Холостой «Арсенал»

О бесплодных попытках Усманова стать Абрамовичем

Алишер Усманов и Роман Абрамович после матча между «Арсеналом» и «Челси»
Фото: Eddie Keogh / Reuters

Российский предприниматель Алишер Усманов увеличил свою долю в лондонском футбольном клубе «Арсенал». После очередных приобретений у компании Red & White Holdings, принадлежащей Усманову и его иранскому партнеру Фархаду Мошири, оказалось более 30 процентов акций Arsenal Holdings plc. «Лента.ру» попыталась разобраться, зачем Усманов наращивает долю в лондонском клубе, который он все равно не сможет контролировать.

За последние годы немало крупных европейских футбольных клубов перешли в руки инвесторов из стран — экспортеров сырья, таких как Россия, Катар и ОАЭ. Лондонский «Челси» принадлежит Роману Абрамовичу, «Манчестер Сити» — Мансуру ибн Зайду аль-Нахайяну из Эмиратов, французский ПСЖ — фонду Qatar Investment Authority, связанному с семьей эмира Катара, «Монако» — бывшему владельцу «Уралкалия» Дмитрию Рыболовлеву. Все эти новые хозяева вложили либо продолжают вкладывать большие деньги, чтобы привести свои команды к успеху. Некоторым клубам повезло меньше — например, испанской «Малаге», чей хозяин шейх Абдулла бин Насер Аль-Тани из Катара быстро потерял интерес к команде. Можно вспомнить и более близкий россиянам пример махачкалинского «Анжи».

Все эти истории объединяет одно: богачи покупали клуб целиком (или как минимум получали над ним контроль) и устанавливали свои порядки. Именно Роман Абрамович выбирал тренеров «Челси», именно люди из ОАЭ покупали в «Манчестер Сити» одного нападающего за другим, когда команда страдала от недостатка игроков других амплуа, и так далее. «Челси», пройдя долгий путь проб и ошибок, в итоге добился наивысшего успеха, победив в Лиге чемпионов. Какой-то из других «новых суперклубов», судя по всему, сделает это через несколько лет.

История взаимоотношений Алишера Усманова и «Арсенала» имеет мало общего с историями Абрамовича и «Челси» или Рыболовлева и «Монако», пусть даже начиналась она похожим образом. Судя по всему, в августе 2007 года, когда Усманов впервые приобрел долю в клубе (тогда она составляла 14,5 процента), российский бизнесмен рассчитывал купить «Арсенал» целиком. Однако затем, как говорится, что-то пошло не так.

Война с Кронке

Свой первый пакет акций Усманов купил у Дэвида Дина — бывшего вице-президента «Арсенала». Дин много сделал для клуба — в частности, именно он пригласил на пост главного тренера Арсена Венгера и организовал трансферы Патрика Виейра, Тьерри Анри, Сола Кэмпбелла и других звезд. Однако в апреле 2007 года Дин вынужден был покинуть лондонский клуб — как сообщалось, из-за «непримиримых разногласий» с другими членами совета директоров. Дин считал, что «Арсеналу» нужен иностранный владелец, который инвестирует большие деньги в развитие клуба. Через несколько месяцев после ухода Дина из «Арсенала» стало ясно, что таким человеком, по его мнению, мог бы стать Усманов. На некоторое время Дин даже возглавил компанию Red & White Holdings, созданную Усмановым и Мошири для покупки акций «Арсенала».

Примерно в то же время, что и Усманов, инвестициями в «Арсенал» заинтересовался американец Стэн Кронке, который сделал себе состояние на недвижимости, а впоследствии купил несколько спортивных команд — в основном в штате Колорадо (там Кронке принадлежат баскетбольный «Денвер Наггетс» и хоккейный «Колорадо Эвеланш»). На тот момент владельцами значительной части акций «Арсенала» были выходцы из высшего общества, любители крикета и прочих развлечений британской элиты. Изначально они настороженно отнеслись и к Усманову, и к Кронке. Со временем отношение к Кронке изменилось — американца стали воспринимать как «меньшее зло».

