И в тайне почивает Русь

Почему Госдепартамент больше не платит за исследования бывшего СССР

An assistant shows the block with a red button marked "reset" in English and "overload" in Russian that US Secretary of State Hillary Clinton handed to Russian Foreign Minister Sergei Lavrov during a meeting on March 6, 2009 in Geneva. This upbeat note is a reference to a speech by new US Vice-President Joe Biden in January signalling that the Obama administration wanted vastly improved ties with Russia. The meeting over dinner in Geneva is expected to discuss world tensions, ranging from Afghanistan to a planned US missile shield in Europe and Iran's nuclear programme.
Фото: Fabrice Coffrini / AFP

Государственный департамент США прекращает выделение грантов на преподавание русского языка и изучение российской политики и культуры. Программа, за счет которой на протяжении трех десятилетий финансировалась подготовка экспертов по России, приостановлена. Будет ли она возобновлена в дальнейшем — непонятно. Американские специалисты по Восточной Европе бьют тревогу и готовятся в конце ноября 2013 года создать специальную инициативную группу, отстаивающую их интересы перед Госдепартаментом. Собеседники «Ленты.ру» утверждают, что прекращение государственных ассигнований напрямую связано с финансовыми неурядицами в США. Но они согласны и с тем, что эта ситуация отражает общее падение интереса американской дипломатии к России.

Бюджетная жертва

О том, что американская «Программа исследований и подготовки в вопросах Восточной Европы и новых независимых государств бывшего Советского Союза» больше не получает финансирования, стало известно в начале октября. Тогда администрация Барака Обамы вступила в схватку с республиканцами из Палаты представителей Конгресса, спровоцировав прекращение работы госучреждений, но добившись в итоге согласия оппозиции поддержать урезанный вариант бюджета на следующий финансовый год.

Побочной жертвой сокращений государственных расходов оказалась и образовательная программа, существовавшая по решению Конгресса с 1983 года. Она нужна была, чтобы предоставлять властям США «независимо верифицированную» информацию об истории, политике, культуре и языках стран социалистического лагеря (а после его крушения ― стран бывшего СССР и Балкан). За эту программу, получившую название Title VIII, в Госдепартаменте отвечает бюро разведки и исследований: в разгар «холодной войны» американские законодатели постановили, что изучение вероятного противника, Советского Союза, имеет «высочайшую важность для национальной безопасности США».

Бюро заключает договоры о предоставлении грантов не только академическим исследовательским институтам, но и некоммерческим организациям. Среди последних ― Совет по международным исследованиям и обменам, Международный научный центр имени Вудро Вильсона, Национальный совет евразийских и восточноевропейских исследований (NCEEER) и Научный совет социальных исследований (SSRC). В рамках программы финансировались не только исследовательские гранты, но и подготовка стажеров Госдепартамента перед их отправкой в страну пребывания. Стипендиатами профинансированных в рамках Title VIII программ были десятки специалистов по СССР и России, включая бывших госсекретарей США Мадлен Олбрайт и Кондолизу Райс, а также нынешнего посла США в Москве Майкла Макфола.

На протяжении последних десяти лет бюджет этой программы неуклонно снижался. В 2002-м он составлял четыре с половиной миллиона долларов, а в прошлом году ― 3,3 миллиона. На образовательные проекты, предусмотренные партнерами Госдепартамента на 2013-2014 годы, американское правительство теперь не выделяет ни доллара. «Нам было сказано нашим руководителем программ, [передававшим слова людей из] Госдепартамента, что именно в этом году, ввиду разных обстоятельств, деньги на этот грант [по программе Title VIII] не были перечислены. Это было внутреннее бюджетное решение Госдепартамента: в бюджетном акте от федерального Конгресса деньги на программу были одобрены, но их перечисление оставлено на рассмотрение Госдепартамента, который потом решил этих денег не выдавать», ― заявил «Ленте.ру» научный сотрудник Центра российских, восточноевропейских и евроазиатских исследований Университета Иллинойса Джон Рэндольф.

«При сложной ситуации с бюджетом США не способны профинансировать все программы, которые исторически поддерживались Государственным департаментом. В свете этих ограничений финансирование программы [Title VIII] в 2013 фискальном году не осуществляется. США продолжают поддерживать сотрудничество студентов и академических исследователей, которые специализируются на изучении Европы, Евразии и Центральной Азии и их коллег из региона», ― кратко прокомментировали «Ленте.ру» ситуацию в американском посольстве в Москве. Сам глава дипмиссии Майкл Макфол, которому прочат отставку, проводит каникулы в родном Стэнфордском университете.

