Больше интересных новостей у нас во ВКонтакте
Новости партнеров

С верой в небесную твердь и немецкий автопром

Кто и зачем пытается построить в Нигерии шариатский социализм

Лидер «Боко Харам» Абубакар Шекау со своими сторонниками. 25 сентября 2013 года
Кадр: AFP

1 октября Нигерия отметила 53-ю годовщину своей независимости от Великобритании. Тем временем разгорающийся вооруженный конфликт толкает эту страну к расколу на бедный мусульманский север и зажиточный христианский юг. Основной движущей силой этого противостояния стало движение «Боко харам», исповедующее экзотическую смесь из исламского фундаментализма и радикального социализма.

«Всякий, кто не руководствуется ниспосланным Аллахом законом, грешит против Него». Именно эта фраза из Корана в буквальном ее понимании может считаться краеугольным камнем идеологии нигерийского «Общества приверженцев распространения учения пророка и джихада», более известного как «Боко Харам».

Перевод названия этого движения с языка хауса красноречиво подчеркивает избыточность и даже вредность любых других знаний, кроме тех, что содержатся в священных исламских текстах. «Боко» (от английского book, «книга») на хауса означает [привнесенные с Запада] грамотность и светское образование. «Харам» — «грех», «кощунство», «святотатство», а также «нечто запретное». Апокриф гласит, что это название (именно с этим смыслом) придумали не лидеры организации, а жители северо-востока Нигерии, где она зародилась в 2002 году. Однако предводители «Боко харам» против подобного описания своей идеологии не возражают.

Возможно, дело тут во взгляде на мироустройство. Бывший лидер организации Мохаммед Юсуф в 2009 году заявил, что Земля никак не может быть сферой, поскольку в Коране ничего об этом не сказано. Кроме того, он напрочь отверг теорию эволюции, а также высмеял предположение о том, что дождь — это следствие испарения воды. Юсуф, впрочем, позволял себе некоторые поблажки: он отучился в колледже, бегло говорил по-английски, жил в роскошном особняке и разъезжал на комфортабельном «мерседесе».

К несчастью для Нигерии, интересы идеологов «Боко харам» простираются намного дальше натурфилософии. Например, в повседневной жизни их последователям мужского пола запрещено носить рубашки, нижнее белье, длинные штаны и бриться. Для женщин запретов и указаний в этой области еще больше. Но и это далеко не все. «Боко харам» требует отменить всеобщее светское образование, отказаться от действующей конституции и «антиисламской» демократии с последующим переходом всей Нигерии под управление шариатских судов во главе с влиятельными толкователями Корана.

На Западе для многих это может показаться безумием, но в северной Нигерии очень многие люди горячо поддерживают эту программу. Более того, ради ее реализации местные жители готовы умирать и убивать, не считаясь с жертвами. Но чтобы понять, почему люди с таким энтузиазмом стремятся к невежеству, теологическому деспотизму и бесправию, необходимо узнать историю вопроса.

В начале XIX века на севере Нигерии появился халифат Сокото. Он был образован в результате покорения небольших царств народа хауса армией кочевников-фульбе, которые воевали под знаменами джихада. Сокото занимало практически весь север нынешней Нигерии, а также земли, оказавшиеся впоследствии на территории Камеруна. На рубеже XIX-XX веков британцы силой ликвидировали местные государства, как мусульманские, так и языческие, образовав на территории Нигерии свой протекторат.

Различие между севером и югом еще больше обострилось. Если южане, чаще контактировавшие с европейцами в прибрежных областях, быстро усваивали достижения западной цивилизации и зачастую обращались в христианство, то на консервативном исламском севере продолжали жить по старинке. Например, рабство было официально отменено там только в 1936 году.

После провозглашения независимости в 1960 году Нигерия оказалась довольно странным образованием, разделенным по всем возможным признакам. Две с половиной сотни народностей, три основных и десятки местных языков, депрессивный мусульманский север и относительно успешный, богатый нефтью христианский юг внезапно очутились в одном государстве. Вплоть до 1999 года страну сотрясала череда военных переворотов, похоронивших всякую надежду на подлинный федерализм в многонациональной стране.

