Чтобы не мутил воду

Популярный китайский политик Бо Силай приговорен к пожизненному заключению

Бо Силай во время оглашения приговора
Фото: AP

Суд в Китае приговорил к пожизненному заключению одного из самых популярных политиков страны Бо Силая. Процесс над ним уже назвали крупнейшим политическим скандалом в КНР за последние несколько десятилетий. Несмотря на то что приговор оказался неожиданно жестким, аналитики сочли его логичным: отправив Бо Силая за решетку, власти обеспечили себе очередной цикл стабильного правления.

Приговор бывшему секретарю комитета Компартии Китая в городе Чунцин Бо Силаю был вынесен по итогам пятидневных слушаний, которые завершились еще в августе. Слушаниям предшествовало куда более протяженное по времени разбирательство: о том, что против функционера возбудили уголовное дело, стало известно еще в октябре 2012 года. Партийных же постов Бо Силай лишился еще раньше — в марте 2012-го. О том, что в стране назревает беспрецедентно громкий скандал, специалисты заговорили еще тогда.

Поводов для подобных прогнозов было по меньшей мере два. Во-первых, у подозреваемого был слишком высокий статус. Бо Силай, сын сподвижника самого Мао Цзэдуна Бо Ибо, возглавлял самый большой город в мире и пользовался у его жителей огромной популярностью. Он также был членом Политбюро ЦК КПК — одного из высших органов государственной власти в Китае — и, как ожидалось, в скором времени должен был войти в состав Постоянного комитета Политбюро, в котором заседают председатель КНР и премьер Госсовета. Если учесть, что власть в Китае считается коллегиальной, участие в этом комитете означает причастность функционера к непосредственному управлению страной.

Во-вторых, обозревателей не могло не насторожить то, что снятие Бо Силая с партийных постов произошло в преддверии очередной смены власти: на осень 2012 года был запланирован 18-й съезд Компартии, на котором делегатам предстояло выбрать новое поколение руководителей, в том числе председателя КНР и членов Постоянного комитета. Ситуацию усугубляло то, что, в отличие от предыдущих циклов, на сей раз заранее проработанного сценария у властей не было и состав нового правительства целиком зависел от того, как пройдут закрытые от внешнего мира переговоры между фракциями внутри Компартии.

О том, что в партии действительно идет подковерная борьба, по мнению специалистов, свидетельствовал тот факт, что проведение съезда без объяснения причин было перенесено на более поздний срок. О пертурбациях говорило и сокращение численности Постоянного комитета Политбюро, в котором вместо прежних девяти членов теперь заседают только семь — подобная расстановка сил позволяет существенно снизить накал страстей при обсуждении спорных вопросов. У большинства обозревателей почти нет сомнений в том, что Бо Силай стал в этой борьбе разменной монетой. Правда, вопрос о том, кому он мог помешать, остается открытым. По одной из версий, сравнительно либерально настроенному руководству КНР не понравились жесткие методы, которые чиновник применял для борьбы с преступностью и коррупцией и благодаря которым приобрел популярность у жителей Чунцина. В Пекине такой подход могли счесть попыткой вернуть страну во времена Мао Цзэдуна.

Скандальности делу Бо Силая прибавил тот факт, что начало ему положила смерть британского бизнесмена Нила Хейвуда, который поддерживал с семьей функционера близкие связи. В ходе следствия выяснилось, что умер он не от алкогольного отравления, как было указано в документах изначально, а от отравления цианидом. Убийцей суд признал жену Бо Силая — Гу Кайлай, приговорив ее к смертной казни с отсрочкой (в Китае это обычно означает пожизненный срок). По одной из версий, она могла пойти на это из-за того, что Хейвуд якобы пригрозил предать гласности все сомнительные сделки, к которым была причастна семья Бо Силая. В тюрьму в связи с этим делом угодил и ближайший помощник партруководителя — бывший начальник полиции Чунцина и по совместительству его вице-мэр Ван Лицзюнь. Его признали виновным в том числе в сокрытии результатов расследования смерти британского бизнесмена.