В итоге в начале ноября Американский совет обществ преподавателей сообщил о приостановке программы восточноевропейских исследований, Университет штата Аризона заморозил прием заявок на участие в летних языковых школах, таким же образом поступил Университет Индианы, считающийся одним из крупнейших исследовательских центров по русистике. Масштабные сокращения своих программ произвел NCEEER, отказавшись от проведения национального исследовательского конкурса, распределения грантов на краткосрочные исследовательские поездки и финансирования стипендий по изучению коренного населения. Стипендии по евразийскому направлению прекратил выдавать SSRC, аналогично поступил Институт углубленных российских исследований имени Джорджа Кеннана при Центре Вудро Вильсона.

Профессор истории из Университета Ричмонда Дэвид Бранденбергер считает свертывание этих программ «серьезным ударом» для российских исследований. «Большинство профессиональных исследователей, специализирующихся по Евразии, работают в университетах и колледжах, которые не располагают достаточным финансированием для того, чтобы полностью поддерживать своих сотрудников. Таким образом, эти исследователи полагаются на финансирование от федерального правительства и частных фондов. Практически все серьезные американские специалисты хотя бы раз получали прямую поддержку по линии Title VIII на протяжении последних 20 лет, так что это финансирование косвенно благоприятствовало всей области специализации», ― заявил Бранденбергер «Ленте.ру». Профессор Университета Мичигана, специалист по странам Закавказья Рональд Суни в письме редакции называет решение Госдепартамента «катастрофой» для одного из лучших в США исследовательских сообществ.

При этом представители Госдепартамента не уведомили своих партнеров о том, будет ли возобновлено финансирование грантов по программе Title VIII. «При таком бюджете этого просто не сделать», ― заявил в конце октября РИА «Новости» неназванный источник в американском внешнеполитическом ведомстве. Замдиректора Института Кеннана Уильям Померанц полагает «неочевидным», что в бюджете на 2014 год появится строчка про Восточную Европу.

Любопытно, что общие затраты на финансирование программы не составляли и пяти процентов от бюджета бюро разведки и исследований Госдепартамента (общий бюджет составил 67,2 миллиона долларов в 2012-м и 60,7 миллиона в 2013-м) или тысячной процента от расходной части всей американской казны. «Обама вынужден проводить секвестр и сокращать все программы, включая оборонные, так что “поддержка демократии”, а российские исследования рука об руку идут с “поддержкой демократии”, ― это не та тема, на которую в администрации посчитали нужным выделять деньги, хотя сумма, конечно, ерундовая», ― рассуждает в беседе с «Лентой.ру» президент Института стратегических оценок Александр Коновалов.

Если Госдепартамент вместе с программой по изучению России и стран СНГ урезал бюджет и программ образовательного и культурного обмена, то министерство образования США перекроило финансирование другой профильной программы, Title VI, введенной еще в 1958 году Актом о высшем образовании. Она также напрямую касается изучения Восточной Европы и стран бывшего СССР. В ее рамках государство поддерживало деятельность национальных исследовательских центров, которые специализируются на региональных и лингвистических исследованиях.

Еще в апреле 2011 года под давлением республиканцев администрация Обамы вынуждена была пойти на 40-миллиардное сокращение государственного бюджета, которое затронуло все без исключения ведомства. Были урезаны в том числе и программы министерства образования и Госдепартамента по субсидированию международных исследований, изучению иностранных языков и диссертационных программ за рубежом. До этого каждый из этих исследовательских центров получал от министерства образования США от 250 до 350 тысяч долларов. Например, финансирование российского направления исследований по линии языковых программ было сокращено на 47 процентов.

На 2012 год оба ведомства сохранили расходы по региональным направлениям на примерно том же уровне, хотя Конгресс этого уже не требовал. При этом общее финансирование исследований по линии управления по делам высшего образования, наоборот, значительно возросло.

