Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Отступление из Крыма

Украина сдает позиции на полуострове

Украинский офицер покидает Южную военно-морскую базу Украины
Фото: Filippo Monteforte / AFP

Власти Украины, на днях фактически лишившейся Крыма, определяются с ответными действиями. В Киеве уже объявили о намерении покинуть СНГ, а также ввести визовый режим с Россией. Кроме того, планируется принять закон об «оккупированных территориях». Все это напоминает позицию, занятую властями Грузии в 2008 году, после того как утраченные ею территории (Абхазия и Южная Осетия) были официально признаны Россией. Воевать за Крым — вопреки звучавшим ранее из Киева обещаниям о защите целостности Украины — нынешнее украинское руководство, судя по всему, не собирается. Из региона, как стало известно, выводят украинских пограничников. Постепенно Киев теряет контроль и за военными объектами, расположенными на территории полуострова. В адрес власти на Украине на этом фоне звучат обвинения в «предательстве» и неспособности защитить свою территорию.

Ситуация, в которой теперь оказалась Украина, в общем, уникальна для ее постсоветской истории. Даже в первой половине 1990-х годов, когда Крым имел статус республики, он все же формально оставался в составе украинского государства. По сути Украина, фактически лишившаяся части территории, оказалась в положении, в котором находились Грузия, Азербайджан и Молдавия после распада СССР. Власти этих республик мириться с потерей территорий (провозгласивших независимость Абхазии, Южной Осетии, Приднестровья и Нагорного Карабаха) отказались и пытались — в случае Грузии даже неоднократно — вернуть их силой.

После того, как военные операции провалились, республики вели себя по-разному. Молдавия с Приднестровьем худо-бедно сосуществовала (пару лет назад между ними, например, было восстановлено полноценное железнодорожное сообщение). Азербайджан заявлял, что по-прежнему находится в состоянии войны и не исключал, что для возвращения неподконтрольного Карабаха (который в Баку считают «оккупированной армянами территорией») может применить военную силу. Грузия после неудачной для нее войны 2008 года отказалась от применения силы и пыталась наладить отношения с «абхазскими и осетинскими братьями» мирными средствами (в частности, им были предложены «нейтральные паспорта» для поездок за рубеж).

Власти Украины в последнее время демонстрировали решимость, подчеркивая, что от Крыма отказываться не собираются. «Это наша земля. За эту землю проливали кровь наши отцы и деды, и мы не уступим ни одного сантиметра украинской земли. Пусть знает об этом Россия и ее президент», — заявлял, в частности, новый премьер Арсений Яценюк. После референдума о присоединении к РФ, состоявшегося в Крыму, украинские власти объявили частичную мобилизацию (в ее рамках в армию и недавно созданную Национальную гвардию, как отмечалось, планируется привлечь 40 тысяч человек). На нужды обороны были срочно выделены дополнительные средства. Наконец, уже 18 марта министерство обороны Украины объявило, что военным, находящимся на территории Крыма, разрешено использовать оружие.

Однако из заявлений украинского руководства, сделанных 18 марта (когда крымские власти заключили с Россией договор о присоединении) и позднее, следовало, что возвращать Крым силой не планируется. Премьер Украины, обвиняя Россию в «вооруженной агрессии», отмечал в то же время, что «сделает все возможное, чтобы не просто сохранить мир, но и построить с Россией подлинно партнерские и добрососедские отношения». Его заместитель Виталий Ярема, в свою очередь, заявлял, что украинское войско готово ответить агрессору, если он будет совершать действия на континентальной части Украины. «Уже есть соответствующие поручения и Министерству обороны, и внутренним войскам, и мы не позволим агрессору продвигаться дальше на территорию Украины», — подчеркивал он.

Косвенным признаком того, что Киев не рассчитывает быстро изменить ситуацию в свою пользу, можно было считать предложения об объявлении полуострова «оккупированной территорией». С соответствующими инициативами 17 марта выступили представители сразу двух правящих партий — «УДАРа» Виталия Кличко и «Батькивщины» Юлии Тимошенко. Подобный закон был принят в Грузии после августовской войны 2008 года и стал, по сути, символическим жестом. Обеспечить его исполнение в Абхазии и Южной Осетии грузинские власти по сути не могли (что касается наказания некоторых россиян за нарушение правил въезда на «оккупированные территории», то даже в грузинском МИДе признавали, что такая практика является «идиотизмом»).