Слушания по делу Бо Силая стали беспрецедентно открытыми для Китая — обычно дела подобного масштаба проходят за закрытыми дверями. В этот же раз суд активно публиковал цитаты с процесса в местном аналоге Твиттера Sina Weibo. Достоянием общественности стали даже те доводы защиты Бо Силая, которые явно свидетельствовали в пользу недобросовестной работы гособвинения. Впрочем, журналисты, которых пустили на процесс, неоднократно жаловались, что их материалы подвергались такой жесткой цензуре, какая не применялась уже давно.

Бо Силай был признан виновным по всем пунктам обвинения. Суд счел, что именно он попытался замять убийство Нила Хейвуда: по версии следствия, начальник полиции был вынужден пойти на подлог под давлением со стороны своего шефа. Судья также рассудил, что, нажав на Ван Лицзюня слишком сильно, функционер вынудил того бежать к американцам и просить у них политического убежища — именно с этого эпизода за скандалом вокруг Бо Силая стала следить западная пресса. К слову, по версии Госдепартамента США, которую еще в марте опубликовал журнал «Власть», Ван Лицзюнь обратился к американцам из-за того, что некие силы из Пекина начали шантажировать его, пытаясь таким образом использовать для смещения Бо Силая.

Суд также признал главу чунцинского партотделения виновным в коррупции. В частности, Бо Силаю приписали вымогательство взяток на 20,4 миллиона юаней (3,3 миллиона долларов) и хищение 5,5 миллиона юаней (900 тысяч долларов). Среди обнаруженных у него активов, полученных преступным путем, следствие указало виллу в Каннах.

Сам Бо Силай свою вину признать отказался, о чем не раз заявлял в ходе слушаний. По его словам, замять убийство британца ему велели из Пекина. Оттуда же ему якобы приказали объявить о том, что причиной побега начальника полиции к американцам стал нервный срыв. Показания, которые дала против него супруга (ее обращение было продемонстрировано в записи), бывший чиновник отверг, назвав жену сумасшедшей. Он отказался признать и свои собственные показания, которые, по его словам, из него выбили. Бо Силай обвинил следователей в том, что в ходе допросов они неоднократно грозили расправиться с его семьей, из-за чего он якобы не раз терял сознание. Впрочем, ни один из этих доводов не произвел на суд никакого впечатления.

Вынеся Бо Силаю пожизненный приговор, суд немало удивил обозревателей. По словам большинства специалистов, они ждали куда более мягкого наказания. В числе причин для подобных прогнозов они называли высокий статус обвиняемого и его большую популярность среди населения. Впрочем, вскоре журналисты признали, что такое заключение суда не лишено логики. Они, в частности, предположили, что в основе решения лежало намерение нынешних властей выдавить Бо Силая из политического поля. Если бы чиновника, как предполагалось, приговорили к 15-20 годам заключения, он мог бы претендовать на условно-досрочное освобождение еще при нынешнем поколении правительства. Между тем председатель КНР Си Цзиньпин — именно его называют одним из архитекторов процесса — явно считает Бо Силая слишком опасным противником, способным «раскачать лодку». В связи с этим он не намерен выпускать бывшего функционера на свободу в ближайшее десятилетие.

В то же время пожизненный приговор дает осужденному право претендовать на освобождение только через 13 лет — к тому времени у власти будет уже новое, шестое поколение руководителей. Председателя КНР можно было бы заподозрить в желании переложить ответственность на плечи своего преемника, однако, скорее всего, перекладывать будет просто нечего. Несмотря на обещание Бо Силая дождаться освобождения и отомстить за себя, реальные шансы реализовать свои угрозы у него вряд ли останутся: на момент предполагаемого выхода на свободу бывшему чиновнику будет далеко за 70 лет, и восстановить свое влияние без прежних постов в Компартии Бо Силай может просто не успеть.