» расспросила Гаю Арутюнян о преимуществах жизни музыканта за рубежом, политизированности и прямолинейности панка и любви к игре на барабанах.

«Лента.ру»: «Дети» давно уже повзрослели, но внезапно перешли от изысканного арт-рока к прямолинейному и простодушному панку. Чем вызвана такая метаморфоза? Зачастую творцы движутся от простого к сложному (хотя, конечно, всегда есть обратные примеры и исключения из правил).

Гая Арутюнян: Поверьте, нет ничего сложнее, чем в рамках дуэта прозвучать как настоящий, большой, мощный рок-коллектив! Это сверхзадача для музыкантов, никогда не стремившихся к минимализму. Некоторые группы в составе 5-7 человек умудряются звучать как кошачий понос. Когда мы разогревали бельгийскую группу dEUS в Будапеште, музыканты dEUS выглядывали из-за кулис убедиться, что на сцене нас всего лишь двое. Притом мы не используем плэйбэков, все звучит вживую. Творческий процесс расширился с сочинения и аранжировки трека до поиска нужного объема звука, поиска формулы звука. К тому же мы меняемся с братом инструментами! 3агляните на наш концерт, дым повалит из ушей! Простодушным это действие никак не назовешь.

Вы отказались от русского и армянского в пользу английского, да и вообще стали звучать более мейнстримово что ли. Не стоит ли за этим расчетливое желание оседлать волну ради коммерческого успеха?

Английский — это хороший выбор для группы, базирующейся в центре Европы, не правда ли? Это вопрос контекста, уместности и контакта... Ради коммерческого успеха нам стоило бы сохранить группу «Дети Picasso», набрав сессионых музыкантов, потому что «Дети» взлетели в Европе за пару лет невероятно! Мы выступали на очень значимых фестивалях и играли сольные концерты в Англии, Австрии, Германии, Франции, Норвегии, Италии, странах Бенилюкса и так далее. Наши концерты транслировались по федеральным каналам в прайм-тайм! У этого проекта было имя и настоящий успех, и вкус этого успеха мы успели распробовать, но так случилось, что наши музыканты разъехались по разным странам и к тому же оказались совершенно незаменимыми, поэтому проект временно заморожен.

А Wattican Punk Ballet — это своего рода гол в свои ворота и рискованный шаг, тут говорить о попытке оседлать коммерческую волну не совсем уместно. И вообще, если бы мы умели действовать рационально, давно бы уже стали мировыми звездами! Словом, пересесть за установку и начать новый проект только вдвоем с братом было экстремальным, но единственно возможным решением, чтобы продолжать делать то, что будоражит нас самих.

Еще одно интересное преображение: Гая неожиданно оказалась залихватской барабанщицей. Как так вышло? Тяжело ли далось обучение игре на ударных?

Барабаны — это волшебный инструмент, у меня чувство, что не я играю на них, а они играют на мне! Это тотальное единение с инструментом невозможно описать! Это страсть! В игре на барабанах один из ключевых моментов — это раскоординация и время. С первым у меня обстоит неплохо — много ли вы знаете барабанщиков, которые поют? Пальцев на одной руке будет слишком много, чтобы пересчитать. Я занималась с несколькими преподами и ходила в Будапештскую школу ударных инструментов. Но моим главным учителем остается мой брат, ему поставил руки и удар еще в Москве прекрасный учитель Сергей Александрович Смольянинов. А недавно у нас гостил пару дней барабанщик Шакиры и дал мне важный урок. Он показал самое простое, что может быть в темпе 50 ударов в минуту, и сказал, что ровно 25 лет он сам делает это упражнение каждый день! Так что у меня все впереди.


Дебютный клип Wattican Punk Ballet «Little Girl», премьера которого состоялась на «Ленте.ру».

Насколько можно судить, ваш панк-оркестрик уже успел прогреметь в Европе. Расскажите о ваших зарубежных успехах — какие территории удалось захватить?

Да, туры — это самое яркое время! В составе дуэта мы играли более чем в 25 странах. Нам весело ездить маленьким составом на красном автомобильчике, который ведет интеллектуальный панк-полиглот, не поменявший убеждений с семидесятых. С нами ездит наш официальный фотограф — англичанин, который все документирует, и наш бессменный турменеджер, который, помимо всего прочего, отвечает за диджей-сеты до и после наших концертов, а также снимает тур-видео каждой нашей остановки. Осенью нам предстоит очередной заезд в Германию, Австрию и почти во все страны Восточной Европы.

Варясь фактически в эпицентре европейской культуры, чувствуете ли вы тенденции и направления движения современной популярной и независимой музыки? Куда все катится и интересно ли там?

