«Следующий альбом у нас будет с пингвинами»

Премьера песен «Би-2» в симфонической аранжировке на «Ленте.ру»

Группа «Би-2» и оркестр
Фото: Пресс-служба

20 ноября в продаже появится пластинка группы «Би-2», записанная с Пражским симфоническим оркестром. В альбом войдет 16 известных песен группы, записанных в симфоническом варианте. «Лента.ру» представляет пять композиций с пластинки: «Девушки», «Вечная призрачная встречная», «Реки любви», «Безвоздушная тревога» и «Шамбала». Шура и Лева из «Би-2» рассказывают, как и с кем они работали над альбомом и чего ждать от них в ближайшем будущем.

Об альбоме

Шура: Вообще, как песни попадают в «Оркестр»? Этот альбом, например, у нас собирался 4 или 5 лет. Здесь есть песни из «Spirit’а», из «О чем говорят мужчины», из второго «Нечетного воина». Концепция этого проекта в том, что мы не делаем для него новые песни. Это своего рода бэк-каталог, или «Best of». Мы берем только проверенные хиты.

Случалось, что песни становились более популярными после записи с оркестром. Так было с песней «Падает снег» с Юлей Чичериной. Мы ее сначала спели под акустическую гитару, а потом записали с оркестром и даже клип на нее сняли.

Первый такой альбом мы писали в Москве с оркестром МВД и потратили на него довольно много времени. Недели две-три ушло на запись, потом еще год на редактуру. У этой пластинки подготовительный процесс был полгода, а дальше за три дня все записали в Праге, за неделю свели в Лос-Анджелесе и за пару дней замастерили.

Об оркестре

Шура: Мы неслучайно выбрали Пражский симфонический оркестр. Нам его посоветовали как раз в Голливуде. Многие голливудские фильмы дешевле делать в Европе, поэтому они последние несколько лет записывали там музыку к «Миссия невыполнима», к «Бондам». Мы отправили туда нашего дирижера и сопродюсера Сергея Большакова, и они за три дня записали 16 песен. Потом мы думали, где сводить, и нашли человека. Это звукооператор, его зовут Томми Викари, он последние десять лет сводит практически все голливудские фильмы, а еще работал с Майклом Джексоном, Харрисоном, Бэнсоном, Тиной Тернер — послужной список огромный.

Выступать мы будем с оркестром Крокус Сити Холл под управлением Феликса Арановского. С этим оркестром мы играем уже девять лет.

Лева: У нас самые лучшие репетиции — это концерты. Музыканты знают материал очень хорошо. Как правило, накануне непосредственно концерта мы собираемся, чтобы быстро все вспомнить. Эти прогоны даже не для нас, а для наших гостей, чтобы они вспомнили, где можно подпеть, а где, например, потанцевать.

О работе с другими музыкантами

Шура: На этой пластинке у нас две песни с Тамарой Гвердцители. «Безвоздушную тревогу» она поет в альбоме «Spirit» и на концертах. А вот песню «Белые одежды» в оригинале поет Диана Арбенина, но с ней у нас не получилось записаться: сначала была занята она, потом мы — и я предложил Тамаре. Получилась совсем другая песня. Энергетика Тамары ни в коем случае не перекрывает Дианину, но настроение у песен совершенно разное. В этом году в «Крокусе» выступать с нами будет Тамара.

Для нового альбома, который, скорее всего, выйдет в сентябре 2014-го, мы записали один дуэт с группой «Смысловые галлюцинации». Мы давно с ними дружим, но никогда вместе не записывались. Как-то мы встретили их на концерте New Order и на волне общей любви к этой группе, а еще к The Cure и Joy Division, придумали песню.

Если говорить о том, с кем из поп-исполнителей мы могли бы работать, то мы, наверное, уже записались, с кем хотели: у нас есть песня с Вовой Пресняковым, есть с Елкой. Хотя Елка, наверное, не совсем с поп-сцены. А кто у нас сейчас еще есть интересный? Только Иван Дорн, наверное, но это тоже какой-то не поп. Знаете, если бы Антон Севидов продолжал петь на русском языке, получилась бы музыка как у Ивана Дорна. Но Антон молодец, стал петь на английском.

О публике

Лева: Я знаю многих людей, в том числе достаточно преклонного возраста, которые ходят к нам и на электрические концерты, и на концерты с оркестром. У нас изначально возрастные категории публики очень разные.

Шура: Те, кто стоят в танцевальном партере, — это 16-17-18. Люди постарше садятся. Мы с оркестром начинали играть в театрах, в ДК. А недавно собрали в Петербурге полный Ледовый дворец, где была фан-зона из пяти тысяч стоящих поклонников, которые под 2,5 часа оркестровой музыки рубились так же, как на рок-концерте.

Лева: Мы специально не взваливаем на себя миссию по воспитанию публики, потому что пока не находимся в такой завершающей стадии, чтобы кому-то читать морали.

Шура: Воспитываем мы своих детей. А нашим поклонникам на концертах мы предлагаем немного другую реальность.

Лева: Нам до сих пор кажется удивительным, что люди нас слушают и приходят на наши концерты. Мы не ощущаем себя «популярной рок-группой». Это такое звание, к которому если серьезно относиться, можно сильно обжечься.

Шура: А наша база поклонников с каждым номерным альбомом обновляется, становится младше. «Spirit» привел тех, кто не знает песен с альбомов, например, «Би-2» или «Иnомарки». Я такую же тенденцию заметил в Сан-Диего на концерте Muse. Когда они играли последние два альбома, основная часть стадиона возрастом от 15 до 20 радовалась и подпевала, а когда заиграли хиты с первого, мне казалось, что я один их знал.

О том, что дальше

Шура: Мы сейчас как раз работаем над новым номерным альбомом. Пять песен в Лондоне уже свели. Еще пока рано говорить, сколько их будет всего. Думаю, первый сингл мы запустим в январе и скоро начнем играть его на концертах.

Каждый год у нас выходит по пластинке, а иногда и по две. В прошлом году был номерной «Spirit», потом «Нечетный воин», сейчас выходит «Оркестр», в следующем году новый альбом. Мы сейчас ездим с тремя концертными программами: электричество, акустика с записками из зала и оркестр. Куда уж больше? Ну только если в Антарктиде концерт сыграть.

Лева: С пингвинами. Следующий альбом у нас будет со «Смысловыми галлюцинациями» и пингвинами.