Не только почитать, но и посмотреть — в нашем Instagram
Новости партнеров

Охота к перемене мест

Борьба за новую Мосгордуму развернется в одномандатных округах

Единый день голосования — 2013
Фото: Константин Чалабов / РИА Новости

Российское избирательное законодательство вновь перекраивается. На минувшей неделе Государственная Дума приняла в первом чтении законопроект, согласно которому 75 процентов состава региональных и муниципальных парламентов будут составлять одномандатники; остальная часть будет формироваться по пропорциональной системе, то есть по итогам соревнования партий. «Единая Россия» фактически перекраивает законы под себя, утверждает парламентская оппозиция. Этот тезис трудно опровергнуть: на протяжении последнего десятилетия «Единая Россия» выигрывала почти во всех одномандатных округах на выборах любых уровней. «Лента.ру» анализирует, чем новый порядок выборов — в случае его принятия — обернется для Москвы, чьи жители избирают городскую думу в сентябре 2014 года.

Увеличение числа одномандатников в региональных парламентах и муниципальных собраниях депутатов разработчик законопроекта сенатор-единорос из Красноярского края Андрей Клишас и его соратники по «партии власти» объясняют необходимостью «дальнейшей демократизации политической системы России». Такова первая строчка пояснительной записки к законопроекту, одобренному в первом чтении 11 сентября 2013 года голосами всех без исключения единоросов и четырех депутатов, в начале созыва исключенных из партии «Справедливая Россия». Предполагается, что новые правила выборов «позволят привлечь к региональной и муниципальной политической деятельности новых и эффективных лидеров местного общественного мнения, реальных представителей своих территорий».

Российская политическая система, рассуждают сторонники законопроекта, и так продемонстрировала «признаки укрепления» ― за счет либерализации партийного законодательства, которая позволила всем желающим зарегистрировать собственную партию. Последний единый день голосования, 8 сентября 2013 года, лишь подтвердил, по мнению единоросов, что население не изменило своим запросам — и голосует, прежде всего, за четыре партии, заседающие в Госдуме. Так что задача «повышения узнаваемости политических партий» достигнута, и теперь якобы пришло время вновь трансформировать закон. С тем, чтобы сделать депутата и избравшее его население еще ближе друг к другу. Именно таким образом наступит новая эпоха «персонализации политики».

Реформа как контрреформа

Проект Клишаса едва ли не полностью отменяет реформу избирательного законодательства, проведенную в 2002 году и поддержанную всем думским составом «Единой России». Тогда с подачи фракций «Союза правых сил» и Аграрной партии обязательной стала норма, согласно которой не менее половины депутатов регионального парламента должны избираться на пропорциональной основе.

Изначальная инициатива заседавших в то время в Госдуме либерала Бориса Надеждина и агрария Игоря Игошина была гораздо скромнее ― они предлагали выбирать по партийным спискам только 15 процентов от состава региональных парламентов и только в тех субъектах Федерации, чье население превышает миллион человек. Из Кремля на инициативу поступило добро ― президентская администрация усмотрела в этом нововведении еще один способ ограничить власть губернаторов на местах, которые фактически единолично определяли поименный состав тех, кто шел на выборы в качестве одномандатников. В итоге Дума решила увеличить представительство партийцев не менее чем до половины всего состава заксобраний. Эта реформа вызвала беспокойство на региональном уровне, Совет Федерации даже зарубил первый вариант законопроекта, настояв на том, чтобы смешанная система не вводилась в тех субъектах, где зарегистрированы менее трех региональных отделений партий.

Предшественник Владимира Чурова на посту председателя ЦИКа Александр Вешняков самолично отправился по регионам, доводя до сведения губернаторов высшую волю. Расширение партийного представительства, говорил он тогда, закладывает «более здоровую основу всего будущего избирательного процесса и политической системы страны». Последней на эту смешанную систему всего пять лет назад, в октябре 2008 года, перешел Совет народных депутатов Кемеровской области.

Реформа десятилетней давности принималась еще в условиях партийно-политического многообразия ― в России были зарегистрированы более 40 федеральных партий, в выборах могли участвовать и общественные объединения (хоть и только в союзе с партиями), а на региональных выборах были разрешены избирательные блоки. Говорить о выстроенной властной вертикали тогда не приходилось. Весной 2003 года журналисты предрекали «Единой России» поражение на зимних выборах в Госдуму ― рейтинг «партии власти» составлял скромные 20-25 процентов, а в регионах царила вольница. На выборах в октябре 2004 года в Сахалинской области лидировал блок «Наша Родина ― Сахалин и Курилы», а в марте 2005-го в Приамурье блок «Мы ― за развитие Амурской области!» обгонял на процент «Единую Россию»; в Красноярском крае конкурировали сразу три «партии власти» ― губернатора, мэра Красноярска и, на всякий случай, местных финансовых элит.