Очень интересно, все иначе, чем в России. 3десь бесконечно много возможностей заниматься музыкой. Огромное количество фестивалей и площадок, дотаций, поддерживающих независимую музыку, — но другие правила игры. Например, роль телевидения в сравнении с Россией минимальная. Отбор жестче и нет таких понятий, например, как корпоратив и эстрада. Пробиться из одной европейской страны в другую не так просто. Например, далеко не каждой популярной немецкой группе удается играть в соседней Франции, и наоборот. Рынки очень закрытые и открываются только чему-то уникальному и самобытному. Клубы и промоутеры уже не берутся за большие риски. Все сводится к самоменеджменту, очевидна тенденция к DIY-решениям и полной независимости. К чертовой бабушке посланы все надежды на чью-то сильную руку. У нас было соглашение с немецким агентством, которое занималось Лидией Ланч, группами Laibach, Tuxedomoon, Suicide. В результате за целый год они не организовали ни одного выступления — вот и мечтай после этого о всемогущих дядечках — продюсерах и шоколадных фабриках — рекорд-лейблах!

Если же говорить об общих тенденциях, то когда нет мощного самобытного явления, какими были панк, диско, стоун-рок и тому подробное, то все катится назад в прошлое, в олдскул разной степени. Конечно, существует локальный кипеш. Например, Англия сидит на 1980-х, Скандинавия — на 1970-х, Германия — на 1990-х. Печально, что юное поколение стремится к электронике. Модный диджей — вот, кто факин герой среднестатистического тинейджера! Не хочу и думать, что диджеи и электронное музло вытеснят живую музыку! С другой стороны, когда появилось кино, все решили, что театр вот-вот умрет, когда появилась фотография, все решили, что настала смерть живописи. Время покажет.

Следите ли вы за российской сценой? Кто, на ваш отстраненный взгляд, смотрится перспективнее других?

Меня интересует все, что первично, а что вторично — не интересует. Музыканты питаются из одного источника, варятся в очень тесном котле, поэтому слишком похожи друг на друга. В России гигантский рынок, на который можно работать всю жизнь и довольствоваться этим — огромная страна! Когда мне было 10 лет, я видела по телеку эстрадные концерты с Кобзоном, Пугачевой, Леонтьевым и так далее. Но когда мне было 20, а потом 30, то те же лица были на экранах — с тем только отличием, что теперь их клоны, дети, пассии тоже выходят на сцену! Кошмар. То же и с русским роком. «Чайф», ДДТ, «Алиса»... О какой перспективе мы говорим? Эти бизоны оккупировали, зацементировали свои территории намертво, и пробиться молодому ростку не представляется возможным.

А на многих европейских фестах, например, есть неписаное правило: группа не может выступать на одном и том же мероприятии два года подряд! И есть специальные сцены для начинающих интересных проектов. Мы следим, но пока никто из новых исполнителей не возбуждает воображение. А так мы по сей день с большим интересом следим за тем, что делают группы «Ленинград», «Даха Браха», НОМ, Леня Федоров, Вова Волков и так далее.


Лучший трек с первой пластинки Wattican Punk Ballet «Playground». Весь альбом можно послушать здесь.

Чего вы ожидаете от родины? Представляете ли вы, насколько сейчас изменилась Москва?

Мы родились в Первой Градской на Ленинском, в школу ходили на Шаболовку, учились — я в МАрхИ на Кузнецком, а Карыч в МГЭИ на Октябрьской, музицировали в студии на Большой Полянке, гуляли и тусили в 3амоскворечье и на Чистых прудах, на свидания бегали на Патрики и Рождественский бульвар, жили всегда в центре, из наших окон был виден красивейший изгиб Москвы-реки. Мы обожаем Москву и помним ее настоящей. А сейчас нам друзья рассказывают, что теперь это Москвабад... Думаю, это участь мегаполиса! Я была поражена количеством иммигрантов в Осло, Лондоне и Берлине — Берлин вообще называют столицей Турции, так что, наверное, это необратимые процессы во всем мире.

Мне, московской армянке, живущей в Будапеште, кажется ужаснее и страшнее то, что походя, украдкой сносятся памятники архитектуры, уничтожается великая русская культура. Совсем недавно снесли очередной особняк XIX века — дом купца Яковлева на Пятницкой — чтобы построить элитное жилье! Мало того, сколько разрушили за годы советской власти! Бедная Москва, надеемся узнать ее родные переулки!

Панк-рок всегда был политизированным. Можете ли вы представить себя в рядах какой-либо оппозиции, вкладывая ее лозунги в свои произведения?

Да вы что! Конечно нет! Мы глубоко уверены, что участие в любых политических играх — это подстава. Как ни крути, всегда окажешься в обманутых дураках. Отвратительно, когда за твои ниточки дергают кукловоды, твари, манипуляторы! Так что у нас собственные лозунги. Свобода — это то, что у тебя внутри, как сказал классик.

Что все-таки происходит с «Детьми Picasso»? Группа окончательно распущена или в будущем можно ожидать ее возвращения?

Все мы в руках бога. Посмотрим. Еще недавно я бы рассмеялась, если бы мне сказали, что я буду играть на ударной установке и жить в Европе. Сейчас группа спит сладким сном. Но эта группа дала нам очень многое, вывела нас на новую тропинку.

Дебютные российские концерты Wattican Punk Ballet состоятся 19 сентября в московском клубе «16 тонн» и 20 сентября в петербургском клубе «Da:Da».

Культура00:0514 декабря

Кто обитает на дне океана

Кино недели: «Аквамен», спин-офф «Трансформеров» и угнетенные крестьяне