«Мы тоже люди, это наша работа»

Интервью с раненными в столкновениях в Киеве силовиками

Раненый боец спецподразделения МВД Украины «Беркут» в госпитале
Раненый боец спецподразделения МВД Украины «Беркут» в госпитале
Фото: Петр Шеломовский / «Лента.ру»

Украинский спецназ готов раздавить «Евромайдан», если такой приказ будет отдан, чего опасались еще утром во вторник, до начала заседания Верховной рады. Бойцы спецподразделения «Беркут» не видят в протестующих людей, считают «майданутых» наймитами, бездельниками и бомжами, рассказал «Ленте.ру» раненый боец спецназа, с которым удалось пообщаться в одном из госпиталей Киева. В отличие от спецназовцев, в рядах солдат внутренних войск, выставленных в качестве заслона между «беркутовцами» и протестующими, наблюдается брожение. Их активно пытаются уговорить перейти на сторону народа, и хотя пока до братаний дело не дошло, как минимум один солдат-срочник ― собеседник «Ленты.ру», также встреченный в госпитале, ― точно не будет стрелять на поражение и готов перейти на сторону оппозиции.

Протестующие, заполонившие улицы Киева, бойцов украинского МВД из спецподразделения «Беркут» ненавидят по-настоящему ― слишком уж те жестоки в схватках с активистами. К солдатам внутренних войск МВД, которые выставлены в живой заслон между «Беркутом» и майдановцами, последние, наоборот, относятся с бóльшим пониманием. Их активно, но безрезультатно пытаются уговорить перейти на сторону народа. Корреспондент «Ленты.ру» побеседовал с двумя ранеными правоохранителями ― «беркутовцем» и вэвэшником, и оба они говорят, что, применяя силу, выполняли приказ начальства, а вот отношение к происходящему в Киеве у них разное.

Солдат внутренних войск Семен (имя изменено) признался «Ленте.ру», что, если противостояние между властью и оппозицией будет развиваться по силовому сценарию, он готов перейти на сторону народа, отказавшись стрелять по людям, ведь в толпе будут его друзья и бывшие коллеги. Боец «Беркута» Роман, который также попросил не сообщать его фамилию, напротив, готов убивать протестующих, поскольку уверен: «нормальных» людей на Майдане нет ― только пьяные и бомжи.

Ни Роман, ни Семен не симпатизируют оппозиции, считая ее лидеров слабаками, но к президенту Виктору Януковичу они относятся по-разному. Если в «Беркуте» все идейно поддерживают правительство, то во внутренних войсках солдаты мечтают поскорее уйти на дембель живыми.

О разгоне митингующих размышляет и активист майдана Михайло Гаврилюк, получивший известность после выхода скандального ролика, запечатлевшего, как над ним, голым и избитым, издеваются «беркутовцы».

«Есть моменты, когда [сотрудники "Беркута"] втроем просто убивают человека»

Роман, боец спецподразделения «Беркут», проживает в Сумах, травма ― ушиб голеностопа левой ноги.

«Лента.ру»: Как вы получили ранение?

Роман: 22 января утром мы стояли в монолите [на улице Грушевского], держали оборону за щитами, когда началась с их [протестующих] стороны атака, прилетел камень, ударил меня по ноге так, что я не мог ходить. Приказа штурмовать, кого-то бить [тогда] не поступало, мы просто стояли, никого не трогали. Как только я приехал, 20 января, я горел [после попадания «коктейля Молотова»], но вовремя потушили, подбежали пожарные.

Вы вообще считаете жесткие действия ваших коллег из «Беркута» оправданными?

А это нормально, когда милиционер горит? Или вот застрелили милиционера (позже стало известно, что убийство никак не связано с Майданом ― прим. «Ленты.ру»), а еще двоих забрали к себе и удерживали (подтверждений этому также нет ― прим. «Ленты.ру»). Это мирные демонстранты? Вот в 2004 году [во время «оранжевой революции»] люди вышли с флагами, и там тоже стояли парни монолитом, но к ним пришли общаться с цветочками, а не с «коктейлями Молотова». Мы же тоже люди, просто это наша работа. Добиваться всего надо мирным путем, своим умом, а не силой.

То, что сотрудники «Беркута» догоняли, избивали людей, я не поддерживаю, но когда их жизни угрожает опасность, я считаю, что это [нормально].

