«Путник» и капитал

Куда пропало имущество правящей партии ГДР

Государственная символика ГДР
Фото: Michael Urban / DDP / AFP

Немецкие журналисты раскопали сведения о шпионской деятельности видного члена немецкой партии «Левые» Рут Кампы. Газета Die Welt выяснила, что Кампа со школы и вплоть до объединения страны в 1990 году сотрудничала со службой госбезопасности ГДР «Штази». Несмотря на это, в единой Германии ей не только удалось выстроить политическую карьеру, но и установить контроль над имуществом бывших социалистических властей ГДР, часть которого бесследно исчезла в 1990-х годах. Стоимость пропавшего, по разным оценкам, составляет до миллиарда евро. Причастна ли к этому сама Кампа, неизвестно, но вопросы к ее партии остались. «Левые», будучи наследниками правящей партии ГДР, до сих пор отмалчиваются или стараются замять скандалы, связанные с попытками их предшественников скрыть партийный капитал.

От партийного съезда до бундестага

Нынешние «Левые» фактически являются прямыми преемниками Социалистической единой партии Германии (СЕПГ), созданной вскоре после окончания Второй мировой войны и бывшей единственной правящей политической силой в ГДР на всем протяжении ее существования. В 1990 году, когда назрели политические преобразования и стало очевидно грядущее объединение Германии, СЕПГ трансформировалась в Партию демократического социализма (ПДС).

В своей программе новая партия отказалась от марксистско-ленинской идеологии, которой придерживалась в ГДР под влиянием Советского Союза. На первые выборы в общегерманский парламент в 1990 году ПДС пошла как партия, выступающая за социализм на базе основных демократических принципов. В результате в Восточной Германии за нее отдали свои голоса около 11 процентов избирателей, а в Западной — 2,4 процента. Это позволило ПДС пройти в бундестаг, пусть и с небольшим количеством депутатов.

На протяжении следующих 15 лет левые оставались парламентской партией с незначительным представительством. В 2005 году они взяли себе новое название — «Левая партия. ПДС», а спустя еще два года объединились с партией «Труд и социальная справедливость — Избирательная альтернатива». Последняя была основана в 2005 году бывшими членами Социал-демократической партии Германии, несогласными с политикой коалиционного правительства Герхарда Шрёдера (с 1998 по 2005 года страной управляли СДПГ и «Зеленые»). В том же году лидеры партии «Труд и социальная справедливость — Избирательная альтернатива» избрались в бундестаг по открытым спискам «Левой партии. ПДС». Это позволило объединенным левым пройти в парламент с рекордным для того момента результатом 8,7 процента голосов.

Партия «Левые» в ее нынешнем виде сформировалась в 2007 году после формального объединения наследников СЕПГ и раскольников из СДПГ. На данный момент она представляет собой третью по величине силу в парламенте, набрав на прошедших в сентябре 2013 года выборах 8,6 процента голосов. Впереди с большим отрывом — только консервативный блок Ангелы Меркель ХДС/ХСС и социал-демократы.

«Золото партии»

Между тем за всеми этими преобразованиями, объединениями и переименованиями стояли не только политические интересы. СЕПГ в 1989 году, то есть накануне объединения Германии, обладала огромным состоянием: большим количеством недвижимости и приблизительно 6,1 миллиарда марок ГДР наличными (чуть более трех миллиардов евро в нынешних ценах). Чтобы не потерять нажитые за 40 лет средства, партия начала активно искать пути к их спасению. По некоторым оценкам, с 1989 по 1991 год СЕПГ формально избавилась от активов на 1,7 миллиарда евро (опять же в пересчете на нынешние цены). В результате новые власти Германии в течение 1990-х годов смогли изъять и перераспределить между бывшими владельцами и государством имущество СЕПГ на сумму 1,2 миллиарда евро.

Начальный капитал партии сложился из имущества Компартии Германии и Социал-демократической партии Германии, воссозданных после окончания Второй мировой войны и в 1946 году объединившихся в СЕПГ на территории зоны советской оккупации. На тот момент это означало всего лишь то, что у СЕПГ были собственные издательства и типографии.

В дальнейшем СЕПГ сильно разбогатела, получив собственность, конфискованную советскими властями в своей оккупационной зоне. Со временем имущество партии приумножалось за счет добровольно-принудительного обмена или продажи различных объектов в пользу партии. Денежные накопления СЕПГ складывались из необлагаемой налогом прибыли принадлежавших ей предприятий, а также из средств господдержки и членских взносов.

По оценкам немецких социалистов, с января по июль 1990 года общая стоимость имущества СЕПГ сократилась с 9,5 до 3,5 миллиарда марок ГДР. Движимое имущество, которое в октябре 1989 года, оценивалось в 500 миллионов марок, в октябре 1990 года, то есть накануне объединения страны, стоило всего четыре миллиона.

