В одну воду дважды

Черноморский флот возвращается к задачам холодной войны

Гвардейский ракетный крейсер «Москва» во Владивостоке
Гвардейский ракетный крейсер «Москва» во Владивостоке
Фото: Виталий Аньков / РИА Новости

События на Украине успели смешать множество карт, и колода Черноморского флота (ЧФ) — не последняя из них. Состоявшийся накануне 231-го дня рождения ЧФ его переход из положения нежеланного (для Киева) гостя в положение полноправного хозяина уже заставил серьезно изменить планы развития флота. Однако последовавшее резкое ухудшение отношений с НАТО сулит еще более серьезные перемены. Каким образом новые политические реалии скажутся на облике флота, пока не ясно, но уже сейчас очевидно, что объем стоящих перед ним задач резко возрастет — и это не может не повлиять на его планируемый состав.

План-2009

Перспективный облик ЧФ, о котором мы можем судить по заявлениям российского военно-морского руководства 2009-2012 годов, предусматривал, в первую очередь, создание «флота присутствия», предназначенного для защиты российских интересов в Средиземноморье и в африканских водах — как в Атлантике, так и в Индийском океане. Эталонным примером подобной активности может считаться регулярное антипиратское патрулирование в Аденском заливе и близлежащих морях. Здесь, на одной из самых оживленных морских трасс, постоянно находятся суда либо под российским флагом, либо принадлежащие российским компаниям. И присутствие в регионе ВМФ России наряду с кораблями ВМС стран НАТО приносило вполне ощутимую пользу — от снижения сумм страховых премий до освобождения уже захваченных пиратами судов.

Вахту у африканских берегов несут корабли Тихоокеанского, Северного, иногда Балтийского флотов. При этом расположенный ближе всех к месту событий ЧФ за пять лет российской антипиратской миссии ни разу не отправлял корабли на патрулирование по вполне банальной причине — острая нехватка современных боевых единиц. Фактически к 2010 году единственным боевым кораблем ЧФ, способным регулярно и в полном объеме выполнять задачи вдали от своих баз, остался крейсер «Москва». Он же один из самых «наплаванных» кораблей ВМФ России; география его походов из Севастополя простирается от Владивостока до никарагуанского Коринто.

Однако один, пусть даже весьма боеспособный, несмотря на свой 30-летний возраст, крейсер не может заменить флот, остальные крупные корабли которого имеют еще более почтенный возраст. План обновления предполагал в первую очередь замену устаревших сторожевиков и больших противолодочных кораблей ЧФ шестью фрегатами проекта 11356Р/М. Этот проект представляет собой развитие построенной на экспорт для ВМС Индии серии из шести (три + три по контрактам 1997 и 2006 годов) фрегатов типа «Тальвар», в свою очередь, созданных на основе широко распространенного в ВМФ СССР проекта 1135, сочетают достаточно современное вооружение и оборудование при освоенных основных узлах и агрегатах. Головной корабль новой серии, фрегат «Адмирал Григорович», зимой 2014 года спущенный на воду в Калининграде, должен прийти на Черное море уже в этом году.

Параллельно предполагалось модернизировать (фактически — воссоздать заново) подводные силы ЧФ, от которых к настоящему времени осталась единственная — Б-871 «Алроса» проекта 877В «Палтус», известного также как «Варшавянка». При этом сама Б-871 сумела пережить период острого безденежья главным образом благодаря шефству со стороны одноименной якутской компании, что отразилось на ее наименовании. Новые планы предусматривали постройку шести субмарин проекта 636 — глубоко модернизированного варианта «Варшавянки». Головная лодка — Б-261 «Новороссийск» — также должна прийти на Черноморский флот уже в этом году.

На следующем этапе анонсировалось укрепление десантных сил флота, в том числе с возможной передачей в состав ЧФ одного из двух строящихся для ВМФ России универсальных десантных кораблей типа «Мистраль» и замены морально и физически устаревших больших десантных кораблей советской постройки. Начало обновления легких сил — малых ракетных, малых противолодочных кораблей и катеров различных типов — было отнесено на конец 2010-х годов.