Дипломатия в заложниках

Сворачивание Title VIII заставило американских исследователей, специализирующихся на России, забить тревогу. Ассоциация славянских, восточноевропейских и евразийских исследований (ASEEES), крупнейшая организация, объединяющая американских русистов, создала инициативную группу, которая будет лоббировать перед Конгрессом и администрацией Обамы необходимость возвращения финансирования. 22 ноября члены ASEEES соберутся в Бостоне на ежегодный съезд, в ходе которого и будут обсуждать денежный вопрос.

Вероятно, попытка академического сообщества добиться возвращения финансирования так ничем и не закончится. Как пишет Лора Адамс из Центра российских и евроазиатских исследований имени Дэвиса при Гарвардском университете, сейчас российское направление исследований фактически осталось как без лоббистов в Конгрессе, так и без защитников внутри самого Государственного департамента. «Боб Хьюбер из Национального совета евразийских и восточноевропейских исследований работал с конгрессменом Дэвидом Обеем из Висконсина, председателем комитета Палаты представителей по ассигнованиям и его подкомитета по делам образования, добиваясь того, чтобы бюджет по Title VIII был прописан каждый год и не недооценивался в условиях тяжелого бюджетного климата. К сожалению, Хьюбер умер в 2011 году, а Обей и защитник Title VI в сенате Кристофер Додд ушли из Конгресса. Сейчас защитника Title VIII в Госдепартаменте нет», ― с тревогой писала Лора Адамс еще весной. Профессор Померанц из Института Кеннана в письме «Ленте.ру» соглашается: «Конгресс демонстрирует незначительный интерес в увеличении финансирования евроазиатских исследований в США».

Без денег не будет исследовательских программ, без исследовательских программ не будет специализирующихся по ним студентов, а без студентов-специалистов ― самих экспертов по российской проблематике. Адамс считает, что программа, будучи «недорогой и чрезвычайно эффективной», «оказала большое влияние на формирование культурной компетентности выпускников американских колледжей».

Отказ Госдепартамента от финансирования российских исследований, отмечает, в свою очередь, исследователь из Университета Питтсбурга Шон Гиллори, вообще вынудит многих молодых ученых пересмотреть свою специализацию. «Многие рассчитывают на Title VIII в своем изучении языка и диссертационных исследованиях. Без этих денег выпускники встретятся с ужесточением конкуренции за уже сократившиеся фонды [на исследования], и для многих в сложных экономических условиях карьерный рост застопорится», ― рассуждает он на страницах своего блога.

Адамс полагает, что именно «недостаточный уровень экспертизы» сотрудников Госдепартамента и привел к некоторым недавним внешнеполитическим ошибкам, хотя и не указывает к каким. Профессор Бранденбергер высказывается четче: без профессионалов американская дипломатия будет руководствоваться на пространстве бывшего СССР «плохими советами и негодной экспертизой, как это случилось в Ираке и Афганистане».

Профессура в попытке спасти финансирование предлагает компромиссный вариант ― распространить действие Title VIII и на другие регионы мира. Это программа «может служить моделью для фондов в США и за рубежом, которые хотят инвестировать в способность следующих поколений ориентироваться в глобальном будущем», считает Адамс. Но у нее есть сомнения: год назад она беседовала с тогдашним помощником госсекретаря по вопросам Южной и Центральной Азии Робертом Блейком о финансировании науки. Из этого разговора можно сделать только пессимистичные выводы: финансирование программ по странам бывшего СССР не вернется на уровень 2010 года. Финансирование, «возможно», будет осуществляться на принципах частно-государственного партнерства, сказал ей Блейк, покинувший пост этим летом. Что сейчас об этом думают в Госдепартаменте, собеседникам «Ленты.ру» неизвестно.

Еще до финансовых неурядиц стало понятно, что американское правительство утратило былой интерес к России как региону перспективных исследований. Общий объем финансирования, выделяемого на проекты национальных исследовательских центров по русистике на протяжении последнего десятилетия, уступил финансированию исследований Ближнего Востока, Латинской Америки и Восточной Азии. Начиная с 2010 года Восточная Азия как объект исследований получила преимущество в программах министерства образования США.

Свое отношение к обучению специалистов по России пересматривают и неправительственные американские организации. Страны бывшего СССР перестали быть приоритетными для программы по поддержке высшего образования Фонда «Открытое общество» Джорджа Сороса, который прекратил финансирование своих программ в России еще в 2003 году.

