«Джоан Баэз отправляется куда-то в космос»

Премьера совместного мини-альбома Жени Любич и Neon Lights

Женя Любич и Neon Lights
Женя Любич и Neon Lights
Фото: Виктория Атаманчук

Уроженцы Петербурга, певица Женя Любич и электронный дуэт Neon Lights, известны, самодостаточны и состоятельны сами по себе. Любич пела в Nouvelle Vague, затем сольно и уже давно сделала себе имя на российской клубной сцене с помощью, например, таких образцов нестыдного женского поп-рока. Neon Lights, созданные гитаристом группы «Мультфильмы» Евгением Лазаренко и музыкальным журналистом Максом Хагеном, точечно выстреливают блестящими синти-поповыми номерами вроде «Heaven» и могут как минимум претендовать на титул «петербургского ответа Tesla Boy». Поэтому тандем Любич и Neon Lights кажется, мягко говоря, неожиданным, если не невозможным.

«Лента.ру» представляет премьеру совместной EP Жени Любич и Neon Lights «Double Nature», а сами музыканты объясняют, как состоялся их союз.

Макс Хаген: С Женей мы давно знакомы по журналистским и светским делам. И мне всегда нравились ее песни типа «Галактики» или «Ракеты». В моем представлении это российский поп-рок с человеческим и очень даже симпатичным лицом. У Neon Lights уже был успешный опыт изготовления ремикса эстонским фолктроникам Jagaspace, и однажды появилась идея сделать что-то подобное с какой-нибудь Жениной песней. Тем более что, как показал эксперимент с эстонцами, нам интересно работать с музыкой, которая к твоему собственному стилю не имеет ярко выраженного отношения. Женя идею подхватила, но предложила вместо ремикса на что-то готовое пустить в дело наброски своих англоязычных вещей, которые лежали у нее годами и которые — в силу ее основного музыкального направления — было непонятно куда приложить. Нам в общей сложности было сыграно полтора десятка демо, из которых мы выбрали четыре. Было решено придерживаться «классического» формата мини-альбома — не размазываясь и не замусоривая концепцию. В процессе еще и оказалось, что Женя живет совсем неподалеку от нас. Было очень удобно пересекаться. Мы-то с Женичем вообще сидим через дорогу друг от друга. Топаешь к нему — а вот и девушка наша на велике катит.

Евгений Лазаренко: Женя принесла блокнот с песнями, сыграла нам что-то под гитару и на клавишах-самоиграйке — мы просто закатывали в диктофон. Отсортировали то, что казалось поинтереснее, и начали работу. Первые шаги были сделаны чуть не год назад, но несколько раз все стопорилось. Мы постоянно отвлекались на текущие дела и движения Neon Lights вроде разогрева New Order — тогда пришлось основательно повозиться с техникой. Этим летом было принято волевое решение задраить все люки, отрешиться от внешнего мира и сосредоточиться исключительно на проекте с Женей. Она приходила к нам записывать вокалы, потом мы втроем выясняли, какие голоса оставлять, какие удалять, какие слоги как подправлять. Вокал здесь основной инструмент в песнях, и над ним было много скрупулезной редакторской работы. Женя все же профи до перфекционизма, очень щепетильно относится к тому, как ее голос представлен, и мне это импонирует. Потом наши наброски с уже готовым вокалом обрастали инструментовкой — хотелось запихнуть в работу звуки всех свежекупленных синтезаторов.

Женя Любич: Я очень довольна результатом. Я просто наиграла ребятам на гитаре и клавишах какие-то свои разные песни, они записали. Потом пару месяцев от Макса и Жени ничего не было слышно, и я даже подумала, что эта история уже не будет иметь никакого продолжения. И вдруг Макс Хаген присылает мне уже готовые электронные версии моих песен. И это оказалось абсолютно оригинальное видение и очень качественный саунд-продакшн. Скажем, в духе моей любимой песни Джони Митчелл и Питера Гэбриэла «My Secret Place». В ту же секунду я поняла, что хочу принимать в этом участие.

Ребята меня вообще не тревожили расспросами. Они два месяца молчали, но оказалось, что все это время они подбирали звуки, барабанные партии, искали варианты сведения. И в итоге они предложили готовое видение моих песен. То есть фактически эти песни не потребовали от меня никаких усилий, естественно, кроме того, что я когда-то их написала, что-то пережила, что-то прочувствовала.

Евгений Лазаренко: Чтобы оценить результат, лучше не слушать его где-то месяц и потом уже на свежую голову все для себя понять. Когда одна и та же песня звучит раз по 20 на дню в течение недели-другой, восприятие замыливается. Лично я прошел все стадии от тотального неприятия получавшегося материала на ранних стадиях, мол, ой-ой-ой, совсем не туда пошли — до чувства удовлетворения и желания большего.

Макс Хаген: Если бы мы были недовольны, то, пожалуй, просто закрыли бы тему и уж точно не стали бы ничего выносить на широкую публику. «Тестовая аудитория» рукоплещет, так что, видимо, не зря бились. Сейчас поиграем с этим материалом довольно необычные для всех участников проекта концерты и посмотрим, что может получиться дальше.

