Великая антитеррористическая стена

На борьбу с внутренними врагами КНР тратит больше средств, чем на оборону страны

Фото: Reuters

Терроризм становится серьезной проблемой для Китая. Атаки мусульманских экстремистов происходят все чаще. Власти КНР ищут способы противодействия радикалам. Не все предпринимаемые ими меры оказываются эффективными, некоторые выглядят даже комичными, а среди пострадавших от борьбы с террористами встречаются и вполне мирные граждане.

25 мая Министерство общественной безопасности Китая (аналог российского МВД) приняло решение о начале годичной оперативной кампании по борьбе с терроризмом. Основным полем битвы объявлен Синьцзян-Уйгурский автономный район (СУАР), где за три дня до этого в административном центре Урумчи произошел очередной крупный теракт.

В утренний час, когда движение особенно интенсивное, два автомобиля въехали в толпу на рынке возле одного из городских парков. После этого преступники стали забрасывать людей самодельными бомбами, один автомобиль взорвался. По официальным данным, 39 человек были убиты, более 90 получили ранения. Четверо экстремистов погибли на месте, один задержан полицией по горячим следам. Правоохранительные органы позже сообщили, что все пятеро давно находились под влиянием религиозного экстремизма. В конце прошлого года они сформировали боевую группу и начали готовиться к акции: приобрели взрывчатые вещества и автомобили.

Уйгурское бандподполье

Стоит отметить, что менее чем за год в КНР произошла целая серия терактов, которые власти связывают с деятельностью исламских фундаменталистов. В октябре 2013 радикалы нанесли удар в самом центре Пекина — на площади Тяньаньмэнь. В тот день трое террористов-смертников на джипе с синьцзянскими номерами врезались в толпу туристов, гулявших у ворот Запретного города. После столкновения джип загорелся и взорвался. В результате погибли двое прохожих и те, кто сидел в автомобиле. Еще 40 человек были ранены.

В марте 2014 года Китай потрясла резня на вокзале в Куньмине. Вооруженная ножами группа преступников, одетых в черное, напала на людей в зале ожидания и возле касс. Итог — 29 убитых и 143 раненых. 30 апреля мишенью экстремистов стал железнодорожный вокзал в Урумчи. В результате взрыва погибли двое нападавших и один пассажир, около 80 граждан получили ранения разных степеней тяжести. Буквально через неделю — очередная трагедия, теперь на вокзале в Гуанчжоу, где неизвестные ножами ранили шесть человек.

Небольшая передышка, и вновь ужас терроризма возвращается на улицы Урумчи, теперь в район городского рынка. Вылазки радикалов в Урумчи выглядели особенно дерзкими, поскольку были осуществлены вскоре после инспекционной поездки председателя КНР Си Цзиньпина в СУАР. Тогда глава государства потребовал от правоохранительной системы нанести «сокрушительный удар» по экстремизму и терроризму. После этого в Урумчи за короткое время произошли сразу два крупных инцидента, что говорит о хорошей организации и подготовке экстремистского подполья в Синьцзяне.

Система «вэйвэнь»

Готовы ли власти к решительным мерам? Технических возможностей у китайских силовых структур достаточно. Внутренняя безопасность давно является одним из приоритетов руководства. В 2011-2013 годах ассигнования на поддержание стабильности в стране стабильно превышали расходы на оборонные нужды. Нынешний год стал первым, когда правительство открыто озвучило лишь сумму, выделенную на внутреннюю безопасность из бюджета центрального правительства, — 205 миллиардов юаней (33,3 миллиарда долларов). Здесь есть определенное лукавство, поскольку не учтены расходы провинциальных и местных органов власти. Для справки: в прошлом году на цели «укрепления стабильности» было выделено 769,1 миллиарда юаней (130 миллиардов долларов). В этом году — явно не меньше.

Система «вэйвэнь» (так по-китайски звучит лозунг «поддержание стабильности») кроме правоохранительных органов включает и многочисленную армию активистов — добровольных помощников полицейских, охранников и даже таксистов. Причем задания для них могут быть достаточно экзотическими. Это видно хотя бы по тому, как обычно обеспечивается безопасность важных политических мероприятий — сессий Всекитайского собрания народных представительств и съездов партии.

Например, во время проведения 18-го съезда КПК в ноябре 2012 года таксистов обязали снять ручки стеклоподъемников возле пассажирских сидений. Таким образом власти рассчитывали помешать диссидентам разбрасывать из окон такси листовки. Кроме того, в ходе инструктажей таксистов призывали обращать внимание на пассажиров с воздушными шарами и пресекать любые попытки запуска шаров с идеологически вредными лозунгами. Под подозрение попали даже радиоуправляемые модели вертолетов — примерно за месяц до съезда в пекинских магазинах появились объявления, что теперь для покупки детских вертолетиков необходимо предъявить удостоверение личности. Логика была такая же, как и в случае шаров: летающая игрушка могла поднять в небо что-нибудь крамольное.