Питер Хилл-Вуд, который тогда был председателем совета директоров «Арсенала», прямо говорил о «сомнительном» происхождении капиталов Усманова. Коллеги Хилл-Вуда воздерживались от резких высказываний, но на контакт с россиянином тоже не шли. Все это было бы не такой большой трудностью для Усманова — в конце концов, любую спесь можно сбить деньгами — но в «Арсенале» выставили круговую оборону от иностранного капитала.

Члены совета директоров, в частности, договорились, что не будут продавать свои доли «третьим лицам» без согласия других членов совета. Дополнением к этому пакту стало соглашение с Кронке: ради того, чтобы американец «защитил» клуб от Усманова, его взяли в совет директоров. Что касается российского бизнесмена, то к нему британцы по-прежнему относились прохладно: руководство клуба даже наняло детектива, который отправился в Узбекистан расследовать тюремное прошлое Усманова (с 1980 по 1986 годы он отбывал срок в колонии; в 2000 году Верховный суд Узбекистана признал, что дело в его отношении было сфабриковано).

Некоторое время интрига сохранялась: по правилам Лондонской фондовой биржи, тот, кто первым довел бы свою долю в клубе до 30 процентов, должен был сделать обязательное предложение остальным акционерам о выкупе их долей. Однако для того, чтобы выкупить эти доли, требовались сотни миллионов фунтов, а на фоне кризиса 2008 года возможности пойти на такие траты у Усманова не было. Пожалуй, именно кризис стал основной причиной того, что клуб в итоге достался Кронке.

Переход «Арсенала» под контроль американского бизнесмена состоялся в 2011 году. Кронке преодолел планку в 30 процентов, а затем сделал обязательное предложение другим владельцам акций. Большинство из них согласились продать свои доли. В принципе, в этот момент избавиться от своих акций мог и Усманов. Но он отказался.

Зачем Усманову новые акции «Арсенала»

После сделки с Кронке владельцев акций «Арсенала» осталось совсем мало (в том числе потому, что и самих акций мало — около 62 тысяч при рыночной цене 16 тысяч фунтов стерлингов за акцию). Важно понимать, что акции сохранили те самые люди, которые в 2011 году по каким-то причинам отказали Кронке. Следовательно, ради увеличения доли Усманову, скорее всего, пришлось заплатить за акции больше их реальной стоимости. Возникает вопрос, зачем ему это нужно.

Возможных рациональных объяснений не очень много. Поступок Усманова было бы проще понять, если бы он увеличил свою долю, скажем, в начале 2012 года. Тогда еще действовало правило, по которому владелец 30-процентной доли официально считался совладельцем клуба вне зависимости от того, является он крупнейшим акционером или нет. Согласно этому правилу, Усманов получил бы полный доступ к финансовой документации «Арсенала» и право вето на любые сделки крупнее 25 тысяч фунтов. Финансовую отчетность клуба Усманов подписывал бы вместе с Кронке.

Летом 2012 года английская премьер-лига (как считается, под влиянием директоров «Арсенала») отменила это правило. Теперь доступ к финансовым документам есть только у членов совета директоров. Их в «Арсенале» пять: сам Кронке, президент клуба сэр Чипс Кесвик, лорд Филип Чарльз Харрис, член ордена Британской империи Кен Фрайар, работающий в «Арсенале» уже 67 лет, а также исполнительный директор Иван Газидис. Достойный состав для футбольного клуба, за который, как считается, болеет королева Елизавета. И, пожалуй, не совсем та компания, в которой Усманов мог бы почувствовать себя своим.

Акции «Арсенала» можно было бы покупать в надежде на прибыль, но политика клуба за последние 30 лет заключается в том, чтобы вкладывать заработанное в развитие. «Арсенал» не платит дивиденды, и Кронке не раз давал понять, что будет продолжать эту политику.