Складывается впечатление, что сотрудники «Беркута» озлоблены нападениями на улице Грушевского, поэтому ведут себя неадекватно и не сдерживаются.

А вы читали, что [националистическая партия] «Свобода» предлагает браться за нож и идти резать сотрудников «Беркута», их матерей, детей? Это нормально? Я не за себя боюсь, а за свою семью.

Говорят, что в «Украинском доме» нашли патроны. Понятно ведь, что патроны не милиция оставила, мы всегда все забираем с собой, а это было сделано специально. Большинство каналов показывает только одну сторону — то, что «Беркут» такие плохие, пару человек избили. А сколько они избили?

Но среди сотрудников «Беркута» никто не погиб, а люди погибли.

Согласно закону «О милиции», в таких опасных ситуациях сотрудник милиции имеет право применять огнестрельное оружие. Мы только резиновые пули применяли, а травматическое оружие никак не убьет человека, даже если стрелять в упор. Они тоже стреляли из травмата, но у них уже оружие посолиднее, с железными шариками.

Говорят, что мы применяем боевые патроны, но у сотрудников нет боевого оружия. Может, с той стороны стреляли, а попали в своего. Там же неразбериха полнейшая, там нет конкретной задачи, там все непонятно.

Прощание в Киеве с погибшими активистами «Евромайдана»

Протестующие утверждают, что вы к гранатам со слезоточивым газом привязываете гайки и болты.

Да нет, мы кидаем гранаты с газом, а с их стороны как раз гранаты заряжаются болтами. Со мной лежал один парень, у которого под ногами взорвалась самодельная граната, и у него ноги были полностью разорваны. Берется и делается мощная петарда и туда вкручиваются шурупы. А сами они жалуются, потому что страдают от своих же гранат, которые летят [беспорядочно] во все стороны.

Зачем вы избили женщин и детей на студенческом Майдане 30 ноября (после этого протесты из-за отказа президента Виктора Януковича подписать соглашение об ассоциации с Евросоюзом, к тому времени уже затухавшие, разгорелись с новой силой ― прим. «Ленты.ру»)?

И в 27 лет, и в 47 лет можно быть студентом. Детей избили? Но я тоже чей-то ребенок, дети могут быть разными. Почему дети там на Майдане деньги зарабатывают? Я могу сказать, что те, кто выступает против «Беркута», за сутки получают триста долларов.

А эту информацию о проплаченных активистах вы из интернета получаете или от командиров?

Нет, мы сами в интернете читаем. Начальство нам ничего не говорит, потому что ничего не знает. Мы работаем по приказу, нам скажут ― мы делаем. Не скажут ― мы ничего делать не будем.

Бывают преступные приказы. Вы готовы их выполнять?

Преступные ― конечно, нет.

Стрелять на поражение в людей, например?

Смотря в кого. А если уже пять человек заживо сгорели, я имею право применять оружие? А если меня ранили, и я знаю, что если я не буду стрелять, меня убьют? Так же у нас парня избили, шилом потыкали, в ноге раны длиной семь сантиметров. Хорошо, что его спас бронежилет, в котором в области печени и почек были дыры.

Я больше чем уверен, что почти все протестующие не работают. Мои отец и мать вот работают и не могут поехать сюда. Почему [они] работают и не едут за деньги бить милиционеров? Вот они [протестующие] рвутся в Европу, а скажите, вы видели, как в Европе разгоняют митингующих с камнями и «коктейлями Молотова»? Там у милиционера с митингующим нет контакта, там если пальцем тронули, то полиция может застрелить любого.

Сотрудник пресс-службы киевской милиции, присутствующий на интервью, добавляет, что по инструкции милиция имеет право стрелять, если к строю подходят ближе, чем на пять метров. «Но им оружие не выдавали, чтобы этого не произошло», ― добавляет он.

Вы активно кидаете в ответ камни и бутылки с зажигательной смесью, вам это разрешено или это ваша инициатива?

Лично я не успел ничего кинуть. Но, допустим, прилетел «коктейль Молотова» к ногам и не разбился. И что, стоять и ждать, пока бутылка лопнет? Ждать, пока мы с товарищем пыхнем? Лучше ногой или рукой откинуть. Просто камера застает милиционера, когда он откидывает коктейль в сторону, вот и все.

Все говорят, что с вашей стороны работают снайперы.