Однако в последующие годы федеральным центром был взят курс, который либеральные эксперты называют «порчей избирательного законодательства». Избирательные блоки сначала запретили на региональном уровне, затем такой же запрет был принят для выборов Госдумы. Заградительный барьер для партий в регионах с первоначальных пяти процентов потихоньку вырос до семи процентов (опять же, как на выборах в федеральный парламент), а кое-где — например, в Москве — составил и все 10 процентов. К началу 2010-х в разы сократилось и количество зарегистрированных политических партий: в выборах в Госдуму в 2011 году участвовали всего семь зарегистрированных партий: парламентская «четверка» ― «Единая Россия», «Справедливая Россия», КПРФ, ЛДПР; «Патриоты России», «Правое дело» и «Яблоко».

На местах прописанное в законе «не менее половины» означало полный переход на пропорциональную систему — ту, по которой с 2007 года стала выбираться Госдума. Отказаться от одномандатников помимо прочих решили власти Петербурга, Московской области, Дагестана, Калмыкии и Ингушетии.

Там, где одномандатники все же сохранились, разбивка региональных парламентов надвое вынудила законодателей вдвое увеличить размеры избирательных округов. Например, в Якутии это привело к тому, что площадь некоторых одномандатных округов стала превышать площадь крупных европейских стран. Возможности ведения предвыборной агитации в таких условиях, да еще и при весьма ограниченном фонде избирательной кампании были сведены к нулю.

В марте 2011-го смешанная и даже полностью пропорциональная система были допущены для использования и на местных выборах, даже в представительные органы с численностью менее 20 депутатов. Конституционный суд, правда, потом уточнил эти нормы, указав, что распространение смешанной системы все же имеет свои пределы ― по одномандатным и многомандатным округам следует избирать представительные органы поселений с числом жителей менее трех тысяч человек, или там, где в этих органах заседают менее 15 депутатов.

Партия большинства

Нынешнее возвращение на политическую сцену одномандатников подается как «очередное улучшение» избирательной системы. Мосгордума уже отрапортовала, что сократит число депутатов, избираемых по партийным спискам, до минимально оговоренной в законопроекте планки в 25 процентов. «У нас в новом созыве будет 45 депутатов. Если мы все же примем новую схему, то 33 будут избираться по одномандатным округам, и 12 ― по спискам», ― заявил РИА Новости в четверг, 19 сентября, глава комиссии Мосгордумы по законодательству Александр Семенников.

В регионах готовы пойти дальше — 25-процентная норма партсписочников в предложении Клишаса не устроила главу екатеринбургского горизбиркома Илью Захарова. Он заявил, что будет настаивать на том, чтобы депутаты гордумы выбиралась исключительно по мажоритарной системе, поскольку смешанная система выборов «слишком неудобная и для избирателей, и для комиссий».

Для кого она удобна — понятно. Увеличение доли одномандатников в региональных парламентах вряд ли устроит кого-то, кроме «Единой России»: в Госдуме все три фракции парламентской оппозиции солидарно голосовали против законопроекта. Им есть что терять ― за последнее десятилетие выборы любого уровня в одномандатных округах в подавляющем большинстве выигрывали представители «партии власти».

Примеров, позволивших власти сохранить абсолютное большинство даже при очевидном проигрыше при голосовании по партийным спискам, великое множество. В декабре 2011 года на выборах Московской областной думы «Единая Россия» по партийному списку получила всего девять мест из 25-ти, но преимущество в одномандатных округах, где ее представители взяли 20 мест из 25-ти, позволили ей сохранить в региональном парламенте большинство. В октябре прошлого года такая же ситуация сложилась на выборах муниципалитета Ярославля, на которых «Единая Россия» получила 40,8 процента голосов. К полученным по партийным спискам девяти мандатам (из 19-ти) она добавила еще 16 одномандатников, сформировав фракцию из 25-ти человек в 38-местном городском парламенте.

На выборах в Мосгордуму в 2005 году ситуация была аналогичной. Тогда по партийным спискам избирались целых 20 депутатов, а одномандатников было 15. Все мажоритарные округа тогда забрала «Единая Россия», а по спискам в столичный парламент прошли также коммунисты и один-единственный раз объединившиеся «Яблоко» и СПС. В итоге «партия власти», набравшая 47,25 процента голосов, контролировала 80 процентов мандатов (28), коммунисты довольствовались четырьмя, а «объединенные демократы» ― тремя портфелями. Правда, демократов скоро ждало очередное разочарование ― лидер их списка, СПСовец Иван Новицкий вскоре вступил во фракцию «Единой России».