Далеко не все средства, которые функционеры СЕПГ успели спасти от конфискации, удалось в итоге найти и вернуть в казну. Сколько именно денег пропало и кто на этом нажился, на данный момент сказать уже практически невозможно. У следователей нет оснований для каких-либо обвинений в отмывании денег, а наследники СЕПГ в руководстве «Левых», в том числе глава парламентской фракции Грегор Гизи и его «правая рука» Рут Кампа, выбрали тактику молчания и отказа от сотрудничества. Это, конечно, провоцирует сомнения в их честности, но не делает их автоматически преступниками.

Вернуть и поделить

В течение 16 лет после объединения новые власти Германии пытались провести инвентаризацию имущества, принадлежавшего различным партиям и политическим организациям в ГДР. Для этого в 1990 году была создана специальная комиссия, которая просуществовала до 2006 года. Задача комиссии сводилась к тому, чтобы понять, какую часть имущества СЕПГ и связанные с ней политические организации получили законными путем. Только эта часть имущества должна была достаться их преемникам в объединенной Германии. Все остальное возвращалось законным владельцам или их наследникам. Если же их невозможно было установить, то имущество предполагалось использовать в общественных целях.

Из итогового отчета комиссии следует, что партии и связанные с ними политические организации в ГДР обладали имуществом на 1,6 миллиарда евро (3,2 миллиарда марок), из которых почти 1,2 миллиарда (2,4 миллиарда марок) приходились на СЕПГ. Меньший размер по сравнению с суммой, приводившейся самими социалистами, объясняется тем, что комиссия учитывала только стопроцентно задокументированные активы.

Сами «Левые» на своей официальной странице в интернете называют себя социально ответственной партией. Они напоминают, что еще в 1990 году их предшественница ПДС отдала около трех миллиардов марок в бюджет ГДР на социальные и культурные расходы. При этом самой партии нужны были деньги на ликвидацию учреждений и предприятий, которые переставали существовать в объединенной Германии, а также на содержание примерно 750 объектов недвижимости до их передачи новым владельцам.

В 1990 году ПДС официально отказалась от имущества СЕПГ за границей. Правда, официально этот отказ был оформлен только два года спустя. В августе 1991 года все деньги со счетов ПДС были сняты ведомством по управлению госсобственностью. Таким образом, как утверждают «Левые», деятельность ПДС в дальнейшем могла финансироваться исключительно за счет членских взносов, пожертвований и государственной помощи, которая поступила после этого момента.

Для партии потеря огромного количества источников дохода стала серьезным ударом. В 1994 году ее лидеры, включая нынешнего главу фракции «Левых» в бундестаге Грегора Гизи, даже грозили устроить голодовку из-за нехватки средств на существование партии. Официально споры завершились только в 1995 году, когда суд отказался вернуть ПДС денежное имущество (наличность и вклады) СЕПГ, поскольку оно было приобретено незаконными путем, и оставил партии только четыре объекта недвижимости и два издательства: Neues Deutschland Verlag und Druckerei GmbH и Karl Dietz Berlin Verlag GmbH.

Независимая комиссия, в отличие от «Левых», отмечает, что процесс передачи имущества после объединения Германии происходил крайне непросто. ПДС неохотно сотрудничала с новыми властями и пыталась скрыть доходы. В частности, не сообщила о наличии счетов в Швейцарии на 11,5 миллиона немецких марок. Не торопилось руководство ПДС раскрывать информацию и о фирмах, которые находились во владении партии и ее функционеров.

Аттракцион невиданной щедрости

Немецкий историк Хубертус Кнабе написал книгу о том, как власти ГДР пытались спасти имущество партии. Он утверждает, что еще в 1989 году в будущей Партии демократического социализма была сформирована «рабочая группа по защите имущества СЕПГ/ПДС». Ее главной задачей было «предпринять шаги против посягательств на имущество партии». На деле рабочая группа занялась срочным выводом денег, чтобы они остались в распоряжении главных функционеров.

Партия начала раздавать щедрые пожертвования связанным с ней организациям. Образовательный центр Cafe-Treff-CT в Магдебурге внезапно получил 200 тысяч немецких марок, а школа вождения — сразу 1,5 миллиона марок. Второй способ «спасения» партийного богатства состоял в раздаче ссуд надежным функционерам. В частности, руководство СЕПГ специально выделило деньги на кредиты для своих сторонников, которые могли выкупить и взять на себя управление заведениями, где часто проводились партийные мероприятия. Окружным ячейкам было велено помогать им в этом.