По данным американского министерства образования, число аспирантов, получающих степени по направлению «российские исследования», сократилось с 593 в 1991 году до 340 в 2011-м. «Снижение исследовательского интереса к России закономерно. Студенты отражают наличие или отсутствие спроса на их специальность; если человек не может рассчитывать на то, что сможет прокормить себя и свою семью, то зачем ему заниматься этой профессией? ― рассуждает Коновалов. ― Россия уже давно не является центром интересов США, хотя у нас этого не понимают. Если отправиться в Америку, то и за две недели по телевизору можно ни разу не услышать упоминания России. О ней вспоминают как о геморрое, то есть когда приходится садиться на жесткое, как, например, в случае с войной в Сирии».

Пока опрошенные «Лентой.ру» эксперты не торопятся списывать решение Госдепартамента на «большой популярный метанарратив о будущем международной политики, восходе Китая и конце "холодной войны", упадке США и России», как это определяет профессор Рэндольф. «Здесь не чувствуется влияния глубокого, стратегического решения американской дипломатии или силовых структур», ― уверен он. Профессор Бранденбергер в этой ситуации склонен горько шутить: «Если бы прекращение финансирования было свидетельством глубокого сдвига в исследовательских приоритетах, его бы осуществили куда с большей логикой — чтобы сохранить ресурсы и исследователей. Неуклюжесть, с которой об этом было объявлено, позволяет предполагать, что это было результатом скороспелого и плохо обдуманного решения, принятого в условиях чрезвычайного бюджетного давления».

подписатьсяОбсудить
Ваши мечты не сбудутся
Почему «Газпром» заставляет ветеранов и многодетных родителей сносить свои дома
Беслан Мудранов и Владимир ПутинЛига чемпионов
Сколько бывшие олимпийцы зарабатывают в политике
«Если в тюрьму не попал — уже хорошо»
Профессор ВШЭ Исак Фрумин о школьной сегрегации и высшем образовании для всех
День ВМФ России в СевастополеСкажи мне, чей Крым
Каковы перспективы иска Украины по поводу воды вокруг Крыма
Землетрясение в центральной Италии
Погибли по меньшей мере 14 человек
Бегущий человек
Как граждане КНДР спасались от идей чучхе в СССР и Китае
Нелетная погода
Почему Иран разрешил, а потом запретил России использование базы Хамадан
Дональд Трамп и Пол МанафортПорочащие связи
Как работа с «Костей из ГРУ» подвела главу предвыборного штаба Трампа
Филип КрейвенПятое колесо
Почему российские спортсмены остались без Паралимпиады
Холодный фронт
Главные интриги стартующего чемпионата Континентальной хоккейной лиги
Вечный карнавал
Лучшие мгновения церемонии закрытия Олимпиады в Рио
Под звуки ливня
Церемония закрытия прошла, как и все Игры, — противоречиво и с пустыми трибунами
Осетинский блицкриг
Борец-вольник Сослан Рамонов выиграл для России последнее золото Олимпиады в Рио
«Все здесь сочувствуют Украине»
Уроженка Омска делится впечатлениями после переезда в Канаду
«Бесплатные вегетарианские хот-доги»«Убить всех веганов»
За что мясоеды не любят поклонников растительной диеты
Дикий, дикий райцентр
Фотоистория о жизни ковбоя из города Шуи
Весам назло
В мире набирает популярность йога для полных
Право на красоту
Сеть покоряют бьюти-блогеры с необычной внешностью
По ком звонят колокола?
Насколько интересным будет автошоу ММАС-2016: вещий тест
Острые крылышки
Как у автомобилей появились крылья и что такое диффузор — история аэродинамики
Миллионы на покупки
10 самых дорогих автомобилей аукционов прошедшего уикенда
Народный сбор
Длительный тест Mitsubishi L200: часть первая
Дно Олимпиады
Проблемы Рио похлеще допингов и переломов
«Я не позволяла себе ничего, каждая копейка уходила на кредит»
Рассказ россиянки, купившей не одну квартиру при зарплате в 40 тысяч рублей
Бабушкино наследство
Вся недвижимость кандидата в президенты США Хиллари Клинтон
Камерная дача
10 фактов о доме в Форосе, ставшем тюрьмой для Горбачева
До чего докатились
Как выглядят лица людей, съехавших с небоскреба