Вклад «Волнительный»

Насколько опасен кризис доверия к банковской системе России

Фото: Николай Цыганов / Коммерсантъ

В течение осени 2013 года Центробанк России отозвал столько лицензий у финансовых организаций, что по рынку поползли слухи о наличии целого «черного списка» банков, которые скоро обанкротятся. Ситуация осложнилась после того, как ЦБ закрыл Мастер-банк, один из самых популярных у россиян частных банков с крупной сетью банкоматов. «Лента.ру» решила выяснить у экспертов, привели ли действия ЦБ к полноценному кризису доверия и чем сложившаяся ситуация грозит обычным клиентам финансовых организаций.

Кризисы в банковской системе России случаются регулярно. Иногда (как было в конце 2008 года) они связаны с внешними потрясениями, обвалом фондового рынка и всей мировой экономики, иногда — исключительно с внутрироссийскими трудностями. Самый памятный для рынка кризис такого рода произошел чуть меньше 10 лет назад — летом 2004 года сразу несколько крупных финансовых организаций вынуждены были ограничить выдачу средств клиентам на фоне отзыва лицензии у Содбизнесбанка и последовавшего за ним кризиса на рынке межбанковского кредитования. Основными жертвами той ситуации стали Гута-банк (он был впоследствии выкуплен ВТБ, после чего появился розничный банк «ВТБ 24») и Альфа-банк, который, впрочем, не только выстоял, но и остался в числе крупнейших российских финансовых организаций.

На первый взгляд ситуация осени 2013 года напоминает то, что произошло в 2004 году: Центробанк отозвал лицензию у нескольких региональных банков, а также финансовых организаций «Пушкино» и Мастер-банка, у которых было много клиентов среди простых россиян. От действий ЦБ пострадали и другие банки, так как около ста финансовых организаций были в процессинговой системе Мастер-банка. Следствием этого стал кризис доверия на межбанковском рынке (впрочем, гораздо более скромный по масштабам, чем в 2004-м), который тут же аукнулся и в рознице. Во всяком случае многие россияне, обеспокоенные отзывами лицензий и негативным новостным фоном, уже подумывают забрать средства из мелких и средних банков, что тут же усугубит ситуацию в отрасли. «Все, что происходит сегодня, — это полная аналогия с 2004-м годом», — заявил «Ленте.ру» президент Московской международной валютной ассоциации Алексей Мамонтов, который очень хорошо помнит ситуацию десятилетней давности (он, в частности, комментировал ее для знаменитой статьи «Коммерсанта» от 7 июля 2004 года, авторов которой Альфа-банк впоследствии обвинил во всех своих кризисных трудностях).

Черный — не значит мертвый

По словам Мамонтова, черные списки банков, у которых ЦБ может отозвать лицензию, действительно ходят по рынку (хотя сам регулятор не раз опровергал их наличие). «Если я вам назову пару-тройку банков из этих списков, вы за голову схватитесь. Хотя попадание в такие списки и не означает, что у них действительно тяжелое положение», — комментирует Мамонтов. Он добавляет, что «серые» схемы — обналичивание, уход от налогообложения, увод средств в офшоры — так или иначе применяют в любом банке, причем чем он крупнее, тем больше у него «серых» клиентов.

Появление «черных списков» опасно прежде всего тем, что паника может распространиться даже на «здоровые» банки. «Списки эти пишут не ЦБ и не АСВ, их пишут банкиры и пиарщики. Основные цели: завалить конкретный банк или увести часть клиентской базы. Ему [клиенту] показывают такой “список”, он открывает рот и уводит деньги. В тех списках, которые я видел, присутствуют как банки с не очень хорошим состоянием, так и вполне нормальные», — отмечает руководитель информационно-аналитической службы Banki.ru Вячеслав Путиловский.

Кредитный аналитик Standard & Poor’s Ирина Велиева добавляет, что на уровне региона создать панику с помощью вброса довольно легко, особенно на фоне активности Центробанка по отзывам лицензий. В качестве примера одного из самых мощных «вбросов» Велиева назвала недавнюю ситуацию с банком «Возрождение»: после того как ЦБ отозвал лицензию у банка «Пушкино», вкладчики ринулись забирать деньги из «Возрождения». В банке выдали деньги всем желающим, и после небольшой паники средства вернулись в финансовую организацию.

