Они сражались за Катю

В прокат выходит «Сталинград» Бондарчука

Кадр из фильма «Сталинград»
Кадр из фильма «Сталинград»

Федор Бондарчук захотел снять самый масштабный фильм в истории российского кинематографа — и сделал это. Бюджет его новой ленты «Сталинград» — что-то около 40 миллионов долларов, хронометраж — два с лишним часа, в массовке — сотни человек, за кадром целый оркестр исполняет композиции Анджело Бадаламенти. То есть как минимум с точки зрения количества с фильмом все в порядке. Оценка качества будет зависеть от того, что же зритель, собственно, от «Сталинграда» ожидает.

Фильм Бондарчука начинается удивительным образом не в городе на Волге в 1942-м, а в Японии в 2011-м. Группа спасателей пытается извлечь из-под обломков разрушенного землетрясением дома немецких туристов. Один из спасателей, владеющий немецким языком русский, рассказывает застрявшей под бетонной плитой студентке историю о своих «пяти отцах и матери» — так он пытается успокоить девушку. Его мать (Мария Смольникова) в 1942 году жила в Сталинграде — тогда девушке Кате было 19 лет. К осени она (а Катя главная героиня фильма) осталась единственным уцелевшим жильцом дома, расположенного на стратегической позиции — на подступе к реке. Дом она не покидает из принципиальных соображений: здесь вся ее жизнь, да и идти ей, в общем-то, некуда. Зато в дом однажды приходят советские бойцы во главе с капитаном Громовым (Петр Федоров), приказ у них один: не отдавать дом немцам. Основных защитников шестеро, поэтому не очень понятно, почему в начале фильма речь идет о «пяти отцах» — видимо, один чем-то провинился. В любом случае все бойцы в итоге защищают не дом и даже не Родину как таковую (она большая, ее не убьешь, как отмечает один из персонажей), а именно Катю, причем не только от взрывов и пуль, но и от жизненных невзгод — насколько можно защитить человека от невзгод в разрушенном войной городе.

Параллельно в фильме разворачивается второй сюжет, в нем главные герои — немецкий офицер Петер Кан (Томас Кречман) и русская красавица Маша (Яна Студилина), в которую он влюблен. Чувственная блондинка Маша — практически полная противоположность застенчивой Кате, и истории девушек складываются совсем по-разному. Присутствие Кати сплачивает солдат, пробуждает в них патриотизм. Маша же, напротив действует на Кана скорее разрушительно. Очевидно, в русских и немцах любовь к женщине вызывает принципиально разные реакции.

«Сталинград» — щедрое кино, оно оправдывает все ожидания, а потом добавляет еще. Зрители получают именно то, чего ждут от снятого Бондарчуком фильма, а также все, на что можно рассчитывать, когда идешь на современную российскую ленту о Великой Отечественной. Только теперь это «все» снято камерами IMAX, выводится на экраны в стереоскопическом формате и, как уже отмечалось выше, сопровождается музыкой Бадаламенти, а на титрах еще и припечатывается кавером на «Легенду» Цоя в исполнении Земфиры.

Соответственно, за что «Сталинград» хвалить — в принципе, понятно. Да, раньше у нас так не снимали — ни про войну, ни про что-либо еще. Да, работу Бондарчука действительно можно считать отечественным аналогом «Перл Харбора» Майкла Бэя. Но чтобы искренне радоваться этому факту, нужно не обращать внимания на два обстоятельства. Во-первых, «Перл Харбор» — фильм так себе. Во-вторых, когда эту картину выпустили на экраны, в США уже, скажем так, не первый год существовала развитая киноиндустрия. А у нас прямо сейчас, например, никак не могут решить, есть ли зрительский потенциал у фильма о композиторе Чайковском, а также требуют денег с одного из заслуженнейших мультипликаторов, не сумевшего в установленный срок сдать новую работу. Но это, конечно, не вина «Сталинграда».