В среду, 19 марта, состоялось заседание Совета национальной безопасности и обороны, по итогам которого стало известно, что Украина намерена предпринять дальше. Было объявлено, что Украина введет с Россией визовый режим (впрочем, в правительстве позднее заявили, что целесообразность такого шага еще предстоит обдумать), а также выйдет из Содружества независимых государств (следует отметить, что Украина, не ратифицировавшая устав СНГ, полноправным членом содружества так и не стала). Кроме того, правительству было поручено обеспечить эвакуацию тех граждан Украины, которые не захотят оставаться на «оккупированной территории» (соответствующий план правительство уже утвердило, по информации министра труда и социальной политики Украины Людмилы Денисовой, покинуть Крым выразили желание около 25 тысяч человек). Призывы разорвать дипломатические отношения с Россией, как это в свое время сделала Грузия, официальный Киев пока не поддержал. В то же время, украинские власти собираются подсчитать убытки, нанесенные «аннексией», и обратиться по этому поводу в международные суды.

На следующий день, 20 марта, Верховная Рада одобрила в первом чтении закон об «оккупированных территориях», а также приняла «декларацию о борьбе за освобождение Украины». В декларации депутаты обратились к международному сообществу, попросив не признавать «аннексию Крыма» и объявив, что полуостров «был, есть и будет в составе Украины». Что касается закона, то оккупированными он объявляет территорию Крыма и Севастополя, а также, в частности, «внутренние воды, континентальный шельф и исключительную экономическую зону». Закон запрещает в регионе «любую хозяйственную деятельность, если она подлежит государственному регулированию», а также устанавливает ответственность за «коллаборационистскую деятельность», то есть «добровольное сотрудничество с оккупационным государством и его представителями в ущерб государственным интересам Украины».

К тому времени уже было известно, что силовые структуры Украины из Крыма выводятся. Государственная пограничная служба, в частности, сообщила, что регион покидает личный состав морской охраны. МВД, в свою очередь, известило своих сотрудников в Крыму, что «начата работа по вопросу их дальнейшего прохождения службы в других регионах Украины».

Более сложная ситуация сложилась с войсковыми частями, которые в течение последних недель блокировались вооруженными людьми (в Киеве утверждали, что это российские военные, в Москве это отрицали). Власти Крыма еще до референдума предупредили, что после присоединения региона к РФ украинским военным будет предоставлен выбор: принести присягу России или покинуть территорию полуострова (вице-премьер Крыма Рустам Темиргалиев заявлял при этом, что «вооруженные силы других государств будут считаться оккупантами с соответствующими последствиями для себя»).

Киев при этом до последнего момента утверждал, что украинские военные из Крыма не уйдут. С соответствующим заявлением выступил, в частности, 19 марта украинский министр обороны Игорь Тенюх. Ранее он утверждал, что украинские и российские военные в Крыму договорились о «перемирии», которое продлится до 21 марта.

Перемирие, однако, было сорвано. 18 марта, в день подписания соглашения Крыма с Россией, произошел штурм фотограмметрического центра оперативного обеспечения ВС Украины в Симферополе. В результате погиб военнослужащий. По утверждению украинских источников, нападавшие были одеты в российскую военную форму без знаков отличий и вооружены автоматическим оружием. Власти Крыма, в свою очередь, заявили, что речь идет о провокации: по их версии, украинский военный, а также боец крымской самообороны были убиты неким снайпером.

На следующий день, 19 марта, в Севастополе был взят штурмом штаб ВМС Украины. Он перешел под контроль местной самообороны. При этом был задержан находившийся в штабе командующий ВМС Сергей Гайдук (на этот пост новые власти Украины назначили его недавно, после того, как прежний командующий Денис Березовский присягнул на верность «крымскому народу»; власти Крыма полномочия Гайдука не признавали). Позднее, после вмешательства министра обороны РФ Сергей Шойгу, обратившегося к руководству Крыма, задержанного отпустили.

По данным украинских источников, нападения на украинские военные объекты в Крыму в последние дни возобновились (вину за нападения источники возлагают на российских военных). 19 марта, по информации местных СМИ, был захвачен украинский автомобильный батальон в Бахчисарае, личный состав части был вынужден ее покинуть. В тот же день стало известно, что украинские военные лишились контроля над военно-морской базой на озере Донузлав близ Евпатории.