Итак, по состоянию на октябрь 2013 года Усманов остался с не очень ликвидным активом в виде 30 процентов акций «Арсенала» без членства в совете директоров и права как-либо влиять на деятельность клуба. Пакет Усманова является блокирующим, но фактически право вето россиянин может применить только по самым важным вопросам — таким, как переезд на новый стадион.

17 октября состоялось ежегодное собрание акционеров «Арсенала», и сэр Чипс Кесвик, впервые председательствовавший на нем, довольно сдержанно и корректно отвечал на вопросы — не в пример своему предшественнику Питеру Хилл-Вуду, для которого было нормой отпустить пару-тройку колкостей в адрес руководителей «Тоттенхэма» или поблагодарить акционеров «за ваш интерес к нашим делам». Однако, когда Кесвика спросили, почему Усманов не входит в совет директоров, президент «Арсенала» отвечать отказался. Судя по всему, улучшить отношения с руководством клуба россиянину не удалось.

Если бы Усманов мог выкупить клуб у Кронке, ему не нужно было бы приобретать доли мелких акционеров — российский бизнесмен, как и любой другой потенциальный покупатель «Арсенала», может обратиться напрямую к американцу. Однако Кронке не только не высказывал желания избавиться от лондонского актива, но и вообще никогда не продавал акции спортивных клубов. По слухам, представители Усманова каждую неделю звонят американцу с предложением о покупке «Арсенала», и Кронке регулярно отвечает отказом.

В Англии предполагают, что, заполучив долю в 30 процентов, Усманов может подать иск в суд с требованием доступа к финансовой документации. Тем не менее, перспективы такого иска выглядят сомнительными — непонятно, что именно Усманов может противопоставить правилам премьер-лиги.

С другой стороны, оставаясь владельцем крупного пакета акций лондонцев, российский бизнесмен не сильно рискует. «Арсенал» — один из самых благополучных футбольных клубов мира. Сезонный абонемент на матчи «Арсенала» в премьер-лиге стоит от 985 фунтов стерлингов (от 50 тысяч рублей). Билет на игру обойдется в сумму от 26 до 126 фунтов (от 1300 до 6500 рублей). Несмотря на то, что это самые высокие цены в английской премьер-лиге, билеты на матчи «Арсенала», как правило, распродаются полностью.

«Арсенал» получает хорошую долю от продажи прав на телетрансляции и зарабатывает призовые за участие в еврокубках: лондонский клуб играет в Лиге чемпионов 15 лет подряд. «Арсенал» довольно много тратит на зарплаты игроков, но жестко регулирует трансферные расходы: до перехода Месута Озила из мадридского «Реала» за 44 миллиона фунтов «Арсенал» ни на одного игрока не тратил больше «двадцатки». При этом в другие клубы за 20 и более миллионов фунтов лондонцы продали семь игроков.

В сущности, «Арсенал» уже много лет ведет аккуратную финансовую политику в духе правил «финансовой фейр-плей», которые вводит УЕФА. Суть этих правил состоит в том, чтобы клубы не тратили больше, чем они зарабатывают. В частности, предполагается, что это позволит клубам не зависеть от вложений сверхбогатых инвесторов. По замыслу УЕФА, модель «клуба-игрушки в руках сырьевого миллиардера» должна умереть.

Даже если Усманов все еще надеется со временем переубедить Кронке и добиться контроля над клубом, непонятно, что он будет делать с «Арсеналом» дальше. Усманов публично признавался, что давно болеет за «Арсенал». Он время от времени ходит на матчи клуба (на стадионе «Эмирейтс», где команда проводит домашние игры, у Усманова есть собственная ложа). Но «финансовая фейр-плей» с каждым годом все сильнее удерживает владельцев клубов от трат. Да и сами траты далеко не всегда гарантируют победы. В конце концов, последний победитель Лиги чемпионов — мюнхенская «Бавария» — по своей финансовой модели гораздо больше похож на «Арсенал», чем на ПСЖ или «Манчестер Сити».

Экономика00:0611 декабря

Черная мечта

Россияне хотят жить хорошо на деньги от нефти. Аляска делает это уже 40 лет