При этом все новые планы находились под постоянной угрозой срыва из-за нерешенного статуса главной базы флота (Севастополя) и политических затруднений с заменой корабельного состава даже после Харьковских соглашений 2010 года. Строительство базы в Новороссийске оценивалось в 80 миллиардов рублей, но полноценно заменить Севастополь она все равно не смогла бы как в силу менее удобного расположения, так и в силу характерных особенностей местной метеорологии со свирепыми осенне-зимними ветрами.

Особенно сильно сложности с базированием влияли именно на развитие сил охраны водного района и береговой обороны ВМФ: прикрываемая российскими силами ВМБ Новороссийск не годилась как главная база флота, а используемый в качестве таковой Севастополь не мог быть надежно защищен ввиду ограничений на развертывание Вооруженных сил России в Крыму. Отчасти это компенсировалось тем, что угроза для баз и в целом для побережья считалась незначительной. Вплоть до последних месяцев Черное море в принципе не рассматривалось как потенциальный театр военных действий.

Реальность-2014

Резкое изменение политической обстановки в регионе заставило переоценить задачи флота и перспективы его обновления, причем во всех потенциальных зонах применения — от океанской до прибрежной. Перемены начались еще до Крыма. Тревожным звонком стала Сирия, где российский флот впервые после окончания холодной войны, был вынужден выполнять задачи, характерные именно для периода глобального противостояния: доставка военных грузов союзникам в условиях резкого охлаждения политических отношений с НАТО, поддерживающего противоположную сторону конфликта. Летом 2013 года, на пике военных ожиданий, присутствие России в Средиземном море обрело организационную форму в виде вновь созданного Оперативного соединения ВМФ в Средиземном море, которое стали называть просто Средиземноморской эскадрой.

Охлаждение не переросло в вооруженное противостояние, но следует понимать, что в случае возникновения реального конфликта с Североатлантическим альянсом военный инструментарий Москвы в Средиземноморье был бы крайне ограничен. Ставка же на стратегические ядерные силы отнюдь не гарантирует невозможности локальных столкновений, в которых применение ядерного арсенала не может быть оправдано.

Таким образом, в течение сирийского, а затем и украинского кризиса круг потенциальных задач ЧФ и российской эскадры в Средиземном море постепенно менялся и в итоге пришел к следующему виду. В дальней морской и океанской зоне флоту необходим потенциал, достаточный для уравновешивания/блокирования/нейтрализации/вывода из строя при необходимости одной-двух авианосных ударных групп ВМС США, действующих при поддержке союзников по НАТО. В Черном море, в том числе и в прибрежных водах Крыма и Кавказа, внезапно на первое место вышел именно вопрос защиты побережья и баз, причем как в случае гипотетического военного конфликта, так и ввиду вполне вероятного роста активности спецслужб и террористических организаций.

Радикальных перемен в планах строительства Черноморского флота, впрочем, не произошло, в том числе и благодаря характеристикам кораблей нового поколения. Универсальные корабельные стрельбовые комплексы (УКСК) позволяют новым фрегатам при необходимости решать любые задачи — от обстрела береговых целей дальнобойными крылатыми ракетами до атаки на авианосец с помощью сверхзвуковых противокорабельных ракет. Во главе с «Москвой», которую в ближайшие годы ждет ремонт с модернизацией, и при поддержке авиации и легких сил шесть новых фрегатов представляют более чем серьезную силу на Черном море и могут стать ядром Средиземноморской эскадры. Кроме того, в перспективе ЧФ, скорее всего, получит не менее двух перспективных эсминцев, которые смогут заменить «Москву».

С подводными силами ситуация еще проще — для новых «Варшавянок» задача борьбы с ВМС потенциального противника определялась как основная еще до начала всяких обострений, и сегодня речь идет только о том, хватит ли ЧФ шести новых лодок или же это число требуется увеличить. Пока соображения на этот счет не высказывались, однако не исключено, что в новых условиях ЧФ получит больше субмарин, чем предполагалось ранее.