У «Беркута» есть снайперы, но у них на человека уходит десять секунд. За минуту шесть человек убить можно. Они говорят, что снайпер лежит всю ночь ― а за это время знаете, сколько можно было убить? Снайперских патронов не нашли, только охотничью пулю калибром 12 миллиметров.

У вас же тоже ружья 12-го калибра.

У нас ружье рассчитано на полет пули максимум на 50-60 метров, а если вставить охотничий патрон, то ствол раздует и разорвет. Оно предназначено только для резиновых пуль, там же видны специальные дырочки.

У многих протестующих выбило глаза вашими пулями.

Может, это рогаткой выбило. Они же бегают как попало, у них нет строя. Один побежал вперед, а другой за ним с рогаткой идет, первый разворачивается и бежит обратно ― и тут ему прилетает камешек. И потом, что они вообще хотят? Захватывают областные администрации. Но вы слышите сейчас, чтобы они говорили, что в Европу хотят? Нет. Наш президент дал возможность им в правительство пойти, а они почему не пошли? Три лидера, которые собрали Майдан, уже сами ничего не могут сделать. Я думаю, скоро начнутся грабежи магазинов.

Мирные демонстранты захватили отель, в котором живут иностранные журналисты (на самом деле партия «Свобода» взяла расположенную рядом с площадью Независимости гостиницу «Украина» под свою охрану ― прим. «Ленты.ру»). Знаете почему? Вот «5 канал» (принадлежит миллиардеру и оппозиционеру Петру Порошенко ― прим. «Ленты.ру») очень обидно смотреть, там такое про нас рассказывают, что если бы я ему верил, я бы уволился. Другие каналы показывают правду.

Правда, что вы прицельно стреляете по журналистам?

Нет, я не видел. Вот журналист «5 канала» жаловался, что у него разбилась камера, но даже ваши очки не разобьются, если в них попасть! Просто они дырочку шилом в камере сделали и засунули туда шарик.

Моего коллегу сильно избили «беркутовцы». Зачем?

Журналисты бывают разные. Кто-то в ярком жилете с надписью «пресса» бегает. А есть журналисты в очках, маске и шлеме. Откуда я знаю, кто это. Может, это революционер мне под автобус гранату хочет кинуть.

Cотрудник пресс-службы МВД Украины добавляет, что иногда на улице Грушевского идут в атаку втроем: спереди человек с камерой, а за его спиной ― двое с «коктейлями Молотова». «А вашего журналиста избили, потому что он ездил в машинах, которые следили за “Беркутом”, и все, кто был в машинах, естественно, попали под раздачу», ― описывает произошедшее милиционер.

Зачем избивать лежащих людей ногами? Разве это не превышение полномочий?

Многие не хотят идти в автобус и падают на землю. А как поднять человека? Кнутом или тянуть его за ноги. Когда мы тянем, он получает дополнительные ссадины. Или приходится применять силу, чтобы он встал и пошел. При разгоне студенческого Майдана мы три или четыре раза сказали им уйти. Животное, наверное, поймет быстрее. Говорят, что мы побили студентов, но я вот видел, как «беркутовцу» засунули горящее полено под забрало и начали поднимать. Я видел, что у этого сотрудника нет [больше] кожи на лице.

То есть милиция излишнее насилие не применяет?

Я думаю, нет. Есть определенные моменты, когда [сотрудники «Беркута»] втроем просто убивают человека. Но вы тоже поймите, нас же постоянно били, палили, оскорбляли, плевали в лицо. Человек в строю падает и горит, а они улыбаются. Я никому не желаю зла, но хочу, чтобы их же дети пошли служить в армию и с ними такое произошло. Хочу посмотреть, как бы они реагировали и кого бы они поддержали. Понятно, что сына.

В случае приказа зачистить Майдан как быстро вы сможете это сделать? Или вас отбросят?

В течение 20, максимум 40 минут Киев будет чист, если дадут приказ. Ничего они сделать не смогут, у них нет собранности, стратегии. Они как быдло просто ― бросают и кричат. Поначалу, пока дойдем до баррикад и перелезем через них, пострадает очень много милиции, но когда перелезем ― Киев будет чист.

Покрышки, которые жгут протестующие, сильно вам мешают?