Supernatural

Евгений Лазаренко: Песня «Supernatural» оказалась первой в работе и почти не изменилась с первоначального демо — как-то сразу притерлись одна к одной все инструментальные партии, и с вокалом было меньше всего возни, Женя все спела без затей, чуть не с трех дублей. Позже, когда прочие песни тоже были более-менее готовы, оказалось, что скорая да спорая «Supernatural» по-прежнему звучит идеально, да еще и первая строка ее так идеально описывает наш проект, что не грех было и сам ЕР назвать «Double Nature».

To a Friend

Женя Любич: Это была тихая вещь а-ля Kings of Convenience, немного в норвежском стиле. Она была написана в тот момент, когда мне очень хотелось поговорить с одним моим другом, но его не было рядом. И я представила, что он как будто оказался рядом и как будто бы у нас состоялся очень важный для меня разговор. Собственно, вся песня о том, что я как бы жду этого разговора, произойдет он или нет, и до конца песни это остается вопросом. Но тем не менее какой-то внутренний диалог у нас все же состоялся, и в этом есть определенное чудо.

Первые ассоциации, которые вызывает у меня этот трек: на улице зима и холодно, а внутри дома горят камин и свечи, очень тепло. В моей акустической версии она была именно такой — теплой, немножко даже рождественской. Аранжировка Neon Lights, конечно, уже предполагает совершенно иное видение. Здесь как бы происходит диалог между моим голосом и холодным звучанием электронного пространства. Neon Lights освободили меня от посторонних людей, оставив наедине с этим пространством. Грубо говоря, здесь я оказываюсь этим домом, о котором идет речь в тексте песни, а ребята оказываются холодной зимой, которая дом окутывает.

Golden Dragonflies

Макс Хаген: Я до сих пор удивляюсь тому, что у нас получилось из этой «эммилу-харрис-джони-митчелл-джоан-баэз». Песня была изначально забракована. Она была неплохой — в меру мелодичной, в меру психоделичной, но слишком уж неочевидной. Но однажды, явившись к Женичу, я услышал нечто пружинистое, с интересной клавишной партией. «Новье?» — «Нет, угадай что». Оказалось, он под настроение попробовал поиграть со «Стрекозой», как эта вещь позже у нас называлась в работе. Неочевидность и оказалась сильной стороной: «Golden Dragonflies» как бы раскрывается — и в собственном развитии, и в процессе последующих прослушиваний. Здесь интересная гармония, красивая, но не липнущая с первой секунды к ушам вокальная партия, а сама песня давала возможность поиграть с ее динамикой. Здесь многое построено на ритмическом движении. К концу песни Джоан Баэз и вовсе отправляется куда-то в космос.

What You Want

Женя Любич: Сначала мы работали над другим треком, называется он «Pleasure», но с ним все сразу пошло не так, у ребят начала барахлить техника, а я поняла, что песня слишком злая и я не хочу нести людям эту эмоцию. И в последний момент мы решили переключиться на совершенно другую песню, «What You Want». Она, конечно, выделяется из всех остальных песен. Она более задорная, игривая, наиболее танцевальная и ироничная. Neon Lights уловили это настроение и удачно усилили его.

Вообще, для меня важным моментом стало то, что Neon Lights не пытались в корне менять суть моих песен, они улавливали эмоциональную составляющую и именно усиливали ее. Они добавили свое видение, но рассказали о том же самом, что хотела сказать я, только своими музыкальными средствами. Я думаю, собственно, поэтому у нас все и получилось.

Макс Хаген: У меня ощущение, что мы, вообще-то, яда туда подкинули.

Женя Любич: Возможно. Но я думаю, что Neon Lights не сделали ничего поперек самих треков, они их не убили. Может быть, добавили каких-то специй, но вкус от этого не испортился.

Обсудить
Арабы на выход: курды проголосовали за независимость
Референдум навсегда изменил Ближний Восток
Падший дьявол
Неуловимый наркобарон основал культ убийц и варил человеческие мозги в котле
Ангела Меркель Без свастик
Немецкие ультраправые впервые с 1945 года оказались у власти
«Увидел чеченца и понял — будут унижать»
Бежавший в Германию российский гей захотел дать эмиграции задний ход
Свобода для скотовода
В лучшем городе США изгнали политиков с полицейскими и погрязли в хаосе
Виталик БутеринСюрприз от Виталика
Кто убьет традиционную экономику
День пенсионного единства
ПФР поднимает уровень знаний о пенсионной системе по всей России
Пирамида изгоев
Кому выгодна смерть биткоина
Жить будем
Россияне обнищают, зато не умрут с голода
Машины, которые вы никогда не увидите
7 ну очень редких машин, встретить которые в пробке практически невозможно
Тест: узнай машину без «одежды»
Попробуйте опознать автомобили, у которых нет кузовных панелей
Классическая история
Душевные ролики про самые красивые спорткары XX века
«Мерседес», выдыхай!
Как сделать седан S-класса намного шире и не вызвать ни у кого подозрений