Тем не менее и предъявлять претензии «Сталинграду» тоже очень легко. Можно, например, пожаловаться на сценарий — он, конечно, не такой обрывочный, как в «Брестской крепости», но понять, почему одна сцена следует за другой, иногда непросто. Вот, например, только что на площади жгли евреев, и тут же местные жители сравнительно мирно разбрелись по домам — что, прям вот так? Обрамляющая основной сюжет история с японским землетрясением тоже кажется не вполне уместной — без нее бы фильм, пожалуй, ничего не потерял. Можно жаловаться на то, что спецэффекты погребли под собой драму. Сам же Бондарчук признавался, что хотел устроить «дикий пиксельный водоворот» — ну что же, водоворот и получился. Можно испытывать недовольство из-за многочисленных штампов — например, ключевые персонажи, как принято в Голливуде, погибают медленно и эффектно, всадив друг в друга по несколько пуль, в то время как второстепенные быстренько гибнут после попадания в ногу. Можно, наконец, пожаловаться даже на несчастного Бадаламенти, который умудрился сочинить чуть ли не самый незапоминающийся саундтрек за всю свою карьеру (при этом в фильме музыка иногда кажется довольно навязчивой, а порой и откровенно лишней).

Но главная претензия в другом. «Сталинград» — это картина, в которой зрителям, кроме всего прочего, показывают идущих в атаку горящих солдат, кровь и пули в рапиде, падающие с неба самолеты, снаряд, перемещающийся по Г-образной траектории, поиски ванны в руинах и многие другие вещи, которые кажутся не слишком подходящими для военной драмы. Почему мы это видим, спрашивать бессмысленно — создатели картины, очевидно, ответят, что выбрали то, что им показалось важным и интересным — и действительно, жизнь часто невероятней вымысла, на войне могло быть всякое (разве что кроме рапида). Другое дело, что за таким подбором эпизодов видится желание сделать так, чтобы зрителям было весело и страшно. Так вот, весело и страшно — это не про военную драму, а про другие жанры: хорроры и фильмы-катастрофы. У «Сталинграда» — возрастное ограничение 12+, и Бондарчук, видимо, ориентировался на соответствующую аудиторию. Очень хорошо, что он попытался рассказать детям о важнейшем событии из истории Отечества, нашел на это ресурсы и, очевидно, не пожалел сил. Печально, что из-за желания одновременно развлекать и пугать «Сталинград» превратился в кино про войнушку для 12-летних.

Обсудить
Девочка не промах
История 16-летней немки, сбежавшей от семейных проблем в ИГ и ставшей снайпером
A protester reacts in front Moroccan police forces during a demonstration in the northern town of El Hoceima, Morocco, Thursday, July 20, 2017. Clashes between police and Moroccan protesters Thursday left at least 83 injured in clouds of tear gas and running battles at an unauthorized demonstration over inequality and corruption.Налетели на Риф
Пережив «арабскую весну», марокканская монархия вновь оказалась под ударом
Тимофей Бордачев: Им стыд, нам позор
России пора коренным образом изменить структуру отношений с Западом
Президент Польши Анджей Дуда с супругойСудный день
Из-за планов судебной реформы поляки перессорились между собой и с Брюсселем
Схематичное изображение вращающейся черной дыры (черный цвет), бозонной оболочки (красный) и гравитационных волн (синий)Кудрявый сценарий
Раскрыт механизм усыхания черных дыр
Темник фюрера
Кровожадных нацистов испугал безбашенный инвалид: превью Wolfenstein II
Сверкая пятками
Как побег англичан от нацистов превратился в народный подвиг
Воровать — так миллион
Длительный тест Ford Kuga: выводы, конкуренты и стоимость владения
Все о новой рамной «Тойоте» для России
Все, что нужно знать о внедорожнике Fortuner
Как стать миллионером
Какую машину надо купить сейчас, запереть в гараже и обогатиться. Через несколько лет
Битва трех респектабельных седанов на солярке
BMW 5 серии против Mercedes-Benz E-класса и Jaguar XF
«Я ничего не делаю, и мне это нравится»
Откровения москвички, которая сдает жилье и принципиально не работает
Зарыться в песок
Купить квартиру на море теперь можно за миллион рублей и дешевле
Входят и выходят
Самые известные, необычные и дорогие бордели мира
У вас упало
Что на самом деле происходит с ценами на квартиры в Москве