Да ничего не видно и дышать невозможно, маски не спасают. Вообще, посмотрите, во что Киев превратили. Если вы такие патриоты, то хотя бы флаги почистили бы. Когда милиционер просто снял флаг с машины, то кричали, что он фашист. А кто же тут фашист? Всем известно, что [протестующие] приехали с запада Украины. Памятник Ленину завалили вот. Почему в западных областях нацистов встретили хлебом и солью ― какие же они патриоты? Настоящий патриот должен за свою страну жизнь отдавать, а какой же патриот свою же страну рушит и захватывает здание?

Хорошо, если мы уйдем, они захватят кабинет министров, что они будут делать дальше? Будут там мусорить, спать и развалят всю страну. Я ходил в штатском на Майдан из любопытства, видел там только пьяных и горы мусора. Хорошо, что зима, а если бы было лето, там бы чума, наверное, началась. Я считаю, что там нормальных людей нет. В основном там бомжи, а нормальные мирные люди приходят туда на полчасика, сфотографироваться.

Вы вообще поддерживаете президента Януковича?

Да, конечно, я поддерживаю правительство, я работаю на него. Но и если бы не работал, то я бы этих [оппозиционеров] не поддержал. [Виталия] Кличко я уважал как боксера, но настоящий спортсмен должен оставаться в своем деле и не лезть в политику. Сколько лет он тонны принимал в голову. Посмотрите, как он разговаривает.

Ваши коллеги с вами согласны? У вас, как я понимаю, единение. Я видел, как «Беркут» скандирует протестующим «Майданутые ― на нары!»

Мы понимаем, что это тоже люди, но к ним уважения мало. Назвать их порядочными людьми тяжело. У нас единение, да. Это даже не дружба ― я буду рисковать за него, а он за меня. Говорят, что «Беркут» плохой, но почему не говорят, что «Беркут» хороший, когда мы, например, задержали трех бывших зеков, насиловавших девочку (эта история не связана с Майданом ― прим. «Ленты.ру»)? Мама потом прибегала и чуть ли не ноги нам целовала. А даже если мы ударили кого-то палкой, то не умирают от этого!

Вы не боитесь того, что с вами сделают, если революция все же произойдет?

Если они видят что-то незаконное, то пусть сажают. Нас никто не тронет, ведь если «Беркута» не будет, то новые власти потом будет скидывать та же самая толпа. Она же неуправляема. «Беркут» [потенциальные новые власти] побоятся разгонять. Я надеюсь, что все будет мирно и нормально.

Вы недовольны тем, что до сих пор нет приказа разгонять Майдан?

Киев ― красивый город, а мне лично сейчас не хотелось бы по нему гулять. Да, я хочу, чтобы зачистили это все и был порядок.

«Даю триста-пятьсот процентов, что из наших стрелять никто не будет»

Семен, военнослужащий ВВ, проживает в Одессе, травма ― сотрясение мозга и отравление продуктами горения.

«Лента.ру»: Что с вами случилось?

Семен: Я в Киеве стою в оцеплении практически с самого начала [протестов]. На Банковой 1 декабря (тогда несколько сот демонстрантов пытались прорваться к зданию администрации президента ― прим. «Ленты.ру») был в первых рядах, 19-го января утром (в этот день начались жесткие столкновения на улице Грушевского ― прим. «Ленты.ру») нас привезли к Верховной Раде, потом спустили ближе к стадиону «Динамо» и поставили в оцепление. Наша задача была не пустить людей к Верховной Раде. В четыре часа [радикалы] начали кидаться возгорательными смесями. Товарищи рядом горели, сам горел, в принципе. По голове камнями кидали.

Сотрясение средней степени и отравление угарным газом. Не знаю, что они там кинули, но еще два дня назад кожа с лица отшелушивалась и перхоть слазила большими кусками.

А это не ваш газ?

Нет, точно не наш, потому что меня еще и вырубило, я сознание потерял. Товарищи сказали, что каска была проломлена, а лицо было полностью мокрое то ли от ацетона, то ли от бензина. В полтретьего ночи меня увезли на «скорой», я около полутора суток был без сознания.

Как вы относитесь к тому, что стоите как живой заслон между «Беркутом» и протестующими?

У нас приказ, я служу, я должен выполнять его, иначе могут посадить. Говорят, что «Беркут» во всем виноват, а страдаем мы, солдаты срочной службы. Многие товарищи задают вопрос, почему именно мы виноваты?

