Новости партнеров

Коричневая метка

Власти России ответили на беспорядки в Бирюлеве молчанием

Задержание участника народного схода в Бирюлеве
Фото: Максим Шеметов / Reuters

«Народный сход» в столичном районе Бирюлево Западное, участники которого требовали скорейшего расследования убийства Егора Щербакова, столь стремительно перерос в погром, что вверг российский политический бомонд в ступор. Никакой внятной оценки того, из-за чего вспыхнули массовые беспорядки в одном из спальных районов Москвы, российские власти пока не дали. И уже вряд ли дадут: после того как сотни москвичей были задержаны, а затем отпущены домой, полиция привычно переключилась на очередную зачистку города от гастарбайтеров.

Можно рассуждать о том, что бунт в московском Бирюлеве устроили радикально настроенные националисты, но нельзя не признать, что расистские настроения пронизывают все российское общество, а действия погромщиков вызывают одобрение и у обычных москвичей. Июльский опрос «Левада-центра» показал, что у населения России сложился резко негативный образ трудового мигранта: большинство россиян считают, что мигрантов в стране слишком много, при этом приезжие неопрятны, неквалифицированны и не владеют русским языком. 84 процента россиян выступают за введение строгого визового режима со странами Средней Азии и Закавказья.

Все эти представления россиян одновременно находят и не находят отражения в текущей политике российских властей. Правительство, понимая, что приток дешевой рабочей силы из-за рубежа является необходимым условием экономического роста, ищет способ примирить потребность в приезжих с политической выгодой, которую можно извлечь из спекулирования на неприязни к иностранцам. В ходе летней кампании по избранию мэра столицы самыми заметными действиями московской администрации, возглавляемой на тот момент кандидатом на этот пост Сергеем Собяниным, оказались антимигрантские рейды, показательные выдворения гастарбайтеров и строительство бессмысленных лагерей для приезжих. Не брезгуют очевидно болезненной темой и оппоненты действующей власти. Координационный совет российской оппозиции еще в феврале призывал к отмене безвизового режима со странами Средней Азии.

В своих официальных заявлениях власти только и говорят, что в страну необходимо привлекать квалифицированных мигрантов, желательно готовых инвестировать в российскую экономику. Но на деле ситуация выглядит обратным образом: Россия держит открытыми границы с соседними государствами. Мигранты метут московские улицы и строят спортивные сооружения к Олимпиаде в Сочи.

Сегодня в 142-миллионной России число нелегальных гастарбайтеров, по приблизительным оценкам, составляет около десяти миллионов человек, в основном из более бедных стран СНГ. Еще около трех миллионов иностранцев работают «в белую». И пока Россия, население которой неуклонно сокращается, не сумеет переломить отрицательный демографический тренд, количество приезжих будет расти. Южные же соседи России ежегодно выбрасывают на рынок труда дополнительное количество людей.

Президент Владимир Путин ведет с соседними государствами сложную политическую игру, выстраивая через открытый для приезжих рынок труда курс на интеграцию с бывшими республиками Советского Союза. Его среднеазиатские и закавказские партнеры вынуждены идти навстречу Москве, так как понимают, что гастарбайтеры, работающие в России, являются одним из ключевых факторов стабильности в их собственных странах. Но до конца продуманной эту игру считать нельзя.

Меры российского правительства по ограничению притока мигрантов малоэффективны. Внутренняя неустроенность миграционной политики, помноженная на противоречивые сигналы, которые посылает власть, и коррупцию, ведет к закономерному итогу: Россия продолжает принимать как легальных, так и нелегальных мигрантов, но при этом не заботится ни об их интеграции в общество (считая, видимо, что трудовой мигрант в конечном итоге все равно отправится обратно на родину), ни о создании стимулов к тому, чтобы «выбелить» по большей части «черный» рынок труда, всасывающий в себя миллионы приезжих. Социальное напряжение, вызванное трениями между этническими русскими и мигрантами в Москве и других городах России, периодически приводит к вспышкам насилия.

В столице три года назад десятитысячный митинг у стен Кремля против приезжих вылился в столкновения с милицией и нападения на людей неславянской наружности. Вчера в Бирюлеве собравшихся было меньше, но действовали они куда более яростно. Чиновники же по привычке продолжают игнорировать и движения радикальных националистов, и оформление этнических анклавов в переполненной мигрантами столице. В свою очередь этнические русские, раздраженные бездействием властей, в приступе ненависти смешивают в единое целое проступки выходцев с Северного Кавказа и иностранцев, что значительно затруднит в дальнейшем разработку необходимых мер для купирования распространяющейся заразы.

По случайному совпадению беспорядки в Бирюлеве произошли всего за день до празднования в столице Курбан-байрама, праздника мусульман, когда на улицы Москвы на общую молитву выходят десятки тысяч приезжих. И это еще один фактор, раздражающий жителей российской столицы. Приток мигрантов меняет не только демографическую картину общества, но и религиозную. Сегодня эта тенденция почти незаметна, но через какие-нибудь десять лет она будет оказывать не меньшее давление на российский социум, чем то, которое оказывает приток мигрантов на Москву, где уже сегодня проживает больше мусульман, чем в любой из европейских столиц. Пока же Кремль игнорирует мусульманское меньшинство, делая ставку на пропаганду православия, сопровождая ее символическим воспеванием религиозного и этнического многообразия России.

В последние годы российские власти на всех уровнях только и делали, что расписывались в своем бессилии в решении миграционных и демографических вопросов. И нет никаких причин полагать, что события в Бирюлеве подвигнут чиновников, депутатов, полицию и ФМС собраться и пересмотреть стихийно сложившуюся в России миграционную политику. Сегодня в России у власти нет ни желания, ни возможностей для того, чтобы поставить происходящему с обществом верный диагноз и назначить ему соответствующее лечение.