Более серьезные изменения ждут легкие силы флота, а так же авиацию и силы береговой обороны. В настоящее время уже рассматривается вариант о вводе в состав ЧФ первых малых ракетных кораблей (МРК) типа «Буян-М», изначально строившихся для Каспийской флотилии. Эти корабли способны заменить МРК и ракетные катера советской постройки, причем использование такого же, как и на фрегатах, УКСК делает «Буяны-М» достаточно универсальными кораблями для своих размеров, если не считать практически отсутствующих (в силу упрощения и удешевления корабля) возможностей борьбы с подлодками, и ограниченных возможностей ПВО.

Борьбу с подлодками, скорее всего, возложат на перспективные корветы проекта 22160, заказ на которые не так давно был увеличен специально для Черного и Средиземного морей.

Судьба десантных сил ЧФ флота остается под вопросом, причем не только по причине неясного пока мнения министерства обороны, но и в силу неясной до сих пор, несмотря на все гарантии, судьбы кораблей типа «Мистраль».

Наиболее радикально должна измениться авиационная и наземная группировка в Крыму, включая силы как ВМФ, так и других видов Вооруженных сил России. Некоторое представление о масштабах изменений уже дает развертывание в Крыму систем ПВО С-300ПМ2 и береговых ракетных комплексов «Бастион». Эти системы позволяют с территории Крыма контролировать воздушное пространство и водную поверхность большей части акватории Черного моря. Следующим этапом должно стать обновление российской авиации в Крыму, до последних событий представленной одним полком устаревших бомбардировщиков Су-24 на авиабазе Гвардейское и одним же вертолетным полком на морских машинах Ка-27, базирующимся в Каче. Наиболее вероятные претенденты на крымские базы — активно закупаемые министерством обороны истребители Су-30СМ и бомбардировщики Су-34. С морскими вертолетами дело обстоит сложнее, однако своевременный ремонт имеющихся может позволить потянуть время до появления новых машин этого класса.

Давать прогнозы и оценки пока рано, хотя очевидно, что меняющаяся ситуация меняет и назначение флота. Реализация новых планов даст в руки России надежный инструмент защиты собственного побережья как в непосредственной близости, так и на дальних дистанциях. Среди многочисленных ролей Черноморского флота вряд ли можно найти более хорошо изученную.

подписатьсяОбсудить
Фабрика зверств
Притравочные станции — аморальная забава или жестокая необходимость
Сергей Боярский во время сдачи норм ГТО «Не посрамлю»
Сын главного Д’Артаньяна Сергей Боярский за всеобщее ГТО, но против идиотизма
Ника борется за жизнь
Чудом выжившую девочку спасет внутривенное питание
«Если делают где-то барьеры — наказывать»
Михаил Терентьев об объективности, лекарствах и доступной среде
Военнослужащие армии КазахстанаПрофилактика хаоса
Каковы цели российского военного планирования в Центральной Азии
Скованные беспроводной цепью
Рассказы домашних арестантов о жизни с электронным браслетом
Отборные кадры
Как в России подыскивают присяжных для суда
Все очень плохо
Почему новая холодная война опаснее старой
Наперегонки
Найдено объяснение механизмам смерти и старения
Лабиринты смерти
Что скрывают древние и загадочные катакомбы Парижа
Черная дыра (в представлении художника)Вот запара
Величайшая тайна черных дыр стала еще непонятнее
Шершавый бог
Раскрыто значение вызываемых ЛСД видений
Я вас не слышу
Чего не хватает новому Chevrolet Camaro: первый тест
Не отпускать и не сдаваться
Что происходило на одном из самых сумасшедших Гран-при сезона
Северный олень
Сохранил ли новый Mitsubishi Pajero Sport свою суровость и страшно ли на нем заезжать в глушь
Ху из Ху
Откуда растут корни китайских брендов
Дно Олимпиады
Проблемы Рио похлеще допингов и переломов
«Я не позволяла себе ничего, каждая копейка уходила на кредит»
Рассказ россиянки, купившей не одну квартиру при зарплате в 40 тысяч рублей
Камерная дача
10 фактов о доме в Форосе, ставшем тюрьмой для Горбачева
До чего докатились
Как выглядят лица людей, съехавших с небоскреба
Бабушкино наследство
Вся недвижимость кандидата в президенты США Хиллари Клинтон