Вот я стою впереди, и на меня толкают автобусы. Вот идет команда надеть противогазы, мы стоим в пять шеренг, задние услышали, а передние ― нет. И перед вами кидают дымовые шашки, газ и возгорательные смеси.

То есть без команды даже противогаз надеть нельзя?

Без команды вообще ничего сделать нельзя. У нас задача ― находиться на месте и защищать кордон. Нельзя было, чтобы люди прошли мимо нас к Верховной Раде. Любой ценой.

Когда начали кидать камни, к нам толпа подбежала, человек десять, и начала просто избивать нас. Подходил Виталий Кличко, но даже он не мог их остановить, в него тоже что-то кинули. За что они нас бьют, я не мог понять, мы никакой опасности без команды не представляем.

Вы ждете приказа атаковать?

Мы все стояли в бронежилете, с резиновой палкой и щитом. Мы ― это забор, а ответные действия должны были предпринимать «Барс», «Ягуар», «Беркут» (спецподразделения МВД Украины «Барс» и «Ягуар» также выполняют задачи по подавлению массовых беспорядков, но менее известны ― прим. «Ленты.ру»). К нам приходили из прокуратуры, опрашивали нас, я опознал многих людей, которые тогда стояли передо мною и дергали за щиты. Опознал, кого видел, пожалуйста, если запомнил, почему нет. А так, без команды, мы ничего плохого не делаем.

Вам не обидно, что ненавидят «Беркут», а достается вам?

Обидно, конечно. Мы вообще служим в ППС, и официально мы там не должны находиться, там должен быть «Барс» и «Ягуар». Нас туда ставят просто потому, что мы в Киеве.

Протестующие предлагают вам переходить на их сторону. Говорят, что вы давали присягу не президенту, а украинскому народу. Как вы к этому относитесь?

Конечно, я давал присягу на верность украинскому народу, а сейчас, в принципе, непонятно, кому и что я давал. Это самое обидное, но от приказа никуда не уйдешь. В присяге не был указан президент или мои командиры, там был народ. Если начальство даст команду, я пойду [разгонять]. Но если все будет длиться долго, то я просто брошу все и перейду к народу. Я не выдержу просто, я и так терплю два месяца. Мне 20 лет, я хочу семью, детей, а сейчас у меня не получается это все сделать. Мне осталось три месяца дослужить, у меня есть работа, родители, девушка, которая меня любит.

А есть для вас точка невозврата? Когда погибли люди, многие думали, что вы можете дрогнуть.

Я уже думал, что это все закончится. Мне не хочется, чтобы люди погибали. Мы все одинаковые люди. Пускай уже поменяются президент и все командование. Но вопрос, если поставят того, кто ничего не знает, к чему все приведет, не будет ли хуже? Если эти [оппозиционные] депутаты не могут даже своих [радикальных националистов] остановить, то что они сделают при власти?

Стрелять будете?

Я лично откажусь, я не буду стрелять. Даю триста-пятьсот процентов, что из наших стрелять никто не будет, потому что там стоят наши друзья и товарищи.

Когда ты стоишь со щитом в оцеплении, то видишь своих товарищей, которые приезжают на Майдан. Если дадут команду выдвигаться и идти против людей, то как же я своего друга ударю? Такого не может быть, я ведь с ним учился. Мы все тут видели товарищей, сестер двоюродных, родных братьев. Некоторые даже говорили, что не поедут на Майдан, в наряды специально заступали, чтобы только не ехать, так как знали, что их родители на Майдане. Не так страшно выйти и стоять в строю, а самое страшное — идти против своих товарищей, ведь команда [атаковать] может поступить в любой день.

То есть вы понимаете, что на Майдане стоит народ, а не провокаторы?

Я понимаю это прекрасно, есть человек 20-30 провокаторов, а остальные — простые люди, такие же, как и мы. Они видят, что шайка баранов делают это [идут в атаку на милицию], почему не постоять и не посмотреть, как все происходит. Нас обвиняют во всем, но пусть они посчитают, сколько моих товарищей лежат в больницах. Одному оставалось 2 дня до дембеля, а ему сломали ногу и выбили челюсть, и к родителям его «скорая помощь» привезла. Товарища рядом со мной его же бронежилетом начали бить по морде. За что? Ему 18 лет, ему сказали стоять, и он практически не понимает почему.

А вы спрашиваете командиров?

