Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

«Больше не представляет угрозы»

Западная пресса об освобождении Михаила Ходорковского

Михаил Ходорковский
Фото: Сергей Пономарев / AP

19 декабря Владимир Путин объявил о скором освобождении Михаила Ходорковского — к полной неожиданности не только для журналистов, собравшихся на ежегодную пресс-конференцию президента, но даже для родственников и адвокатов бывшего главы «ЮКОСа». Не меньшей неожиданностью это объявление стало для зарубежных СМИ, многие из которых посвятили первополосные материалы догадкам о том, чем было вызвано неожиданное помилование и какое будущее ждет опального олигарха на свободе.

«Это помилование выглядит так же неоднозначно, как и суд», — написал московский корреспондент «Би-Би-Си» Дэниел Сэндфорд, отмечая, что о прошении Ходорковского о помиловании никто, кроме Владимира Путина, кажется, не знал. Элемент неожиданности отметили многие коллеги Сэндфорда. Большинство авторов соглашаются, что судя по тому, как развивались события вокруг экс-главы «ЮКОСа», Путин был полон решимости оставить Ходорковского за решеткой до конца дней.

«Выход Ходорковского на свободу знаменует собой окончание истории, ставшей одной из центральных в ходе пребывания Путина у власти, — пишет Los Angeles Times. — Истории, которая вызвала критику со стороны мирового сообщества и спровоцировала множество обвинений в адрес российских властей».

Мириам Элдер, в прошлом — глава московского бюро The Guardian, ныне возглавляющая международный отдел в BuzzFeed, увидела в истории с пресс-конференцией Путина постановку. Вопрос о Ходорковском президенту задал журналист LifeNews — «русский New York Post, пишущий о скандалах и интригах, но с поправкой на рабское поклонение Путину». На сайте издания Элдер насчитала меньше 50 публикаций о Ходорковском. «Маловероятно, что журналист LifeNews задал вопрос [о Ходорковском] без указа сверху», — заключила Элдер.

В догадках о том, что стояло за столь удивительным решением Владимира Путина, большинство западных СМИ также едины. Причем вектор их рассуждений, по сравнению с прежними годами, характерным образом сменился. В течение десятилетия, которое Михаил Ходорковский провел в тюрьме, зарубежные журналисты рутинно тиражировали слова аналитиков о том, что дело «ЮКОСа» негативно отразилось на российском инвестиционном климате. Однако практически никто из авторов крупных изданий не увидел за помилованием Ходорковского сигнала для иностранных бизнесменов — разве что агентство Reuters отметило последовавший за объявлением Путина рост российских ценных бумаг.

Зато все в один голос пишут, что, освободив опального олигарха, Владимир Путин надеется улучшить имидж России накануне Олимпиады в Сочи. «Олимпийские игры для Путина — предмет личной гордости, возможность показать миру новую Россию, построенную силой его воли», — утверждает, к примеру, The Washington Post.

Los Angeles Times отмечает, что большинство обвинений в адрес России связаны с приговором участницам Pussy Riot, арестом 30 активистов Greenpeace за акцию у нефтедобывающей платформы «Приразломная», — неудивительно, что все они теперь должны выйти по амнистии. После этого поводов для недовольства на Западе останется всего два: закон о запрете «гей-пропаганды» и дело Ходорковского. «Тюремное заключение превратило нефтяного миллиардера в человека, которого некоторые сравнивают с Нельсоном Манделой», — пишет газета.

«Свое заявление мистер Путин сделал спустя несколько часов после подписания указа об амнистии сразу нескольких заключенных и подследственных, чье заключение под стражу критики режима характеризовали как репрессии против несогласных, — отмечает The New York Times. — Путин предложил приурочить амнистию к двадцатой годовщине российской конституции, и парламент послушно ее принял, однако время ее подписания свидетельствует о желании снизить вал критики накануне Олимпийских игр».

При этом переоценивать значимость амнистии, по мнению редакции, не следует. «Освобождая заключенных, Путин ни словом не обмолвился о том, что они могли быть осуждены и отправлены в тюрьмы неправомерно, — говорится в специальной редакционной колонке The New York Times. — Не сказал он и о том, что впредь подобных процессов в России не будет». До тех пор, пока в России не утвердится верховенство закона, амнистии — это скорее царственный жест, а не свидетельство торжества справедливости.

Говоря о настоящем и будущем Михаила Ходорковского, многие издания отмечают, что время, проведенное в заключении, «обелило» бывшего миллиардера в глазах россиян. «Многие в России по-прежнему относятся к олигархам с неприязнью, но в случае с Ходорковским десятилетие в тюрьме произвело целительный эффект, — пишет британская The Guardian. — Amnesty International признала его узником совести, а критика действующей власти принесла ему широкую поддержку городского среднего класса». Несмотря на то, что сам предприниматель неоднократно заявлял, что после выхода на свободу надеется посвятить себя семье, многие воспринимают его как человека, способного объединить разрозненную российскую оппозицию, утверждает газета.

Как считают авторы уже упоминавшейся The New York Times, после выхода на свободу Михаил Ходорковский действительно может вновь стать заметной фигурой — помочь в этом должно «заграничное состояние», которое ему удалось сберечь. Однако скорее всего впредь он будет действовать осмотрительнее и осторожнее. Собственно, уже тот факт что Путин решился помиловать Ходорковского, свидетельствует о том, что президент уверен в прочности своего положения. Другие издания не верят в заграничные капиталы Ходорковского и утверждают, что, посадив олигарха в тюрьму, Путин сумел лишить его и богатства, и влияния.

Как отмечает Мириам Элдер, то, как буднично Путин обставил освобождение Ходорковского — попытка показать, что человек, отправленный им в тюрьму в 2003 году, больше не представляет собой угрозы. «Находясь в тюрьме, Ходорковский был для Путина не просто занозой в боку, но и козырем в руках западных лидеров, — рассуждает Элдер. — Теперь он останется просто досадной помехой». Скорее всего, продолжает она, Ходорковский будет вынужден уехать за границу и примкнет к хору зарубежных критиков путинского режима — таких, как покойный Борис Березовский и ныне здравствующий Гарри Каспаров: «Внутри России все они — никто».

P.S. Днем 20 декабря Федеральная служба исполнения наказаний объявила, что сразу после освобождения Михаил Ходорковский покинул Россию. Как заявили в ведомстве, Ходорковский вылетел в Германию, где проходит лечение его мать.