В этот период были созданы как минимум 30 новых GmbH (обществ с ограниченной ответственностью), которым были выданы огромные кредиты. Рабочая группа отчитывалась, что влияние партии в данном случае гарантировалось вложением капитала и участием в управлении доверенных лиц.

Большое количество денег партия пыталась срочно вывести за границу. Одной из самых известных махинаций такого рода была так называемая «сделка "Путник"». Президиум социалистической партии ГДР летом 1990 года отдал распоряжение своим представителям вывести деньги из страны с помощью Москвы. После консультаций с КПСС было решено, что средства будут переведены на иностранные счета в счет погашения фиктивного долга некоего советского предприятия.

Председатель окружной ячейки ПДС в Галле Карл-Хайнц Кауфманн получил доверенность от московской фирмы «Путник» и открыл несколько счетов как в ГДР, так и за границей. Одновременно от имени «Путника» он направил партийному руководству ГДР письменные напоминания об уплате долга в размере 107 миллионов марок (примерно 53,5 миллиона евро). Все эти средства, согласно фиктивным бумагам, пошли на различные, чуть ли не благотворительные, мероприятия: 12 миллионов были будто бы потрачены на лечение глазных болезней студентов из стран третьего мира, 25 миллионов ушло на открытие центра международного рабочего движения. Чтобы расплатиться с этими мнимыми долгами, ПДС перевела деньги на различные счета в ГДР, Норвегии и Нидерландах.

Операция сорвалась из-за того, что у банков-получателей возникли сомнения в происхождении поступивших к ним крупных сумм. В итоге они заблокировали эти средства и обратились к уголовной полиции, которая начала расследование спустя две недели после официального объединения Германии. Партийные функционеры активно протестовали против следствия и сравнивали обыски с 1933 годом. Тогдашний лидер партии, а ныне глава парламентской фракции «Левых» Грегор Гизи летал в Москву и требовал от КПСС поддержать легенду с «Путником». После возвращения в Германию Гизи и другие лидеры партии решили, что ответственность за скандал с фиктивными долгами, который уже невозможно было замять, должны взять на себя исполнители, однако в 1993 году суд их оправдал, поскольку они действовали с ведома партии и без личной заинтересованности.

Условно честные способы вывести капитал

Немецкие социалисты проводили и другие подобные операции. В частности, 31 мая 1990 года партия перевела деньги «Исламскому религиозному обществу», основанному в феврале 1990 года палестинским торговцем оружием Абдулом Маджидом Юнесом (Abdul Majid Younes). Его организация получила от правящей партии ГДР 75 миллионов марок (37,5 миллиона евро) задним числом. Чек был датирован 31 мая. Это был последний день, когда партия могла свободно распоряжаться своим имуществом. С 1 июня 1990 года оно перешло в доверительное управление особого ведомства в преддверии объединения.

Кроме того, немецкая СЕПГ действовала через австрийских коммунистов. В частности, сумма, эквивалентная 92 миллионам евро, была переведена со швейцарских счетов СЕПГ и ее функционеров австрийскому доверенному лицу на счет предприятия, которое официально принадлежало Коммунистической партии Австрии. Денежный эквивалент еще около 128 миллионов евро, которые лежали на счетах СЕПГ в Bank Austria, то же доверенное лицо перевело из Вены в Цюрих. Спустя некоторое время этот человек обратился в цюрихский банк с требованием выдать все деньги наличными в венском филиале. Затем эти средства были вложены в анонимные ценные бумаги или оказались на сберегательные книжках. Установить их истинных владельцев и происхождение с этого момента становилось уже практически невозможно.

Независимая комиссия смогла раскрыть не все аферы. Расследования проходили не только в Германии, но и в Австрии, Швейцарии, Люксембурге, Лихтенштейне и Венгрии. Однако нельзя исключать вероятности того, что бывшие партийные функционеры перевели деньги, например, на Кубу, а Гавана отказывается сотрудничать с немецкими комиссиями, расследующими социалистическое прошлое Германии.

Правда, это только одна из имеющихся трудностей. В середине 1990-х годов истек срок хранения многих документов, которые могли бы помочь в выявлении собственности партии. Если в некоторых странах документы все-таки сохранили, то в Венгрии, например, архивы, очевидно, «почистили». В ряде случаев установить что-либо довольно сложно из-за банковской тайны. Кроме того, в 1990-х годах не существовало четкого законодательства в отношении отмывания денег, поэтому поймать аферистов и привлечь их к ответственности было крайне трудно.

Власти Германии продолжают надеяться, что им удастся найти сведения о пропавшем имуществе СЕПГ в ходе изучения информации о налоговых уклонистах. Как показывает опыт судов по возвращению незаконно выведенных из ГДР средств, Берлину есть за что биться: так, в 2013 году швейцарский суд обязал банк UniCredit вернуть ФРГ 254 миллиона евро. Эта сумма состоит из вклада в австрийском банке (позднее приобретенном UniCredit), сделанного от имени СЕПГ, плюс набежавшие проценты. Возвращенные средства будут переданы восточногерманским федеральным землям, которые являются правопреемниками властей бывшей ГДР.