Да, но что нам командир ответит? Офицеры говорят: мы такие же, как и вы, и нам также поступают команды сверху. Мы стояли 19 января между собой и разговаривали о том, когда это закончится. Но никто этого не знал, а нам все говорили: «Ждите, ждите, все будет нормально», но нормально не получилось. Никто ничего не говорит и не знает.

Родители мне утром звонили, а я говорю, что все хорошо. Если честно, мне хочется поскорее приехать домой. У меня мать, бабушка, отец, они ждут меня. Если есть команда, я ее выполняю, но я не хочу пострадать, потому что у меня есть цель: не пострадать, ради семьи. Если б можно было, я бы уехал домой, я б не находился на Майдане, мне это неинтересно.

Как вы относитесь к нынешней власти, к оппозиции?

Меня практически все устраивает. Что людям дают, то и дают, лучше от [смены власти] не станет. Чего они добиваются? Ну уберут они Януковича, а кого поставить? Хуже всегда найдется, а лучше кто-то есть?

Мать говорит, что и в Одессе начинается Майдан. Ладно здесь — правительство хотят убрать, но для чего это делать в других городах? Снимут с мэрии кого-то, что это изменит?

Мое мнение такое. Сколько это ни длится, Януковичу безразлично, что с нами будет. Если он сейчас ничего не сделал для солдат, то в дальнейшем — тем более. Он просто боится. Я жду адекватной команды: или уйти отсюда, или разогнать людей, не бить, а просто разогнать. Или вообще пускай реально сам уйдет. Зачем мучить людей — меня, моих родителей, вас? Я их тоже прекрасно понимаю, они месяц стоят, болеют, умирают люди. Мне жалко как их, так и моих товарищей. Я не такой бесчувственный. Пускай дают уже адекватную команду. Я никому не хочу принести вреда.

А вы с «Беркутом» общаетесь? У них, по-моему, другое отношение к протестующим.

У сотрудника «Беркута» не служба, а работа. Если он ничего не умеет делать, а только причинять боль человеку и стрелять, то куда ему идти. Он остается здесь и работает.

Когда фейерверки прилетают, это больно?

Когда прилетает в тебя, это неприятно. Страшно потерять товарища. Если думают, что нам не страшно, то я скажу: нам очень страшно. Я такой же человек, как и они, и я боюсь. Если я иду в наряде ППС по району, то я тоже боюсь, потому что никто не любит милицию. Когда на тебя кидаются с бревном и говорят «умри, сука», то товарищи мои, восемнадцатилетние, в шоке.

Что ощущали, когда стояли на Банковой улице, вас били радикальные протестующие, а вы держали строй, никак не отвечая?

Самое страшное было, когда бульдозер на нас ехал. На Банковой раненых было 200 человек, некоторые попали в реанимацию, но это скрывают. Многих родители потом с боем забирали в частные клиники лечить. В госпиталь приехали генералы, родители наши стоят, спрашивают, как же так получилось, почему наши дети страдают, а они ничего не могут родителям сказать.

«Мужики еще плод не оставили, а их стерли с земли в мирное время»

азар берет интервью у пострадавшего казака

Михайло Гаврилюк, активист «Евромайдана», проживает в Черновицкой области; бойцы «Беркута» задержали его на улице Грушевского, избивали, раздели до гола и издевались, в том числе прыгая у него на голове

«Лента.ру»: Как ваше состояние сейчас?

Мое состояние отличное, самое лучшее, которое может быть. Потому, что я нахожусь среди казаков (Гаврилюк после освобождения из отделения милиции в тот же день вернулся на майдан и живет на одной из баррикад ― прим. «Ленты.ру»), от которых исходит сияние и здравый дух. Он в меня вселился и потихоньку поднимает мой дух и мое здоровье.

Расскажите, что с вами случилось.

Я попал в плен на улице Грушевского. Когда я отступал, то поднимал по дороге раненых, последний был тяжелораненый, потому что его оглушила бомба, он на пару минут потерял сознание. Я его тянул по снегу, потом он очнулся, и я указал ему дорогу, куда бежать. Я-то медленно отступаю, а раненые, оказалось, быстро бегают (смеется). За спиной у меня находились «титушки», как я их называю, тушканчики, это такие уроды. Они меня завалили. Подбежал «Беркут» и начал свое грязное дело. Свое дело они знают хорошенько, они начали месить, топтать ногами прямо на месте ― свою херню нездоровую. Потом меня подняли и потащили в свое логово, сопровождая это ударами.