Он такой один

За неполный 2013 год Центробанк отозвал лицензии у 27 финансовых организаций. Это больше чем в 2011-м (18) и 2012-м (22), но в целом укладывается в тренд последнего десятилетия. Таким образом, кризис доверия произошел не из-за того, что чистка банковского сектора пошла слишком активно, а из-за того, что ЦБ начал отзывать лицензии у финансовых организаций с репутацией надежных.

Под удар попали несколько региональных банков — небольших игроков на общероссийском фоне, но значимых организаций на уровне одного или двух регионов. Например, лицензий лишились Волжский социальный банк из Самары (это даже дало повод полпреду президента в Приволжском федеральном округе Михаилу Бабичу назвать банковскую отрасль Самарской области «помойкой» ), Одинбанк и «Пушкино» из Подмосковья, Липецкоблбанк. Тяжелее всего пришлось Дагестану: без лицензий с конца 2012 года остались местный Трастовый банк, «Дербент-кредит», «Экспресс», Трансэнергобанк, Махачкалинский городской муниципальный банк, Нафтабанк и Анджибанк.

Эта точечная «чистка», при всей кажущейся ее масштабности, не привела бы к кризису доверия, если бы не отзыв в середине ноября лицензии у Мастер-банка. В том, что ситуацию с этой финансовой организацией необходимо рассматривать отдельно от «чистки» банковской системы, устроенной Центробанком, согласны все эксперты, опрошенные «Лентой.ру». При этом участники рынка уверены, что отзыв лицензии был вполне заслуженным. «На Мастер-банк [на рынке межбанковского кредитования] не открывали лимиты, на его счетах никто не размещал средства. Все прекрасно знали, что это за банк и какие риски он в себе несет», — рассказал «Ленте.ру» Алексей Мамонтов.

По словам Вячеслава Путиловского, о трудностях в Мастер-банке действительно все знали давно, но до прихода в ЦБ Эльвиры Набиуллиной эту финансовую организацию не трогали. «Ни для кого не секрет, что Мастер-банк и другие банки имели негласных защитников. Но сейчас, видимо, было принято политическое решение о зачистке», — объясняет ситуацию эксперт. Еще раньше за отзыв лицензии у Мастер-банка ЦБ похвалил глава Сбербанка Герман Греф.

Другое дело, что проводить сам отзыв Центробанк мог бы и по-другому и для начала «подстелить соломки», чтобы не создавать панику. По словам того же Мамонтова, к процессинговым банкам надо относиться с большой осторожностью, потому что отзыв лицензий у них может привести к цепной реакции на рынке. В случае с Мастер-банком так, собственно, и произошло. Например, Банк проектного финансирования, закрывший несколько офисов и обратившийся за экстренной помощью в ЦБ, обвинил в сложившейся ситуации именно Мастер-банк.

«После отзыва у Мастер-банка, пошел уже неконтролируемый процесс: начали валиться банки, у которых была низкая ликвидность, которые подвержены панике. Я бы отнес к этой категории и “Смоленский”, и “Солидарность” и Банк проектного финансирования», — резюмирует Путиловский.

В ЦБ неоднократно заявляли, что продолжат отзывы лицензий у банков, нарушающих законы. В Агентстве по страхованию вкладов, которое занимается выплатами клиентам обанкротившихся банков, казалось бы, должны протестовать против такой политики, однако в АСВ регулятора полностью поддерживают. «Чем раньше проблемный банк выводят с рынка, тем меньше система страхования вкладов должна будет выплатить по обязательствам банка перед вкладчиками. Чем раньше — тем лучше. Это правило, которое мы бы поддерживали всегда», — заявил «Ленте.ру» заместитель руководителя АСВ Андрей Мельников.

И все же критику со стороны рынка в ЦБ, по всей видимости, услышали. Об этом свидетельствует ситуация с самарским банком «Солидарность», который регулятор решил не банкротить, а, наоборот, спасти с помощью процедуры санации (она активно использовалась во время кризиса 2008-2009 годов, но потом ЦБ о ней «забыл»). «Шаг по санированию “Солидарности” — это очень правильный шаг», — объясняет Путиловский: решение ЦБ поможет справиться с кризисом доверия.