Однако пока уличить кого-либо в причастности к пропаже миллионов СЕПГ не удалось, а руководство «Левых» старательно пытается замять любые упоминания о судьбе имущества своих предшественников. Например, зампред парламентской фракции «Левых» Дитмар Бартч, который в начале 1990-х годов был казначеем партии ПДС, заявил, что бывшее имущество ГДР — это история прошлого века, намекая тем самым, что пора бы уже перестать копаться в прошлом.

«Серый кардинал» из ГДР

Впрочем, публикации о работе Рут Кампы на «Штази», которые заставили вспомнить о прошлом современных «Левых», могут нанести серьезный урон репутации партии, хотя ни для кого не секрет, что многие из ее нынешних руководителей входили в СЕПГ. Дело в том, что Кампу считают «серым кардиналом» «Левых». О ней известно крайне мало, на публике она появляется неохотно, но вместе с тем играет очень заметную роль в партии. Формально она занимает пост ответственного секретаря парламентской фракции «Левых» и считается правой рукой руководителя фракции Грегора Гизи. Она также входит в состав комитета бундестага, отвечающего за организацию выборов.

Кампа также ведет партийный бизнес. Она является совладелицей предприятий, которые Партия демократического социализма получила в 1995 году в ходе перераспределения имущества СЕПГ. Причем она владеет долями в этих предприятиях как частное лицо, а не как представитель «Левых».

Проследить за тем, как Кампа пришла в бизнес, можно на процедуре спасения от банкротства восточногерманского аналога газеты «Правда». В начале 1990-х годов оставшаяся практически без средств Партия демократического социализма во главе с Гизи рисковала потерять свой центральный печатный орган Neues Deutschland (ND) («Новая Германия»). В обход ведомства по управлению госсобственностью, которое распоряжалось бывшей собственностью СЕПГ, ПДС перевела газете в качестве ссуды 15,5 миллиона марок. Вслед за этим было образовано некое «Общество друзей ND», которое предложило помочь в издании газеты и обещало как минимум миллион марок (по другим данным, четыре миллиона). Кто стоял за этим щедрым предложением и кому принадлежали деньги, неизвестно. Однако почетным председателем «Общества друзей ND» являлась Рут Кампа.

На данный момент издательский дом Neues Deutschland Druckerei und Verlag GmbH наполовину принадлежит группе компаний Fevac, третью которой владеет та же Кампа. В общей сложности в Fevac входят пять различных компаний. Помимо Neues Deutschland Druckerei und Verlag GmbH, интерес среди них представляет также NDZ Neue Zeitungsverwaltung GmbH. Кампа является в этой компании не только совладелицей (через Fevac), но и ее генеральным директором.

История создания NDZ Neue Zeitungsverwaltung GmbH также примечательна. В 1992 году Гизи вместе с другими партийными функционерами приобрел за 50 тысяч марок у гамбургского нотариуса совокупные права на участие в компании Macmoney 50. Vermögensverwaltungs GmbH. В день покупки фирма была переименована в NDZ Neue Zeitungsverwaltung GmbH, а в январе 1993 года права на владение компанией были переданы Fevac под руководство Кампы. На вопрос, зачем Гизи нужна была такая сложная схема, он отвечает, что все делалось для спасения партийной газеты.

В финансовой истории «Левых» остается до сих пор много вопросов. Хотя поводы для формальных обвинений отсутствуют, закрытость ее лидеров не идет на пользу партии. Ее задача к следующим выборам 2017 года сводится к тому, чтобы зарекомендовать себя в качестве структуры, с которой можно договариваться и строить коалиционное правительство.

Если бы «Левые» уже имели статус респектабельной партии, то после прошедших выборов вполне могли бы претендовать на участие в кабинете министров. Блоку Ангелы Меркель ХДС/ХСС не хватило голосов для единоличного управления страной, а их бывшие партнеры — либералы из Свободной демократической партии (СвДП) — вовсе не прошли в бундестаг. В результате другие парламентские партии: СДПГ, «Зеленые» и «Левые» — могли бы формировать собственный кабинет, но с «Левыми» никто не хочет сотрудничать. Партия Гизи и Кампы до сих пор отказывается признать, что ГДР была неправовым государством, шлет Фиделю Кастро поздравления с днем рождения и собирается строить коммунизм.

Мир00:01 1 ноября
Обложка комикса Is This Tomorrow?

Ленина на них нет

Американцы полюбили социализм. Советский Союз не понадобился