На этом фоне военнослужащие 1-го Феодосийского отдельного батальона морской пехоты обратились к руководству Украины с требованием «срочно провести переговоры и вывести личный состав». Военнослужащие потребовали также «гарантировать дальнейшее прохождение службы в одной воинской части в Украине». Они предупредили, что если требования не будут выполнены, батальон для Украины может быть потерян. Тем временем поступила информация, что военнослужащие 36-й бригады береговой обороны в Перевальном решили «прекратить сопротивление» и начали сдавать оружие. Соответствующий приказ, по сведениям «Украинской правды», отдал командир части. По его словам, подобное решение уже приняли большинство украинских военных на территории полуострова.

Руководитель центра военно-политических исследований Дмитрий Тымчук, комментируя ситуацию, отмечал, что вину за ситуацию, в которой оказались военные, несет украинское руководство. «Главная проблема в том, что наши военные понятия не имеют, зачем и кому нужна их стойкость. Они ни на йоту не понимают, какой выход для них предложит высшее командование, и когда это произойдет, — писал он. — А когда солдат не знает, в чем смысл его подвига, он не может совершать его бесконечно». По мнению эксперта, Киев, тянувший с решением о выводе войск, пытался избежать «ответственности за этот позор».

В итоге призыв к выводу украинских войск из Крыма был озвучен политиками (с соответствующим заявлением выступил, в частности, лидер партии «УДАР» Виталий Кличко), а затем фактически поддержан властями. 19 марта секретарь Совбеза Украины Андрей Парубий, по информации УНИАН, констатировал, что украинские войска должны быть выведены с полуострова и размещены на материковой части Украины. Глава парламентской фракции «Батькивщины» Сергей Соболев при этом уточнил, что войсковые части следует выводить вместе с оружием и техникой.

По информации, которую распространил упомянутый Дмитрий Тымчук, свои объекты уже покидает личный состав тактической группы «Крым» (в ее состав входят 40-я радиотехническая бригада в Любимовке, 174 зенитно-ракетный полк в Деркачах близ Севастополя, 50 зенитно-ракетный полк в Феодосии и 55 зенитно-ракетный полк в Евпатории). Как передает источник, «командир по согласованию с Киевом выводит личный состав с объектов, обесточивает и закрывает помещения». По договоренности с российской стороной, как отмечается, будет организовано совместное патрулирование объектов.

При этом Совбез Украины, заседание которого состоялось 19 марта, выступил с требованием о полной демилитаризации Крыма — то есть вывода с него как украинских, так и российских войск. С соответствующим требованием Украина собирается обратиться в ООН. Впрочем, как считает украинский политик, бывший депутат Верховной Рады Тарас Чорновил, в данном случае речь идет лишь о «политическом демарше». «Обратиться можно, но позитивное решение по этому поводу, я считаю, невозможно», — полагает он.

Тем временем некоторые уже требуют привлечь к ответственности действующую украинскую власть за потерю контроля над полуостровом. «Потеря Крыма – за две недели, без единого выстрела и сопротивления, – вызывает слишком много вопросов, — пишет продюсер департамента журналистских расследований канала «1+1» Александр Дубинский. — Удивительно смотреть, как на пинок под зад, которым украинцев выкинули из Крыма, Арсений Петрович [Яценюк] обещает строить добрососедские отношения с Россией... Господа, это клинический идиотизм или, все таки, предательство?». «Государственные изменники... сдают нашу страну, позорят наше общество и Майдан, на крови которого они пришли к власти, — вторит военный эксперт Алексей Арестович. — Более того, они делают все, чтобы Украина получила политическое и военное поражение. Их надо немедленно сносить и судить». К числу «изменников» он при этом отнес и временного президента Украины Александра Турчинова.

В сложившейся ситуации в Киеве уже можно услышать рассуждения, подобные тем, с которыми давно уже выступает руководство Грузии. Предлагается сосредоточиться на строительстве процветающего европейского государства, которое может стать привлекательным для жителей отколовшихся территорий. «Лучшей тактикой для Украины является быстрое построение демократической европейской и процветающей страны. Это будет лучшим средством для того, чтобы Крым вернулся. Поэтому пока украинцам гораздо важнее быстро наводить порядок в стране», — считает общественный деятель Олег Рыбачук. «Крым должен стать той национальной травмой Украины, — пишет журналист Мустафа Найем, — которая подобно детским воспоминаниям заставляет талантливого человека добиваться успеха вопреки обстоятельствам и назло судьбе».

Бывший СССР00:0322 августа
Петр Порошенко

Труба зовет

Против Порошенко заводят новые уголовные дела. Найдет ли он спасение в США
Бывший СССР00:0117 августа

По минскому полю

Зеленский задумал решить проблему Донбасса по-своему. Чего ждать России и Европе?