Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Назад в каменный век

Гражданская война сделала Сирию одной из беднейших стран региона

Алеппо, Сирия
Фото: Manu Brabo / AP

Война в Сирии унесла уже более сотни тысяч жизней, став одним из самых кровавых конфликтов в мире за последние десятилетия. Однако вооруженное противостояние приводит и к потерям иного рода — разрушению экономики. По оценкам экспертов, от войны протяженностью 2,5 года страна будет восстанавливаться около 25 лет, и этот срок, судя по всему, отнюдь не предел. В Сирии теперь трудно найти отрасль экономики, которая не находилась бы в полу- или полностью разрушенном состоянии. Сейчас, когда интенсивность войны пошла на убыль, «Лента.ру» решила отвлечься от описания непосредственно военных действий и подвести промежуточные экономические итоги противостояния.

Сирийскую экономику трудно было назвать процветающей и до войны. По ВВП на душу населения в 2010 году она уступала всем своим соседям, за исключением Ирака. Несмотря на определенные усилия по развитию промышленности, существенного экспорта продукции за рубеж Дамаск обеспечить не смог, большая часть производственного сектора была направлена на внутренние нужды.

Как и большинство стран в регионе, Сирия довольно богата нефтью — но не настолько, чтобы достичь уровня жизни, сравнимого с Катаром или эмиратом Абу-Даби. После открытия месторождений близ Дейр-эз-Зора на востоке страны Сирия смогла обеспечить себя углеводородами и наладить поставки их излишков за границу. В результате довольно быстро страна превратилась в нефтяную экономику: на 2008 год 22 процента ВВП обеспечивалось за счет углеводородов. Государству нефть ежегодно приносила чуть менее четверти доходов бюджета. Тем не менее экспорт был сравнительно невелик и составлял около 150 тысяч баррелей в сутки, что в 18 раз меньше, чем, например, в Кувейте, население которого составляет лишь одну восьмую от сирийского.

Ключевой отраслью экономики Сирии, несмотря на рост нефтедобычи, оставалось сельское хозяйство. Большая часть земли (надо сказать, плодородной) находилась в частных руках, причем преобладало мелкое фермерство. В итоге аграрный сектор был довольно-таки успешным, продукты питания были важной статьей экспорта. Впрочем, положение несколько ухудшилось во второй половине 2000-х годов, когда правительство либерализовало рынок удобрений, в результате чего они подскочили в цене в несколько раз. Для крестьян это стало серьезным ударом, особенно с учетом случившегося тогда же неурожая из-за засухи.

В общем, с точки зрения развития экономики Сирия была обычной развивающейся страной — не передовой, но и не из худших. Война, разразившаяся в 2011 году, превратила ее в одну из самых бедствующих стран если не всего мира, то Ближнего Востока уж точно. Цифры ущерба, понесенного в результате конфликта, достаточно сильно разнятся, но в любом случае можно говорить о настоящей экономической катастрофе.

По оценке вице-премьера правительства страны Кадри Джамиля, общий ущерб от войны можно оценить в 100 миллиардов долларов, что на текущий момент составляет почти два ВВП страны. Сирийский центр политических исследований (SCPR), приближенный к оппозиционным кругам, давал оценку в 48 миллиардов, но это заявление было сделано еще в январе текущего года.

Непосредственно объем ВВП, согласно оценке SCPR, только в первый год противостояния упал на 35 процентов, а в 2012-м сократился еще на 18 процентов. Каждый последующий год конфликта будет означать дальнейшее сокращение ВВП приблизительно на те же 18 процентов. С учетом того, что в последний мирный год на душу населения приходилось около 5100 долларов (с учетом паритета покупательной способности), то по итогам 2013-го этот показатель должен составить не более 2200-2300 долларов. Это уже не азиатский, а африканский уровень развития.

Война, естественно, привела к резкому обесцениванию национальной валюты. В течение года курс сирийского фунта к доллару рухнул более чем на 300 процентов. Сейчас, впрочем, это не имеет большого значения, так как европейские страны и США ввели против Дамаска санкции, а торговые партнеры страны, включая Россию и Иран, договорились о поставках в страну продукции за свою собственную валюту. Последняя, как правило, выдается Сирии в качестве кредитов. В частности, Иран открыл сирийскому правительству кредитную линию, эквивалентную миллиарду долларов, а Россия поставляет стране нефтепродукты на сумму около 500 миллионов долларов в месяц.

