Фото на память

На что жалуются украинцы, участвующие в военной операции

Украинские солдаты
Украинские солдаты
Фото: Marko Djurica / Reuters

Национальная гвардия Украины объявила, что демарш группы бойцов, которые на днях приехали протестовать в Киев, стал результатом недоразумения. Гвардейцам, участвующим в военной операции на востоке страны, пообещали предоставить официальный статус участников боевых действий. Жалобы на отсутствие такого статуса со стороны тех, кто воюет против ополченцев, в последнее время поступали неоднократно. Участников операции не устраивают и плохие бытовые условия, и невысокая оплата, и отсутствие необходимой экипировки. Последнюю некоторым приходилось покупать на собственные деньги.

Успокоить общественность попытался координатор первого батальона Нацгвардии (того самого, бойцы которого 11 июня пикетировали здание правительства, требуя признать их участниками боевых действий) Андрей Антонищак. «Это надуманная проблема. Это все случилось от недостатка информации», — заявил он, предположив, что бойцы просто не получили необходимых разъяснений по поводу своего положения. Комментируя недовольство служащих, представитель НГ сослался также на «поствоенный синдром».

По ситуации высказалось и министерство обороны. Временный министр Михаил Коваль заявил, что все участники военной операции (официально она именуется антитеррористической) состоят на учете, удостоверения участников боевых действий им будут выданы — правда, лишь после того, как операция будет завершена.

Дело, правда, не только в сроках. Сам батальон, как заявили приехавшие в Киев бойцы, официально как бы не существует (в их документах значатся другие подразделения). «Документов, что мы были в Славянске, нет, — рассказывал командир третьей роты Тарас Жеребецкий. — Все ведомости, которые мы заполняли при получении оружия, куда-то пропали». По документам при этом получалось, что гвардейцы находились в Павлограде (Днепропетровская область, на территории которой боевые действия не ведутся; гвардейцы ранее, перед отправкой в Донбасс, проходили там сборы).

Нацгвардия теперь обещает, что дополнительные записи в удостоверения бойцов (с указанием тех мест, где они действительно находились) будут внесены. Это будет сделано «по прибытию всех военнослужащих в Киев из пунктов несения службы» (что касается протестовавших гвардейцев, то они приехали в столицу самовольно: их батальон после боев под Славянском был отправлен на учения).

На статус участников боевых действий гвардейцы, отправленные на восток Украины, имеют право в соответствии с законом от 6 мая 2014 года (закон наделял таким статусом силовиков, «которые защищали независимость, суверенитет и территориальную целостность Украины, а также принимали участие в антитеррористической операции»). Обладатели статуса получают целый ряд льгот: бесплатные лекарства и путевки в санатории, скидки на оплату жилья и коммунальных услуг, бесплатный проезд в общественном транспорте и прочее. Льготы полагаются и семьям погибших участников боевых действий.

Документы

Сообщения о том, что люди, задействованные в операции, по документам якобы находятся в другом месте, в последнее время поступали неоднократно. В том числе — из первого батальона Национальной гвардии. «Говорят, что официально мы находимся в Павлограде, а не под Славянском, — рассказывал один из бойцов батальона в конце мая. — Что по документам нас на войне нет — в Павлограде едим тушенку сейчас. Так говорит старшина».

Другие (также под Славянском) якобы находились на учениях в Николаевской области. Третьи — якобы на учениях в Луганской области. Журналистам об этом рассказал боец ВДВ, раненый под Славянском. По его словам, «единственным доказательством» того, что он действительно принимал участие в боях, стали фотографии с премьер-министром Арсением Яценюком и министром обороны Михаилом Ковалем, сделанные, когда представители власти побывали в зоне военной операции.

«По документам, местонахождение многих военнослужащих не соответствует реальности, — писал «Левый берег». — Это выглядит в их глазах, скорее, фальсификацией, чем халатностью. Раненые убеждены: кто-то "наверху" всеми силами пытается уменьшить число участников АТО, чтобы избежать денежных выплат».

Отсутствие нормальных документов, как отмечают «Факты», приводит и к тому, что раненые «остаются один на один с системой медицины». «Сказали: если у него есть 25 тысяч на лечение, на эти вот титановые пластины и шурупы — будем лечить. Если нет — подлечите его в госпитале и выписывайте подальше отсюда», — вспоминает получивший ранение десантник.

