Оргтехника подкачала

Франция услышала приватные разговоры Николя Саркози

Николя Саркози
Николя Саркози
Фото: Francois Lenoir / Reuters

В начале марта мода на массовые утечки секретной информации дошла и до Франции. Местный скандал получил название «Сарколикс» по имени главного объекта разоблачений — бывшего президента Николя Саркози. К журналистам попали записи его разговоров со своими подчиненными. Однако те, кто ожидает сенсационных разоблачений в духе Эдварда Сноудена или Джулиана Ассанжа, будут разочарованы: публике удалось узнать лишь подробности семейной жизни Саркози и то, как он относится к коллегам.

Первая часть аудиозаписей разговоров Саркози и его советников появилась во французской прессе 5 марта. Файлы с расшифровками опубликовали еженедельный сатирический журнал Le Canard Enchaîné и новостной сайт Atlantico (материалы можно увидеть по ссылкам: 1, 2, 3, 4). Все записанные на диктофон беседы состоялись в конце февраля 2011 года.

В опубликованных разговорах Саркози пренебрежительно отзывается о некоторых своих коллегах, да и они отвечают ему тем же, однако оснований подозревать его в каких-либо преступлениях записи не дают. Авторы публикаций утверждают, что это лишь первая часть компрометирующих материалов, а всего в распоряжении журналистов находятся сотни часов аудиозаписей.

С диктофоном в кармане

Подлинность записей ни у кого сомнений не вызывает. Известно, что их сделал бывший политический советник Саркози Патрик Бисон (Patrick Buisson). На протяжении нескольких лет он носил на все важные встречи диктофон, спрятав его в кармане. Так были записаны разговоры и совещания с участием президента и его советников, имевшие место в Елисейском дворце, в загородной резиденции в Версале и других местах.

Саркози, вероятно, доверял Бисону, и близкие к ним обоим люди описывали их отношения как почти дружественные. Сам бывший советник утверждает, что делал записи разговоров исключительно с профессиональной целью. Бисону, по словам его адвоката, хотелось иметь возможность переслушать указания своего шефа, точно воспроизвести цитаты и мнения. При этом делать письменные заметки ему на ряде мероприятий не разрешалось. Защитник Бисона Уильям Голднадел (William Goldnadel) оправдал своего клиента следующим образом: «Елисейский дворец — это не церковь. В остальных учреждениях разговоры записывают».

После того, как в 2012 году Саркози покинул Елисейский дворец, его советник уничтожил часть аудиозаписей. Однако оставшиеся файлы, по словам Бисона, у него украли. По его версии, это мог сделать кто-то из родственников или знакомых бывшего советника. Как записи попали в прессу, в скором времени будут разбираться правоохранительные органы — Бисон уже написал заявление о краже в полицию.

Сам Саркози, по словам другого бывшего президентского советника Анри Гэно (Henri Guaino), пришел в ярость, увидев публикации и узнав о том, что Бисон записывал разговоры. «Он [Саркози] думал, что их [с Бисоном] взаимоотношения строятся если не на дружбе, то по крайней мере на взаимном доверии. Это настоящее предательство», — объяснил Гэно. Саркози и его супруга Карла Бруни подали в парижский суд иск с требованием немедленно запретить публикацию разговоров.

Обнародованными материалами сразу воспользовались политические оппоненты Саркози. Первый секретарь правящей Социалистической партии Франции Арлем Дезир (Harlem Désir) заявил, что расшифровки переговоров являются свидетельством «президентства, полного интриг, предательств, цинизма, денег и презрения к государству». Однако беспристрастный анализ пока не позволяет найти в этих записях каких-либо компрометирующих материалов или вслед за лидером социалистов сделать вывод о «гниющей системе Саркози».

В окружении болванов

Записи свидетельствуют, что Саркози и его окружение в частных беседах не стеснялись нелестно выражаться о своих коллегах. Например, президент нелицеприятно отзывался о своем премьер-министре Франсуа Фийоне: «Нельзя, конечно, назвать его полным разочарованием, но все мы знаем, каков он». Саркози в феврале 2011 года долго рассуждал, кем можно было бы заменить главу правительства, однако впоследствии ничего предпринимать так и не стал — Фийон проработал с ним до конца срока.

Гэно и Бисон в разговорах заходили гораздо дальше. Например, советники Саркози без стеснения называли некоторых своих коллег «болванами». Отправленного в отставку министра юстиции Бриса Ортефё (Brice Hortefeux) окружение президента порицало за то, что он был «слишком милым с магистратами» (магистратами во Франции называют прокуроров и судей). Перебирая возможные кандидатуры на этот пост, советники именовали своих коллег «катастрофой» или же даже «полным отстоем».

Несмотря на довольно откровенные и грубые высказывания, единственный диалог из уже опубликованных, который кажется подозрительным, посвящен обсуждению кандидатуры на пост министра внутренних дел. В то время в отношении Саркози проводилось расследование по подозрению в коррупции. Президент предлагал назначить министром Клода Геана (Claude Guéant), который на тот момент возглавлял его администрацию. Бисон высказал опасение, что уход такого важного чиновника из Елисейского дворца может быть неоправданным: «Преимущество Геана в том, что он за последние три месяца уже начал разбираться в ряде вопросов [связанных с расследованием], особенно в тех делах, которыми занимается прокуратура. Он уже вляпался в эту историю». Однако из этих осторожных слов Бисона вряд ли можно сделать выводы о вмешательстве Геана в расследование.