Безрадостная ситуация складывается и в отдельных секторах экономики. Нефтедобыча довольно быстро после начала конфликта рухнула примерно на 100 тысяч баррелей в день, и теперь уже сложно рассчитывать на существенные объемы экспорта. Соответственно, сократились и международные резервы: если до войны они составляли 17 миллиардов долларов (почти 20 процентов от ВВП, практически так же, как и в России), то теперь, по оценкам экспертов, эта сумма упала до 4,5 миллиарда долларов.

Деньги, которые поступали и поступают от нефти, сейчас расходуются на военные нужды. Тем более это касается отрядов оппозиции, сумевших в ходе конфликта захватить часть нефтепромыслов. Получается, что те остатки реальной экономики, которые еще функционируют несмотря на потрясения, питают саму войну и тем самым еще больше ухудшают положение.

Не добавляет стабильности экономике страны и уничтожение инфраструктуры. Десятки городов и сел стали фактически непригодны для жизни, множество дорог, мостов и сотни километров железнодорожных путей разрушены. Восстановление происходит чаще всего только ради удовлетворения каких-либо военных нужд, так как общий объем инвестиций в стране обвалился. В частности, государственные капитальные расходы упали на 75 процентов, а частные — и вовсе на 81 процент. Таким образом, разрушенное восстанавливается лишь в отдельных очагах, более или менее защищенных от полномасштабных военных действий.

Система здравоохранения тоже понесла потери: из-за массового разрушения число больниц и поликлиник в стране сократилось почти на треть. С образованием дело обстоит еще хуже: после начала войны в Сирии в школу ходит менее половины учеников. Затягивание конфликта может привести к возрождению феномена массовой неграмотности, который в предыдущие десятилетия был почти полностью преодолен.

Если дети не ходят в школу, то взрослые — на работу. Число рабочих мест, потерянных с начала конфликта, составило 2,4 миллиона при общем населении в 22,5 миллиона человек. Безработица подскочила в четыре раза, почти до половины численности экономически активного населения. Могла бы вырасти и еще сильнее, если бы более миллиона сирийцев не покинули родину, тем самым выключив себя из числа соискателей.

Отсутствие рабочих мест, неплатежи и обвал национальной валюты приводят к тому, что остающиеся в стране сирийцы вынуждены питаться чем придется. Все это вкупе с разрывом внутренних связей вызывало «натурализацию» экономики: теперь сельское хозяйство составляет в ней долю в 27 процентов, тогда как до войны его вклад не превышал 17 процентов. Как правило, во время таких конфликтов в наибольшей степени страдают города, где и интенсивность военных действий выше, и экономика более уязвима. Но не стоит забывать, что почти 80 процентов сельхозугодий в сухом климате Сирии нуждаются в ирригации, а значит, и сильно страдают от военных операций, разрушающих ирригационные системы.

В итоге, по подсчетам экспертов, Сирии потребуется около трех десятилетий на полное восстановление экономики после войны. Это при условии, что она завершится в ближайшее время. Между тем ожидать мира через несколько недель или даже месяцев никак не стоит, даже несмотря на то, что интенсивность боевых действий пошла на убыль: ни правительству, ни повстанческим армиям пока не под силу взять под контроль всю страну.

Даже если конфликт будет окончен примирением сторон или победой одной из них, возвращение к мирной жизни потребует титанических усилий. Из войны Сирия выйдет глубоким должником, с гигантскими потерями в инфраструктуре, рынках сбыта и человеческом капитале. По сути, надежда остается только на масштабный «план Маршалла», предложенный извне, и неважно, будет он исходить от коалиции западных стран или трио Россия-Иран-Китай, а может быть, от тех и других вместе. Своими усилиями ликвидировать последствия конфликта Дамаску уже не удастся.

Экономика00:0110 октября

Русская пирамида

Как в попытке разбогатеть доверчивые россияне теряют деньги, машины и жилье
Экономика13:5012 октября

Призванные на землю

В Москве на ВДНХ завершил работу крупнейший сельскохозяйственный форум «Золотая осень»