Не исключением были и последние выборы в Мосгордуму в 2009 году. Тогда семипроцентный барьер преодолели только две партии — «Единая Россия», получившая рекордные в столице 66,25 процента голосов, и КПРФ с 13,3 процента. По партийным спискам единоросы получили 15 мест в парламенте, оставшиеся три отошли сторонникам Геннадия Зюганова. Во всех же 17-ти одномандатных округах победили единоросы. К официальным результатам тех выборов много вопросов. Были зафиксированы статистические аномалии, которые позволили ряду экспертов говорить о тотальной фальсификации итогов голосования, как минимум, на двух третях участков. В суде результаты опротестованы не были за редкими, впрочем, исключениями ― пересчета голосов, например, добился лидер партии «Яблоко» Сергей Митрохин, не нашедший на участке, где он голосовал вместе с семьей, ни одного бюллетеня за свою партию.

После серии «больших митингов» зимой 2011-2012 года политическая жизнь несколько оживилась. На выборах мэра Екатеринбурга победил оппозиционер Евгений Ройзман, большинство в гордуме Красноярска досталось сторонникам «авторитетного бизнесмена» Анатолия Быкова, в Москве рекордные 27,24 процента получил Алексей Навальный. Единственным регионом, в котором в последний единый день голосования 8 сентября всех одномандатников собрала «Единая Россия», оказалась Владимирская область. Но в среднем по итогам выборов заксобраний в 16 регионах «партия власти» одержала победу почти в девяти из десяти одномандатных округов (точнее ― в 86,79 процента округов, подробнее с цифрами можно ознакомиться тут).

Если взять эти цифры и перенести их на выборы в Мосгордуму в сентябре 2014 года, то это означало бы, что «Единая Россия» получает 29 мест депутатов-одномандатников из 33-х. Возможно, это тот результат, к которому «партия власти» и стремится.

Лук нарезать, яблоки пошинковать

Нарезка столичной территории на 33 избирательных округа фактически повторит ситуацию 2001 года, когда выборы проходили полностью на мажоритарной основе, и город был разделен на 35 избирательных округов.

Тогда при их нарезке московские депутаты (как будет выглядеть избирательная карта столицы, по закону решают именно они — на основании предложений Мосгоризбиркома) скорректировали границы 28-ми из 35-ти округов, которые были определены перед выборами 1997 года. Тогда «Единой России» еще не существовало, зато административный ресурс в лице мэра Юрия Лужкова присутствовал во всей красе. «Партия власти» фактически была представлена на выборах «списком Лужкова» ― «Единым списком кандидатов в депутаты Московской городской думы», подписи под которым поставили Лужков, как сопредседатель «Отечества», лидер СПС Борис Немцов, один из руководителей «Единства» Сергей Шойгу и лидер «Яблока» Григорий Явлинский.

По соглашению между политическими силами, по семь кандидатов выдвигали «Единство», «Отечество» и СПС; «Яблоку» доставалось четыре округа. Еще десять были закреплены за близкими к мэрии самовыдвиженцами. Договоренности с либеральными партиями, правда, были соблюдены не полностью: среди кандидатов от «Яблока» была Валентина Присяжнюк, которую партия отказалась поддерживать.

В 33-х из 35-ти округов победили кандидаты единого списка ― только в 13-м (поселок Восточный, Гольяново, Северное Измайлово и часть Измайлова) победил действующий депутат-самовыдвиженец Виталий Ковалевский, а в 30-м (Можайский район, Очаково-Матвеевское и Проспект Вернадского) ― поддержанный «Единством» Александр Тарнавский. При этом отрыв лояльных Лужкову кандидатов от их конкурентов был не таким уж большим; в 11-ти округах они победили, собрав большинство голосов. Среди лужковских кандидатов был и спикер Мосгордумы Владимир Платонов, шедший на выборы по квоте СПС. Он почти с трехкратным отрывом опередил лидера «Трудовой России» Виктора Анпилова в 29-м округе (поселок Внуково, Ново-Переделкино, Солнцево и Тропарево-Никулино).

В 2005 году «Единая Россия» на московские выборы шла уже отдельно, при этом ее результаты оказались скромнее «лужковцев». Единоросы победили во всех 15-ти округах, но только в четырех набрали более 50 процентов голосов. На этих выборах проявила себя московская электоральная география: начиная с выборов президента в 2000 году эксперты отмечают очевидное тяготение зажиточных районов с высокообразованным населением центра, запада и юго-запада Москвы к антисистемным кандидатам, причем скорее либеральным, чем коммунистическим.

Восемь лет назад бессменный спикер Мосгордумы Владимир Платонов баллотировался по 13-му округу, который объединил как определенно провластные периферийные столичные районы Внуково, Солнцево и Ново-Переделкино, так и фрондирующие Проспект Вернадского, Раменки, Тропарево-Никулино, Ломоносовский и, в первую очередь, Гагаринский. По итогам выборов Платонов набрал скромные 37,83 процента голосов, четвертый результат снизу среди однопартийцев. Конкуренцию в округе ему составили коммунист Николай Губенко (он получил 27,94 процента голосов) и лидер «Молодежного Яблока» 22-летний Илья Яшин (14,17 процента голосов).