Панику не разводить

Стала ли ситуация с Мастер-банком пиком кризиса доверия в банковском секторе или его ждут новые потрясения, зависит от действий Центробанка в ближайшие недели. В АСВ отмечают, что справятся с выплатами вкладчикам при любом, даже самом неблагоприятном сценарии. «У нас два есть сценария: среднестатистический и экстраординарный. Вот мы сейчас подошли к нему [экстраординарному] близко, но запас прочности, на который мы ориентировали фонд, он еще выше. Для нас все, что сейчас происходит, — это просто текущее ухудшение ситуации», — пояснил Андрей Мельников. Если все же допустить ситуацию, что процедура банкротства будет запущена у какого-то крупного банка и в фонде закончатся деньги, то на этот случай АСВ может пользоваться неограниченным кредитом от ЦБ или обратиться за помощью в федеральное правительство. Но, подчеркивает Андрей Мельников, сложно представить, чтобы это действительно произошло — по его мнению, речь не идет о масштабном банковском кризисе, просто так сложилось, что с рынка почти одновременно ушли два банка («Пушкино» и «Мастер») с большим количеством средств от вкладчиков.

Эксперты, в свою очередь, отмечают, что сам по себе процесс уменьшения количества банков в России — правильный. «Количество банков в России не совсем адекватно отражает потребности экономики: дальнейшее сокращение числа участников рынка будет происходить и за счет консолидации, и за счет отзыва лицензий», — говорит Ирина Велиева. «Банковская отрасль ничем не отличается от остальных, в ней должны доминировать законы свободной конкуренции. Это прежде всего означает свободный вход на рынок и выход с него», — объясняет Мамонтов, добавляя, что под пристальный присмотр ЦБ должны попасть не только частные банки, но и государственные. Особое недовольство эксперта вызывает ВТБ: по его мнению, в случае с ВТБ речь скорее идет не о собственно банковской организации, а о своеобразном подразделении бюджета.

По словам Путиловского, правильная стратегия для населения при кризисе доверия к банкам — раскладывать деньги по разным банкам на суммы до 700 тысяч рублей (такова сумма страховки от государства) или разбивать вклады, оформляя какие-то суммы на родственников. В этом смысле ситуация в России кардинально отличается от кризиса 2004 года: тогда не было ни системы страхования вкладов, ни такого доверия россиян к банковской системе. Сейчас, по мнению Мамонтова, «население зашевелилось», но до паники и повального изъятия вкладов еще очень далеко.

подписатьсяОбсудить
Где золото моют
Репортаж «Ленты.ру» с золотого прииска в Якутии
Ваши мечты не сбудутся
Почему «Газпром» заставляет ветеранов и многодетных родителей сносить свои дома
Путин в образе
Как партии используют президента в предвыборной кампании
Валерий Газзаев«В спорте, как и в политике, — все специалисты»
Зачем Валерий Газзаев уходит из большого спорта в большую политику
Си Цзиньпин и Владимир ПутинНа пути к союзу?
Как далеко может зайти сближение России и Китая
Итальянский афтершок
Землетрясение в Италии унесло жизни десятков человек
Метамфетаминовая эпидемия
Во все тяжкие пустились страны, о которых вы и не думали
Нелетная погода
Почему Иран разрешил, а потом запретил России использование базы Хамадан
Оборотень в слипонах
Кеды, альпаргаты и прочая обувь, делающая жизнь проще
Более лучше
Как изменилась уличная мода в Москве за 25 лет
Рыжая и бесстыжая
Чем модельер Соня Рикель удивила мир
Пошли на тело
Как и зачем в России отмечают день тельняшки
Так поплаваем!
Какие новинки ожидаются на яхтенных шоу в Черногории и в Каннах
Дно Олимпиады
Проблемы Рио похлеще допингов и переломов
«Я не позволяла себе ничего, каждая копейка уходила на кредит»
Рассказ россиянки, купившей не одну квартиру при зарплате в 40 тысяч рублей
Камерная дача
10 фактов о доме в Форосе, ставшем тюрьмой для Горбачева
До чего докатились
Как выглядят лица людей, съехавших с небоскреба
Бабушкино наследство
Вся недвижимость кандидата в президенты США Хиллари Клинтон