Хотя в XXI веке в Нигерии началась относительная демократизация, это не сильно сказалось на положении населения, так как большая часть нефтяных доходов оседает в карманах столичных чиновников и связанных с ними бизнесменов. Ситуация осложнилась еще одним фактором: приобщение к благам цивилизации, прежде всего, снижение угрозы голода и появление системы здравоохранения, привело к взрывообразному росту населения, что, в свою очередь, породило острую нехватку всевозможных ресурсов. Масштаб проблемы действительно впечатляет: в 1950 году в Нигерии проживали около 33 миллионов человек. В 2012 — 157 миллионов. По оценкам ООН, при сохранении текущих темпов прироста к 2100 году число жителей Нигерии может перевалить за миллиард. В сельской местности уже сейчас отчаянно не хватает плодородной земли для возделывания. Повсеместно стали происходить захваты угодий, что породило огромное количество больших и малых конфликтов.

Для того чтобы положить конец этой проблеме, правительство ввело некий аналог прописки: так называемую «туземность». Человек, обладающий статусом «туземца», мог в своем регионе совершать сделки с землей, занимать государственные должности, а также пользовался другими правами и привилегиями. При отсутствии этого статуса индивидууму оставалось лишь надеяться на везение. Во многом эта политика и стала причиной, породившей радикальный исламизм «Боко харам».

В северных (преимущественно мусульманских) районах страны из-за наступления Сахары остается все меньше возможностей для земледелия. Изменение климатических условий усугубляется отсутствием надежных источников воды, нехваткой современной техники и удобрений. Зато на севере очень быстро растет численность населения, которому из-за упомянутого выше «туземства» ехать особо некуда. Бывшие крестьяне и пастухи массово переселяются в местные города, в которых и так велика безработица и нет необходимой инфраструктуры. Поэтому многие люди, потерявшие последнюю надежду на достойную жизнь, задаются вопросом: а кто же виноват в этом всем?

В конце 1970-х годов ответ на этот вопрос нашелся. Исламский проповедник из Камеруна по имени Марва прибыл в Кано, самый крупный город на севере Нигерии, где нашел благодарную публику в лице местной бедноты. Суть его проповедей была понятна каждому: христианский юг погряз в коррупции и разврате, купается в нефтедолларах, жирует за счет изнемогающего от засух, но ведущего праведную жизнь мусульманского севера. При этом немногочисленные местные христиане приводились как пример вопиющей несправедливости: им на севере жить можно, а мусульманам на юге нельзя. Доставалось и местным чиновникам-мусульманам, а также умеренным имамам, поддерживавшим существующее положение вещей. Выход из этой ситуации Марва предложил простой: создать «честное исламское государство». В сущности, его программа изначально была не столько религиозной, сколько социальной.

Набирающий популярность обличитель был быстро замечен властями и в 1980 году убит. Однако последователи у него остались. В 2000 году на севере Нигерии появилось влиятельное движение, назвавшее себя «Нигерийский Талибан». Эти люди по-прежнему отстаивали социалистические идеи, но уже под густым соусом из религиозных догм. По их мнению, причиной царящей несправедливости было отступление правителей от норм ислама, а возврат к ним гарантировал процветание. «Талибы» были разгромлены правительством в 2004 году, однако до этого на их идеях успела вырасти идеологическая доктрина упоминавшегося выше Мохаммеда Юсуфа, верящего в небесную твердь и немецкий автопром.

В 2002 году Юсуф основал мечеть и религиозную школу, в которой начал проповедовать свои идеи о порочности Запада, вреде образования, губительности демократии и нечестивости подштанников. Недостатка в последователях у имама не было: детей к нему свозили даже из соседних стран, также страдающих от коррупции, бедности и перенаселения. Выпускники этой школы и составили костяк того, что позднее стало террористическим движением.