Либеральная оппозиция в 2005-м сосредоточилась на выборах по партийным спискам и выставила помимо Яшина лишь троих кандидатов в мажоритарных округах ― действующих столичных депутатов Мосгордумы Ивана Новицкого и Дмитрия Катаева, а также депутата Мосгордумы второго созыва Юрия Загребного; все они проиграли.

На выборах 2009 года картина поменялась кардинально ― до выборов в одномандатных округах не был допущен практически ни один представитель либералов, это коснулось как состоявших тогда в «Солидарности» Владимира Милова, Ивана Старикова и Ильи Яшина, так и выходцев из лояльной Кремлю партии «Правое дело» ― Бориса Надеждина и Игоря Трунова. В итоге единоросы выиграли везде и с разгромным преимуществом: трое из них пробили 70-процентный потолок, остальные — за единственным исключением — набрали больше 50-ти процентов голосов. Этим исключением опять стал Владимир Платонов, набравший в своем 14-м округе 48,84 процента голосов.

Злую шутку с Платоновым опять сыграла электоральная география ― его округ охватывал восемь едва ли не самых нелояльных районов Москвы, от Дорогомилова и Раменок до Академического, Ломоносовского и ― опять же ― Гагаринского. Именно Гагаринский стал четыре года спустя единственным районом, который отдал победу на выборах мэра Москвы не Сергею Собянину, а оппозиционеру Алексею Навальному. Там он набрал 38,53 процента голосов против 37,30 у своего главного соперника.

Отсутствие в гонке в одномандатных округах оппозиционеров ― или по воле самих либеральных партий, как в 2005 году, или за счет прямого вмешательства избирательных комиссий, как в 2009 ― в конечном итоге и предопределило тотальную победу «Единой России» в обеих кампаниях.

* * *

Численность избирателей в Москве, подсчитанная МГИКом на 1 июля, ― 7 176 568 человек. Зафиксированная по итогам мэрских выборов ― 7 250 879. Соответственно, средний избирательный округ, исходя из их общего числа в 33 и актуальных данных, должен будет иметь численность примерно в 217-219 тысяч избирателей. Разброс по численности избирателей в округах, согласно статье 12 Избирательного кодекса Москвы, не должен превышать 10 процентов. При этом оговаривается, что если для образования такого избирательного округа потребуется членить существующие муниципальные единицы, то возможно сделать поправку и разрешить превышение численности или ее недобор в рамках 20 процентов от среднегородского.

Кодекс также включает в себя другое ограничение ― избирательный округ не может быть образован из территорий, не имеющих общих границ, за исключением анклавов ― территорий, со всех сторон окруженных Московской областью.

После внушительного выступления в Москве на президентских выборах 2012 года Михаила Прохорова (по городу он набрал 20,45 процента голосов) и выдающегося результата на мэрских выборах Навального полтора года спустя можно говорить, что в столице сложилась новая ситуация. Столичные районы четко разделились на оппозиционные и лояльные по отношению к действующей власти. Это вполне понимают нынешние оппозиционеры: три либеральных партии, зарегистрированная РПР-ПАРНАС, и две еще не имеющих легального статуса, «Народный альянс» Навального и «Партия 5 декабря» Сергея Давидиса и Дениса Билунова, уже заявили, что представят на выборах объединенный список кандидатов в одномандатных округах. Желание пойти по одномандатному округу выказывал и лидер «Гражданской платформы» Михаил Прохоров. Партия «Яблоко» говорит о необходимости создания «широкой демократической и гражданской коалиции» на выборах. Пока все участники идущих сейчас между демократическими партиями переговоров сходятся на необходимости проведения праймериз, которые определят наиболее перспективных кандидатов.

Для того, чтобы договориться, у оппозиционеров остается без малого год ― если законодатели вновь не поменяют правила, Мосгордуму будут избирать в единый день голосования 13 сентября 2014 года. Окончательная нарезка избирательных округов должна быть утверждена Мосгордумой не позднее чем за 20 дней до истечения срока назначения выборов, который приходится на 5-15 июня 2014 года. Но Мосгоризбирком обещает определиться с этим вопросом уже к декабрю этого года. От его решения зависит, будут ли «прогрессивные» московские районы объединены в одни округа с консервативными спальными окраинами, или же оппозиционеры получат фору в виде нескольких нелояльных округов в центре и на юго-западе столицы.

Россия00:02Сегодня
Паша Лапушкин

Стеклянный мальчик

Девятилетнего Пашу Лапушкина спасет срочная операция. Нужна ваша помощь