Необходимо отметить, что и сами подчиненные критически оценивали Саркози. Так, Бисон в отсутствие шефа охарактеризовал начало его президентства как «два года ошибок и идиотизма».

Еще более пренебрежительным было отношение президента и его окружения к журналистам. В прессу попал разговор Саркози со своими советником на эту тему. Однажды президент спросил: «Мы же не слышали дурацкий собачий лай [во дворе Елисейского дворца]?» Бисон ему отвечал: «А, ты про журналистов?»

На содержании у жены

Больше всего пресса смаковала подробности взаимоотношений Саркози с женой, топ-моделью Карлой Бруни. В разговоре, состоявшемся 26 февраля 2011 года, первая леди посмеивалась над низкими, по ее меркам, доходами своего мужа. Саркози в беседе упомянул, что помимо трех государственных квартир у супругов есть еще и дом, который они арендуют. Бруни отметила: «О да, это потому, что ты находишься у меня на содержании», — и рассмеялась.

Супруга главы государства то ли в шутку, то ли всерьез сожалела о том, что ей пришлось прервать карьеру в модном бизнесе: «Я думала, что выхожу замуж за обеспеченного мужчину (брак был заключен в 2008 году, когда Саркози уже был президентом — прим. «Ленты.ру»)... Однако у меня были весьма выгодные контракты, а теперь ничего нет». Бруни также сетовала, что когда Саркози уйдет в отставку, ей придется содержать его на свои средства. Зарабатывать модель планировала на рекламе косметики, взяв пример с Джулии Робертс и Шерон Стоун. Статус первой леди заставил ее отказаться от этих намерений.

Президенту оставалось лишь подыграть супруге, и он рассказал своим советникам о своей семейной жизни: «Наши отношения сложились так, что она [Бруни] всегда берет на себя оплату счетов... Да, благодаря браку я стал богатым». Замечание Саркози вызвало смех у всех присутствовавших.

Судя по аудиозаписям, Бруни часто появлялась на рабочих заседаниях своего мужа и активно участвовала в обсуждениях. При этом далеко не всем ее вмешательство нравилось. После одного из таких совещаний с участием первой леди Бисон жаловался своему коллеге: «Это так тяжело... Я имею в виду ее [Бруни] присутствие».

* * *

Что теперь будет с записями и увидит ли мир новые «разоблачения» Саркози, будет зависеть от решения суда. Помимо вмешательства в личную жизнь ряд французских политиков также усмотрели в расшифровках потенциальную угрозу национальной безопасности. Записи, по их мнению, могут содержать государственную тайну.

Если публикации не запретят, то можно предположить, что бывшего президента ожидают недели или даже месяцы неприятных новостей. Все это, безусловно, еще больше повредит имиджу Саркози, который и так пострадал из-за антикоррупционных расследований. В итоге это может привести к тому, что в президентских выборах 2017 года политик, несмотря на свои амбиции, принять участие уже не сможет.

подписатьсяОбсудить
Празднование итогов референдума. Симферополь, 16 марта 2014 года«Чем ярче эйфория, тем тяжелее отходняк»
Кумовство, коррупция и бездорожье — что говорят крымчане о жизни на полуострове
Закатали по-быстрому
Асфальтирование Тверской от Охотного Ряда до Пушкинской в минутном видео
Дом в Чевакино
и другие заповедные места Тверской области, где побывали добровольцы из Торжка
Палач всея Руси
Кровавые и бесчеловечные убийства, совершенные Иваном Грозным
Турецкий бардак
Тайны и прелести Османской империи: фески, котики и шаурма
Планета Х напоминает НептунАнтихристы с Нибиру
Как Планета Х наклоняет Солнце и вызывает катаклизмы на Земле
Так любил, что почти убил
Фотоистория о женщинах, изуродованных «во имя чести»
Потей с Кайлой
Чем автор фитнес-программы Bikini Body Guide привлекла пять миллионов фанатов
Игорь Ротарь на входе в индейскую резервацию. Надпись на плакате: «Незаконно проникающие нарушители будут застрелены. Выжившие будут застрелены еще раз». «Быть застреленным копами тут проще, чем в России»
Рассуждения россиянина, живущего в Сан-Диего, о свободе в США и РФ
«Она определенно сошла с ума»
Мужья любительниц Instagram поделились своей болью
Метры у метро
Московские новостройки, рядом с которыми скоро откроют станции подземки
Тиснули на славу
Как выглядит первое в мире здание, напечатанное на 3D-принтере
Вот это номер!
«Тайный арендатор» в многофункциональном комплексе «Ханой-Москва»
Жить стало веселее
Новая редакция «сталинского рая» на ВДНХ
Любовь по залету
Аэропорты мира, которые не захочется посещать добровольно
Rolling Acres Огайо, СШАЗакрыто навсегда
Как выглядят торговые центры-«призраки», потерявшие покупателей