Не повезло и кухонным ножам — накануне и во время проведения важного партийного форума их просто «попросили» с прилавков. Из-за достаточно жесткого контроля над оборотом огнестрельного оружия именно ножи стали самым распространенным орудием нападений в Китае. Поэтому, чтобы не искушать «преступные элементы», примерно месяц в китайской столице ножей было не купить. Дело это привычное — по сходному сценарию с «колющими и режущими» обошлись во время Пекинской олимпиады 2008-го.

А в следующем году на период торжеств по случаю 60-летия образования КНР в китайской столице запретили полеты голубей и воздушных змеев. С особой тщательностью контролировалась и чистота эфира. Буквально за несколько дней до кульминации торжеств — парада на площади Тяньаньмэнь 1 октября 2009 года — спецслужбам пришлось изрядно поволноваться из-за появления постороннего передатчика, посылающего загадочные сигналы. Причем шли они на частоте, выделенной для военной авиации. Виноваты оказались не диверсанты, а монахи из небольшого монастыря в окрестностях Пекина. Они установили незарегистрированную систему беспроводного видеонаблюдения, в которой для передачи сигнала использовалась военная частота.

Монахи попали в сюжеты новостей и в связи с нынешней антитеррористической кампанией. Однако теперь речь идет не о потере бдительности, а, наоборот, о передовом опыте. Китайские СМИ сообщили, что буддистский монастырь Линъиньсы в городе Ханчжоу первым из религиозных учреждений создал собственную антитеррористическую структуру. Борьбой с потенциальными угрозами теперь заняты два десятка монахов в возрасте от 20 до 40 лет и около 30 светских охранников. На вооружении отряда — щиты, дубинки и газовые баллончики.

Впрочем, понятно, что основной вклад в борьбу с терроризмом вносят не добровольцы и ополченцы, а профессионалы. В эти дни пекинцы смогли наблюдать и новую технику, и новые методы работы силовых структур. В столице принято решение о развертывании мобильных подразделений в ключевых местах города — вблизи правительственных зданий, рядом с оживленными торговыми улицами и другими местами скопления людей. Экипаж каждой патрульной машины состоит из девяти полицейских и четырех помощников. В экстренной ситуации патруль должен прибыть на место не позднее чем через три минуты после поступления сигнала.

Без бензина и спичек

Усилен также контроль на транспорте. В китайском интернете в связи с этим появилось немало критических постов, в которых пассажиры сетуют, что из-за проверок вход в метро стал занимать гораздо больше времени.

Сложности появились и у тех, кому нужно купить бензин в канистрах. И частным лицам, и организациям для этого теперь нужно предварительно получить справку в полиции. Видимо, это связано с тем, что у радикалов, совершивших теракт на Тяньаньмэнь, в автомобиле были обнаружены канистры. Как утверждает полиция, перед терактом они свободно купили 400 литров топлива.

Немало иронических комментариев вызвали сообщения, что в провинции Ляонин введена продажа спичек только по документам, удостоверяющим личность покупателя. «Спички только по регистрации, скоро и закурить нельзя будет без того, чтобы тебя не посчитали террористом», — такова одна из наиболее типичных реплик по этому поводу в интернете.

Власти, похоже, понимают, что многочисленными запретами они могут лишь усилить нервозность и панические настроения в обществе. Характерный случай произошел в городе Иньчуань на северо-западе Китая. Бдительные граждане сообщили в органы, что два уйгура из Синьцзяна купили в местном магазине ведра и ножи. «Различные службы города развернули совместную операцию, в настоящее время эти два синьцзянца найдены. Как показала проверка, они являются предпринимателями, которые длительное время торгуют овощами в нашем городе. Просим всех не паниковать!» — отчитались в микроблоге о проведенном расследовании полицейские.

Синьцзянцы, а не уйгуры — это, естественно, не случайно. Китайские власти намеренно не акцентируют внимание на национальности террористов, чтобы не провоцировать погромы и столкновения по всей стране. В социальных сетях даже прошел фотофлешмоб. На опубликованных снимках участники (как правило, очаровательные дети или девушки) улыбаются и держат в руках таблички с надписью «Живущие в Синьцзяне уйгуры не террористы».

Тактика, которая применяется террористическими ячейками на территории КНР, очень похожа на действия «Аль-Каиды» или организаций с ней связанных. В свое время эта террористическая сеть отказалась от жесткой централизации. Ее члены рассеялись по миру, получив от верхушки полную свободу действий. Стали наноситься точечные удары, которые сами по себе производили больший устрашающий эффект, чем крупные теракты. Сходная картина наблюдается в последнее время и в КНР. И вряд ли с этими террористическими атаками можно справиться, даже если изъять ножи по всему Китаю.

«Стена запретов» не помогает

Попытка выстроить против экстремистов «великую стену из запретов», похоже, обречена на неудачу. Постепенно власти начинают это понимать — помимо обычных ограничений внимание теперь уделяется оперативной работе по расследованию терактов и других резонансных преступлений, усилению технической оснащенности силовых структур (видимо, здесь и задействуют столь тщательно скрываемые бюджетные ассигнования).