В больнице раненые под Славянском рассказали, что им ставят не соответствующие действительности диагнозы («из пацана вынули четыре пули, а диагноз стоит — ангина»). Нечто подобное происходило и с ранеными в бою под Волновахой (там ополченцы атаковали военных, остановившихся на ночлег, в результате, по официальным данным, были убиты 17 военных, еще несколько десятков ранены). По словам выживших, к ним ходят дознаватели из военной прокуратуры, которые допрашивают их и заставляют подписывать протоколы, в которых военные проходят как пострадавшие от несчастного случая или аварии. «Следователи говорят с нами так, как будто мы виноваты сами в том, что нас перестреляли. Мы подозреваем, что нас хотят обмануть и не дать нам впоследствии статуса участников боевых действий», — заявил один из солдат (при этом, по данным «112.ua», в документах у некоторых из солдат, атакованных под Волновахой, было указано, что они якобы находились в Ровенской области, на западе Украины).

В прокуратуре, куда журналисты обратились за комментариями, заявили, что слова военных — это «всего лишь слухи». Между тем некоторых из погибших под Волновахой, по данным западноукраинского телеканала ZIK, также пытаются оформить не как участников боевых действий. В свидетельствах о смерти солдат было указано, что их «нашли на улице с огнестрельными ранениями». «В свидетельстве о смерти написано, что их всех нашли на улице, — говорит мать одного из убитых. — Почему там не сказано, что мой сын умер из-за военных действий? Также указано, что он умер в результате огнестрельного ранения. Нигде не указано в документах, что погиб как военнослужащий». Семьи погибших в результате, как отмечает правозащитник Николай Глотов, могут лишиться полагающихся им льгот.

Ополченцы при этом утверждают, что официальные данные о потерях участников военной операции сильно занижены. Так, Генпрокуратура в начале июня сообщала о 181 погибшем на востоке страны (включая 59 военнослужащих). Командующий ополчением Игорь Стрелков, в свою очередь, заявлял ранее, что в результате только одного обстрела позиций Нацгвардии близ Славянска были убиты около ста человек. Он предположил, что власти попытаются списать потери на дезертирство.

Снабжение

Гвардейцы, приехавшие протестовать в Киев, рассказали и о перебоях со снабжением. По их словам, государство обеспечило их только оружием. Форму им приходилось покупать за свои деньги (или за деньги спонсоров), еду привозили активисты с Майдана. «Бронежилеты нам сделали спонсоры. Если нужно будет, мы их отдадим нашим парням, которые будут там [в зоне боевых действий]. Практически нет медикаментов», — говорит заместитель командира первой роты Владимир Бабенко.

Другой гвардеец рассказывал ранее, что не хватает элементарных вещей — например, саперных лопаток. «На словах нас всем обеспечивают. По факту — покупаем все сами. Желающие помочь — в частности, наши же друзья — собирают средства. Нацгвардия дала только автомат и патроны », — констатировал он.

Подобные истории можно было слышать и от других. Журналисту Геннадию Волкову, побывавшему в расположении 51-й механизированной бригады (той самой, бойцы которой были убиты под Волновахой), солдаты заявили, что их «держат вопреки их воле в скотских условиях» и что они «обмануты всеми». По его наблюдениям, бойцы испытывали дефицит воды (на это жаловались и те, кто воевал под Славянском), старые брезентовые палатки протекали, спальников не было.

Официально при этом на военные нужды выделяются дополнительные средства (за несколько месяцев, как заявлял в начале июня премьер-министр Украины Арсений Яценюк, решено было выделить 6,7 миллиарда гривен / около 19,5 миллиарда рублей; среди прочего были увеличены расходы на питание солдат), закупаются бронежилеты, для армии собираются пожертвования (по данным на начало июня, было собрано около 130 миллионов гривен / около 380 миллионов рублей), из-за рубежа поступает гуманитарная помощь.

Однако до участников боевых действий доходит далеко не все. По словам активистов, организовавших сбор помощи для одного из батальонов Национальной гвардии, собранные вещи впоследствии перепродавались командирами. «Все забирают себе. Ребята спали в рваных палатках, когда шел дождь и град, при этом состав был забит передачами для них. Что с этим делают? Перепродают. Добровольцы просят передавать им вещи через проверенных людей, ведь через командование к ним ничего не доходит», — рассказывал волонтер Максим Музыка. По его словам, был еще случай, когда один из командиров потратил спонсорские деньги на изготовление значков, а затем попытался продавать их бойцам по 80 гривен (примерно 235 рублей).

Один из выживших в бою под Волновахой, в свою очередь, рассказал, что на 45 человек у них было всего 20 бронежилетов. «С бронежилетами вообще отдельная история, — заявил он. — Как нам рассказывали ребята из нашей бригады, бронежилетов они разгрузили целый грузовик. Их привозили. Сами не видели, но как нам сказали, сначала командир предложил их покупать, а потом сказал, что их украли и сейчас это расследуют».