Поначалу активисты «Боко харам» не прибегали к насильственным действиям, сосредоточившись на агитации местного населения. Смысл их проповедей несильно отличался от творчества Марвы: государство погрязло в коррупции, полиция и органы безопасности не защищают народ, а облагают его данью и жестоко эксплуатируют, местные христиане — это пятая колонна правительства, а сам режим, скопированный с западных образцов и основанный на западных ценностях, — глубоко порочен и аморален. Но главным источником царящей несправедливости, корнем зла было объявлено светское образование. То самое «боко», которое категорически «харам».

Практически все, что жители севера Нигерии слышали от последователей Юсуфа, полностью отвечало их повседневным наблюдениям. Надо подчеркнуть, что основной аудиторией проповедей была молодежь — многочисленная, неустроенная, лишенная перспектив, отчаянная и готовая действовать. В середине 2000-х в северной Нигерии начались нападения на дома, магазины и церкви христиан, полицейские участки и, конечно, школы.

Власти, однако, долгое время не придавали значения тому, что творится на вечно беспокойном севере страны. Всерьез за «Боко харам» взялись лишь в 2009 году, когда волна насилия стала принимать угрожающие масштабы. Мохаммеда Юсуфа арестовали, а вскоре публике предъявили его тело с пулевыми ранениями. По официальной версии, он был убит при попытке к бегству. По неофициальной — его расстреляли. Убийство создателя и главного идеолога движения вызвало взрыв гнева жителей мусульманских провинций страны. На улицы городов вышли десятки тысяч протестующих, которых удалось усмирить только большой кровью: были убиты сотни демонстрантов.

Но гораздо более серьезным последствием гибели Юсуфа стал стремительный рост популярности «Боко харам» среди нигерийских мусульман. К 2011 году из относительно небольшой организации оно преобразилось в мощное антиправительственное движение. Хотя у него осталось централизованное управление и командная структура, в целом движение стало франшизой. Акты насилия против школ, полицейских, иностранцев и заподозренных в нелояльности мусульман под вывеской «Боко харам» стали осуществлять все, у кого наличествовали соответствующие устремления и возможности.

Теракты из довольно редкого явления превратились в обыденность. При этом росло не только их количество, но и масштаб. Взрывы начали греметь и на севере страны, и в столице Абудже, расположенной в ее центре. В августе 2011 года боевики взорвали представительство ООН в этом городе, в результате чего погибли 24 человека. Всего же число жертв нападений к лету 2013 года перевалило за отметку в 12 тысяч человек.

В 2013 году власти Нигерии осознали, что ситуация полностью выходит из-под контроля. В трех северных штатах было объявлено военное положение, туда вошли дополнительные армейские подразделения. Однако карательные меры вызвали обратный эффект. После авиаударов по населенным пунктам, артиллерийских обстрелов и жестоких зачисток ряды «Боко харам» начали расти как на дрожжах. В Нигерии развернулись настоящие бои между исламистами и правительственными войсками, что уже может служить косвенным свидетельством перехода конфликта в фазу гражданской войны.

Все наблюдатели отмечают, что боевики «Боко харам» при всей своей агрессивности и целеустремленности старательно обходят стороной самые, казалось бы, привлекательные цели. Ни густонаселенные христианские города юга страны, ни расположенные там же нефтепромыслы ни разу не становились объектом их нападений. Возможным объяснением может быть наличие там христианских (если их можно так охарактеризовать) вооруженных группировок, промышляющих грабежами, пиратством и рэкетом в дельте реки Нигер.

Одна из этих организаций, называющая себя «Движение за освобождение дельты Нигера», выступила с предостережением в адрес «Боко харам». Суть его была такой: южане сочувствуют проблемам северян, но если те попробуют что-то взорвать на юге, то месть будет страшной.

Сейчас исламистам, которые находятся под мощным прессингом со стороны армии, не до расширения сферы боевых операций. Однако если лидеры «Боко харам» решатся на обострение и устроят теракт в христианском регионе, это может вызвать полноценную религиозную войну между севером и югом. Поскольку 157 миллионов нигерийцев по религиозному признаку разделены почти поровну, победить в такой войне не сможет ни одна из сторон. Скорее она может привести к распаду страны по образцу Судана, который сейчас разделен на мусульманский север и христианский юг.