Новости партнеров

Взял-берри

Зачем «канадскому Баффету» понадобилась едва сводящая концы с концами Blackberry

Офис Blackberry в Ингаме, Великобритания
Фото: Blackberry

Нынешний год войдет в историю мирового технологического рынка в том числе и как год крупных сделок. Всего несколько недель назад Microsoft объявила о приобретении телекоммуникационных активов финской Nokia, а к концу сентября стало известно, что владельцев сменит и еще один крупный производитель мобильников: некогда легендарную Blackberry выкупит «канадский Уоррен Баффет».

Слухи о том, что Blackberry необходимо в срочном порядке найти нового инвестора, появились давно. Да и как им не появиться, если компания показывает стабильный убыток и проводит массовые увольнения, а конкуренты «отъедают» у нее все больший кусок рынка?

В августе необходимость как-то выходить из сложившейся ситуации в компании признали официально. В Blackberry создали специальный комитет, который будет заниматься поиском нового инвестора, хозяина или партнера для создания совместного предприятия. В качестве одного из возможных покупателей канадской фирмы, в середине 2000-х изменившей представления о функциональности телефонов, называлась Microsoft, но та в итоге выбрала в качестве объекта для поглощения Nokia. Круг потенциальных инвесторов в Blackberry сузился. Сделка с фондом Fairfax Financial Према Уатса (Prem Watsa), которого называют «канадским Уорреном Баффетом», показала, что менеджеры искали среди тех, кто уже и так вложился в компанию: Fairfax принадлежит около 10 процентов Blackberry.

Сумма объявленной сделки (не исключено, что она может измениться: у Blackberry есть еще несколько недель на поиск альтернативных вариантов продажи) может показаться крупной только на первый взгляд. Прем Уатса и группа инвесторов (кто именно, не сообщается) оказались готовы заплатить за 100 процентов Blackberry 4,7 миллиарда долларов. И это при том, что когда-то рыночная капитализация компании оценивалась более чем в 80 миллиардов.

Указанная сумма составляет всего лишь 17 процентов от ежегодных продаж Blackberry. Как подсчитал Bloomberg, по этому показателю сделка стала рекордной среди всех технологических сделок дороже миллиарда долларов — так дешево технологичные компании еще не оценивались. Для сравнения, Microsoft купил находящуюся в кризисе Nokia за 42 процента от годовых продаж телекоммуникационного бизнеса, и тогда сделку оценили как выгодную для Microsoft. Рыночная капитализация той же Apple превышает 440 миллиардов долларов, это превосходит ее годовую выручку в несколько раз (согласно последнему квартальному отчету, за три месяца Apple заработала 35 миллиардов долларов).

Чтобы понять, почему в Blackberry рады даже такой «скромной» сумме и почему ей вряд ли удастся найти инвесторов, способных предложить за актив больше Fairfax, нужно обратиться к истории канадской компании и посмотреть, как она существовала в последние годы.

Мобильник, который дают на работе

В начале 2007 года специалисты компаний Wolff Ollins и Goldman Sachs провели исследование рынков мобильных телефонов и выяснили: лучшие позиции на нем занимают Nokia, Sony Ericsson, Apple и Blackberry. Прошло всего шесть лет, и три из четырех бывших лидеров если и не сошли с дистанции, то стали считаться «лузерами».

Аналитики отмечали, что именно эти четыре марки потребители готовы покупать, не разбираясь в деталях и просто веря в силу бренда, в отличие, скажем, от Samsung или Motorola. И если Nokia ассоциировалась с надежностью и практичностью, а Apple — c креативностью, то Blackberry — с корпоративной культурой.

Blackberry в кармане высокооплачиваемого юриста, топ-менеджера крупной компании, биржевого трейдера или банкира к началу второй половины 2000-х стал такой же неотъемлемой частью стиля, как сейчас iPhone для хипстера. Главная героиня сериала «Хорошая жена» (The Good Wife), в котором описывается жизнь американских юристов и политиков, ходит не то с Blackberry, не то со смартфоном, похожим на Blackberry — и в этом глупо усматривать лишь product placement, это еще и характерная черта времени: с любым другим смартфоном она выглядела бы неправдоподобно.