В руководстве ВС Украины перебои со снабжением признают, но заявляют, что ситуация улучшается. «Мы не открещиваемся от проблем, если они существуют. Но такие вопросы как питание — они практически решены», — уверял в начале июня и.о. начальника управления по работе с личным составом ВС Александр Розмазнин. Что касается бронежилетов, то с ними, по его словам, возникли сложности из-за того, что в мирное время они не поставлялись армии (исключение составлял только миротворческий контингент). Три месяца, по его данным, было потрачено на проведение тендеров (сообщалось также, что министерство обороны пыталось закупать бронежилеты по завышенным ценам, на этом фоне заместителя министра Богдана Буцу заподозрили в коррупции).

Скандал разгорелся и вокруг использования американских сухих пайков (MRE), присланных в качестве гуманитарной помощи пару месяцев назад. Еще в конце марта объявления о продаже таких рационов (которые поставляются армии и в свободную продажу не поступают) появились на некоторых украинских сайтах, по некоторым данным, иностранными пайками торговали и на одном из киевских рынков. Позднее, уже после начала военной операции на востоке Украины, лидер «Информационного сопротивления» Дмитрий Тымчук сообщал, что импортные рационы не доходят до участников военных действий, но при этом их (пайки) продолжают продавать в интернете. В качестве доказательства был опубликован скриншот одного из интернет-ресурсов, где за один паек просили 120 гривен (примерно 350 рублей), при этом уточнялось, что паек «новый». «Наши ребята в зоне антитеррористической операции рассказывают, что вместо обещанных американских сухпайков их кормят отечественными сухарями. Ну, скотство, честное слово», — цитировали Тымчука украинские СМИ.

Десантники, воевавшие под Славянском, также отмечали, что американских пайков не видели. Кормили их, как рассказал один из бойцов, армейской килькой («рыбьи глаза и подобие томатной пасты») и «прелыми галетами».

Министерство обороны от продажи гуманитарной помощи отмежевалось. Временный министр Михаил Коваль утверждал, что этим занимаются некие общественные организации. Позднее в ведомстве заявили, что из 300 тысяч пайков, присланных из США, ничего не пропадало. В начале июня, правда, появилась информация, что начальника продовольственного склада одной из войсковых частей все же поймали на торговле американскими рационами. Военные при этом утверждали, что это якобы не те пайки, что были присланы недавно, а те, что «были оставлены военнослужащими вооруженных сил США после проведения в 2011 году командно-штабных учений». МВД Украины, однако, заявило, что рационы были «предназначены для министерства обороны Украины на основании соглашения между правительством Украины и правительством США».

подписатьсяОбсудить
The Vasilika refugee camp is a military-run refugee camp located in an old warehouse in Vasilika village (Thermi) near Souroti, Central Macedonia, Greece on 11 July 2016.Беженцы на месте
В каких условиях живут и чем занимаются сирийцы в греческом лагере
Бремя радужного человека
Почему американская помощь вредит заграничным геям
Город мертвых
Самое большое кладбище планеты
Метамфетаминовая эпидемия
Во все тяжкие пустились страны, о которых вы и не думали
Военнослужащие армии КазахстанаПрофилактика хаоса
Каковы цели российского военного планирования в Центральной Азии
Скованные беспроводной цепью
Рассказы домашних арестантов о жизни с электронным браслетом
Отборные кадры
Как в России подыскивают присяжных для суда
Все очень плохо
Почему новая холодная война опаснее старой
Джоан СмоллсДжетсет в действии
Instagram-хроники летних каникул мировых знаменитостей
Бермудский прямоугольник
Фотограф выяснил, что россиянки носят в своих сумочках
Сам себе гастарбайтер
Фотоистория граждан Бангладеш, работающих за 10 долларов на вредном производстве
Скука, тестостерон и дешевый бензин
В чем смысл «арабского дрифта» и зачем его легализовали
Я вас не слышу
Чего не хватает новому Chevrolet Camaro: первый тест
Не отпускать и не сдаваться
Что происходило на одном из самых сумасшедших Гран-при сезона
Северный олень
Сохранил ли новый Mitsubishi Pajero Sport свою суровость и страшно ли на нем заезжать в глушь
Дно Олимпиады
Проблемы Рио похлеще допингов и переломов
«Я не позволяла себе ничего, каждая копейка уходила на кредит»
Рассказ россиянки, купившей не одну квартиру при зарплате в 40 тысяч рублей
Камерная дача
10 фактов о доме в Форосе, ставшем тюрьмой для Горбачева
До чего докатились
Как выглядят лица людей, съехавших с небоскреба
Бабушкино наследство
Вся недвижимость кандидата в президенты США Хиллари Клинтон