Постепенно исчезают наиболее странные антикриминальные придумки чиновников. Так, с пекинских станций метро незаметно убрали туалетные кабинки с кнопкой вызова полиции внутри. При нажатии дверь блокировалась, а снаружи включалась сирена. Открыть дверь мог только прибывший наряд вооруженной полиции. Для иногородних и иностранцев эти кабинки стали настоящими ловушками: перепутав тревожную кнопку с клавишей слива, они оказывались замурованными в ожидании автоматчиков.

Сейчас власти разрабатывают для населения подробные инструкции о жизни в условиях возросшей террористической угрозы. Составители памяток не являются замшелыми бюрократами и в курсе всех модных тенденций, в частности, любви китайцев к микроблогам. Это видно по последнему пункту одной из инструкций. Случайным свидетелям теракта рекомендуется как можно быстрее покинуть место происшествия, а не хвататься за смартфоны, чтобы опубликовать «горячие фотки» в интернете.

Обсудить
Масон, выйди вон!
Какую угрозу представляет для России братство вольных каменщиков
Кандидат «Против всех»
Как сантехник может выиграть выборы, а джедай — проиграть
Владелец парка львов «Тайган» Олег Зубков кормит льваПарк крымского периода
С кем и за что борется владелец ялтинских зверинцев Олег Зубков
«Учитель стал его гнобить»
Почему родители начали забирать детей из государственных школ
Владимир ПутинНапрасный труд
В Кремле обсудили, почему россияне работают неэффективно
Китайский интерес
Пекин желает смерти уйгурским боевикам в Сирии, но вмешиваться в войну не готов
Lebanese members of the Syrian Social Nationalist Party, a pro-Syrian leftist Lebanese party, carry their party's flag during the funeral procession of Najib Mohammed Shams el-Din and Ali Mohammed Shams el-Din, in the port city of Tyre, southern Lebanon, Saturday, Aug. 19, 2006. Najib and Ali, two members of the Syrian Social Nationalist Party, were killed when an Israeli airstrike attack hit a building, where they were taking refuge, in Tyre mid July, a few days after the beginning of the Israeli offensive on Lebanon. Свастика над Дамаском
Чего хотят сирийские национал-социалисты
Participants attend a gay pride parade in central Istanbul June 30, 2013. Tens of thousands of anti-government protesters teamed up with a planned gay pride march in Istanbul. Crowds were stopped by riot police from entering Taksim, the centre of previous protests, but the atmosphere appeared peacefulОпасное интернет-проникновение
Грозит ли подъем геев-мусульман исламскому миру
Атака на Вестминстер
Неизвестные пытались проникнуть в здание дворца, где заседает парламент Британии
Старт ракеты с Dream Chaser — кораблем компании Sierra Nevada (в представлении художника)Еще батуты
Как американские компании опережают Россию в сфере пусков ракет
Кровавое воскресенье 22 января 1905 года«Идиоты говорят, что Россию погубил заговор»
Почему революция 1917 года была неизбежна
«Фортов нас предал»
Зачем обезглавили Российскую академию наук
Самарский государственный аэрокосмический университет имени академика С.П. КоролеваОсиное гнездо
Как в Самаре гонят прочь всемирно известных ученых и Нобелевского лауреата
Безобразно естественно
Календарь Pirelli: лучшие актрисы и модели — без макияжа и без одежды
Дональд Рейфилд«Не убивать Сталина — это как убить хорошего человека»
Дональд Рейфилд о Берии, Саакашвили и грузинском гостеприимстве
Лицом к человеку
Почему холокост и сталинские репрессии породили схожие процессы в Европе и СССР
Кирилл Разлогов: Звездами не рождаются
Может ли ремейк быть лучше оригинала?
Без вести пропавший
Почему снимки главного фотографа Великой Отечественной не выставлялись в России
Стыдно, но очевидно
Как доказать, что Трампа привели к власти иллюминаты и любители порно
«Ребята, учитесь у кавказцев»
Почему детей стоит держать подальше от роликов о сексуальном образовании
Не хочешь — заставим
Как разные страны пытались сделать граждан счастливыми и что из этого вышло
Ищут пожарные, ищет милиция
Десятилетний розыск пропавшей британской девочки обошелся в 20 миллионов фунтов
Новая американская мечта
Что такое Fuck You Money, или Как уйти на пенсию в 35 лет
«Как же мне повезло»
История уроженца Томска, переехавшего в Калифорнию, но вернувшегося в Россию
Китайский кроссовер, который уже почти ничем не болеет
Тест-драйв нового Chery Tiggo 3
Олень на капоте
Утенок, полуодетая женщина и другие маскоты, пробуждающие клептоманию
Сказочное Бали
Как на ГАЗ-24 добраться своим ходом до Индонезии. За 3,5 месяца
Волки в болотных сапогах
Как выглядели «горячие» внедорожники 20 лет назад
Бог простит
В церкви нашли квартиру с красной мебелью и портретами в стиле поп-арт
Фрэнк ГериСпугнули рыбу
Почему антисемиты изгнали из Канады создателя «танцующего дома»
«Наш дом — колония строгого режима»
История семьи, оказавшейся на грани распада из-за дачи
Цветам не место в доме
Почему дети мешают взрослым жить счастливо в собственных квартирах