Там они меня дальше били, потом какому-то дураку пришло в голову с меня сорвать одежду. Начали они с меня срывать одежду, били, прыгали на моей голове на снегу. Им этого мало было, фотографировались они, пока кто-то стоял ногой у меня на голове. Потом они придумали отрезать у меня чуб, подняли меня, эмбриончика, с земли, разорвали мне руки, и один начал ножом чуб отрезать.

Ну, хорошо не член.

Еще бы они отрезали член! Конечно хорошо, слава богу, потому что такие, как я, казаки должны размножаться, и их должно быть много-много. Член ― это главная радость у мужика! (смеется) Во-от.

Отрезав чуб, они еще немного меня побили и отправили в автозак. Там мне дал такой же самый, как я [задержанный], но одетый, свою фуфаечку и ватные штаны. Из участка меня отправили в больницу, поскольку от меня мало было толку из-за полученных ударов. В палате я полежал в ванне, три-четыре часика подремал, открыл глаза, которые ранее у меня были заплывшие, увидел дверь, куда надо идти, и, взяв чьи-то ненужные берцы и курточку, решил ехать на майдан.

Не было мысли поехать домой?

А дома мне что, победу кто-то поставит на карман? Или я буду сидеть и от того что-то будет мне? Не годится так. Здесь мои братья-казаки находятся, а я дома буду валяться? Не годится так казаку. Домой поехать меня мысль даже не посещала.

Как вы оцените действия «Беркута»?

Я считаю их ненормальными и неадекватными. Когда мы «Беркут» брали в плен, мы не раздевали их, а напаивали, кормили и отправляли обратно (это явное преувеличение, потому что даже с «титушками», которых иногда ловят и доставляют на майдан, обращаются куда хуже, в том числе сильно бьют ― прим. «Ленты.ру»). Мы поступаем так с пленными, а так как они ― дело не пойдет.

Теперь будете жестче обращаться с ними?

Это ничего не даст. Им должно быть не по себе и так. Одно могу сказать: придет судный час, и они, грешники, ответят за свои деяния.

Вы в целом считаете, это правильно ― кидать камни в милицию?

А правильно милиции стрелять в мирных граждан, закидывать их гранатами? Сделали уже семь покойников на данный момент! Есть триста-четыреста инвалидов, за три тысячи раненых! Это нормально с ихней стороны? (злится и начинает кричать) Вы что мне такие вопросы задаете? Вы не понимаете что ли? Мужики, которые полегли, они еще плод не оставили, а их стерли с земли в мирное время! Это нормально? Они что, камни не кидают?

Это взаимный процесс же.

Какой взаимный процесс? Этой херней «титушки» занимаются ихние, они их нанимают, чтобы они спровоцировали «Беркут» идти и бить нормальных простых граждан, это сто процентов (на самом деле ответственность за столкновения с милицией взяли на себя радикальные националисты из «Правого сектора», одного из объединений, составляющих костяк майдана ― прим. «Ленты.ру»). Я знаю, кто там кидает камни. Это «титушки»! Им платят денежки, и они это все делают.

Какой вы видите выход из этой ситуации?

Победа будет за нами! Президент добровольно уйдет со своего поста, и все остальные с ним. В душе Янукович уже думает, куда ему лучше переехать.

Вы сможете сопротивляться милиции, если начнется зачистка?

Знаете, сколько нас тут? Щелкни пальчиками, и сюда сбегутся тысячи за пару минут. Это не Россия и Беларусь, народу здесь будет у-у-у-у. Они один раз уже пробовали, но тогда мы еще мирно им отвечали.

В этот раз не мирно будете отвечать?

(Хитро) А это вы увидите, как будет.

подписатьсяОбсудить
Метры у метро
Московские новостройки, рядом с которыми скоро откроют станции подземки
Тиснули на славу
Как выглядит первое в мире здание, напечатанное на 3D-принтере
Вот это номер!
«Тайный арендатор» в многофункциональном комплексе «Ханой-Москва»
Жить стало веселее
Новая редакция «сталинского рая» на ВДНХ
Любовь по залету
Аэропорты мира, которые не захочется посещать добровольно
Rolling Acres Огайо, СШАЗакрыто навсегда
Как выглядят торговые центры-«призраки», потерявшие покупателей