Смартфоны Blackberry (сама компания до 2012 года называлась RIM) доставались многим пользователям бесплатно в качестве средства корпоративной связи. Этот способ распространения прославил канадские телефоны и — одновременно — стал тормозом в развитии компании: в Blackberry пропустили тот момент, когда смартфон стал не только средством связи и записной книжкой, но и плеером, игровой приставкой и средством для просмотра видео — в общем, когда девайс стал еще и развлекать, а не просто помогать в работе.

Кроме того, Blackberry слишком большую ставку сделала на Qwerty-клавиатуру, не обратив внимание на новое веяние — полностью сенсорные экраны. В авральном режиме компания в последние годы разрабатывала новую операционную систему и современные смартфоны. И хотя в итоге они получились совсем неплохими, время было упущено. Ко второму кварталу 2013 года Blackberry OS скатилась на четвертое место в рейтинге самых популярных операционных систем в мире, уступив Windows Phone. Теперь компания занимает лишь 2,9 процента рынка, хотя еще в начале 2011 года этот же показатель превышал 13 процентов.

Финансист вместо Джобса

Для мирового рынка инвестиций в сделке между Fairfax и Blackberry интересно не столько будущее канадской компании, сколько то, насколько успешными окажутся вложения Према Уатса. Раньше он в таких масштабных сделках не проигрывал, заработав себе и значительный доход, и репутацию одного из самых успешных инвесторов страны.

Прем Уатса основал Fairfax (расшифровывается как fair, friendly acquisitions, то есть «честные, дружественные по отношению к предыдущим владельцам сделки») на базе Markel Service of Canada в 1985 году и с тех пор самостоятельно им управляет. К 2013 году у него осталось только 10 процентов акций фонда, но, по специальным правилам Fairfax, при голосовании на собраниях акционеров его 10 процентов превращаются в контрольный пакет.

Канадский инвестор несколько раз совершал покупки «против рынка», что в итоге и принесло ему славу в Северной Америке. Так, в начале 2000-х он скупал кредитные дефолтные свопы (страховки от дефолтов по облигациям), которые на растущем рынке особой популярностью не пользовались. Как только в США начали появляться первые признаки кризиса, страховки стали дорожать, а Уатса получил огромную прибыль: Fairfax оставался прибыльным и в 2008-м, и в 2009 году. Правда, дальше дела пошли не лучшим образом: Уатса пропустил «бычий» рынок, продолжая скептически относиться к тому, что происходит в мировой экономике.

Из профайла Уатса понятно, что если он решился на крупную сделку, то ждать его выхода из актива раньше чем через несколько лет не стоит. И хотя никаких заявлений относительно будущего Blackberry Уатса не давал, предположить, что станет с компанией, все же можно — хотя бы исходя из высказываний инвестора в 2012 году, когда Fairfax стал крупным акционером компании.

В апреле 2012-го Уатса говорил, что на перестроение компании может понадобиться от трех до пяти лет — спешить и гнаться за Apple канадцы с новым собственником явно не будут. Кроме того, Fairfax настаивал на выкупе каким-либо из инвесторов акций Blackberry, чтобы уйти с рынка. Это означает, что, приобретя компанию, быстро выводить ее обратно на биржу Уатса не планирует.

Наконец, понятно, что Уатса при всех его талантах — не Стив Джобс, не изобретатель и не «трендсеттер». Он финансист и будет заботиться прежде всего о том, чтобы компания не обанкротилась. Отвечать за продукты Blackberry будет другой человек. Кто им станет, неизвестно, но уже ясно, что это вряд ли будет Майк Лазаридис, основатель RIM. В 2012 году он покинул компанию, оставив себе 5,7 процента ее акций. По словам Уатса, пока конфигурация консорциума, который выкупит Blackberry, его участия не предполагает.

Если сделка Microsoft с Nokia выглядела логичной с точки зрения бизнеса покупателя, то приобретение Blackberry со стороны финансистов пока никак не проясняет того, как компания будет выходить из кризиса. Одно понятно: если покупатель найден, в ближайшее время Blackberry себя банкротом не объявит.

Экономика00:0410 августа

Спасение утопающего

Эта компания построила «Титаник». Теперь она идет ко дну, как и ее знаменитый корабль