Только важное и интересное — в нашем Twitter
Новости партнеров

Тариф «семейный»

МТС возвращается в Узбекистан на фоне конфликта в главной семье страны

Фото: Максим Блинов / РИА Новости

По результатам двухлетних тяжб и разбирательств в международном арбитраже российский мобильный оператор МТС возвращается в Узбекистан, откуда компания была вынуждена уйти еще летом 2012 года после ряда обвинений со стороны узбекских властей. «Второе пришествие» телекоммуникационного по меркам Средней Азии гиганта на самый емкий в регионе рынок сотовой связи связан с одним интересным нюансом. МТС возвращается на фоне политической опалы, в которой оказалась старшая дочь президента Узбекистана Гульнара Каримова. Это такое совпадение — уход МТС из Узбекистана в свое время связывали с возросшим влиянием дочери главы государства. Впрочем, как убедилась «Лента.ру», за два года в этом деле сложилось столько совпадений и гипотетических связей, что историю борьбы за абонентскую базу в Узбекистане можно смело назвать одним из самых захватывающих политических триллеров последних лет.

Побег с препятствиями

Началось все, как это происходит в лихо закрученных боевиках про третьи страны, с малозаметного бегства из страны генерального директора компании «Уздунробита» (дочка МТС в Узбекистане) Бекзода [по другой версии Бехзода – прим.авт] Ахмедова. До момента отъезда широкой публике о нем была известна только одна любопытная деталь из биографии — речь идет о корпоративной живучести. Дело в том, что Ахмедов сумел усидеть в кресле генерального директора после того, как МТС выкупила компанию «Уздунробита», чтобы «зайти» на рынок Узбекистана в рамках местного бренда. Больше на тот момент в информационном поле данных о представителе МТС не было. Зато они начали появляться по результатам побега.

Для начала выяснилось, что Бекзод Ахмедов был вхож в первую семью страны и лично знал старшую «принцессу» Гульнару. Впрочем, в этом факте нет ничего криминального: мало ли иностранных компаний использует связи местных «разводящих», знающих тонкости и нюансы региональной политики и обладающих необходимыми для ведения диалога аргументами? Но скандал только начал разворачиваться: еще большее внимание привлекла информация из подконтрольных узбекским силовикам источников. Согласно предположению, главный представитель ОАО «МТС» «убежал» из Узбекистана в Россию через территорию Армении в сопровождении другого высокопоставленного сотрудника компании. Причем, уже в России Ахмедов в кратчайшие сроки получил паспорт гражданина РФ, и какое-то время, предположительно, находился под патронажем компании. Эта информация получила широкое распространение на фоне официального заявления МТС, которая пообещала в кратчайшие сроки подать запрос в Интерпол по вопросу местонахождения своего сотрудника Бекзода Ахмедова. Любопытно, что о судьбе своего сотрудника высказался даже председатель совета директоров, основной владелец АФК «Система» Владимир Евтушенков, назвавший все инсинуации вокруг фигуры генерального директора узбекской «дочки» МТС «уткой».

Однако уже спустя несколько дней ситуация начала проясняться. Во всяком случае, стали хотя бы отчасти ясны мотивы сторон, активно обсуждавших внезапный побег «друга президентской семьи» из страны. 26 июня 2012 года государственная инспекция связи сообщила о многочисленных нарушениях и недостатках, выявленных в ходе проверки деятельности мобильного оператора в Узбекистане. Первоначально они носили в основном, технический характер, однако уже спустя несколько недель в открытой печати всплыли различные детали ведущегося против «дочки» МТС в Узбекистане: в диапазоне от налоговых претензий до обвинений в попытке сокрытия валютной выручки. По результатам этих обвинений можно было сделать первые выводы. В частности, анонимные (в узбекской политике по-другому и не бывает) комментаторы делали многозначительные паузы на чтении статей обвинения. И понимали эти экивоки сначала только люди, глубоко погруженные в местный контекст. Суть здесь в том, что практика ряда обвинений вытекает из самой сути валютного рынка Узбекистана: здесь по ряду причин очень сложно работать с валютной выручкой. Таковы реалии регулируемого рынка валюты, живущего в условиях двух курсов: на «черном» рынке и на «официальном». По этой причине, большинство обвинений, связанных с попытками скрыть валютную выручку, считаются именно политическими, связанными с потерей лояльности одной из сторон. Работать же совершенно «чисто», особенно в условиях крупной корпорации, в Узбекистане нереально — отсюда и многозначительные намеки на политическую мотивацию обвинения и неприкрытый интерес со стороны наблюдателей.

Дело в том, что МТС далеко не первая компания, которая была «подбита» на «взлете» в Узбекистане — периодически конфузы с неумением вести дела в условиях закрытого рынка случались даже с самыми крупными международными компаниями и ряд из них так и не сумел договориться. Схема всегда применялась одна и та же: сначала обвинения в нанесении ущерба государству, а затем банкротство или перепродажа/передача предприятия владельцу с местным бэкграундом. Собственно, никто из наблюдателей секрета Полишинеля в ситуации с компанией МТС не делал: настолько крупный кусок (абонентская база МТС на тот момент перевалила за девять миллионов пользователей) был под силу только людям из одного клана. Вскоре на рынке появились слухи и предположения, подтверждающие эту версию — компанией, дескать, заинтересовалась «старшая принцесса» Узбекистана Гульнара Каримова. Да и Бекзод Ахмедов, по некоторым данным, играл сразу на «две команды» — российскую и узбекскую. Правда, какие выгоды это ему принесло, сказать очень трудно — в какой-то момент имя Бекзода Ахмедова полностью пропало из информационного поля, и собрать о нем какие-то дополнительные сведения стало чрезвычайно затруднительно. Впрочем, пропал топ-менеджер ненадолго: спустя некоторое время имя Ахмедова снова оказалось на первых полосах газет – только уже другой страны, традиционно связанной с хранением капиталов.

Ответная реакция

Осенью 2012 года стало известно об аресте в Женеве сразу двух граждан Узбекистана: Шоруха Собирова и Алишера Эргашева. Оба, как считает швейцарское правосудие, имели отношение к Бекзоду Ахмедову, а того записали причастным к оффшорным счетам Гульнары Каримовой. Согласно предварительной версии следствия, Собиров и Эргашев работали на компанию Coca-Cola-Uzbekistan, которая в 2003-2004 годах перечислила на счета, связанные с Гульнарой Каримовой порядка пяти миллионов долларов США. При этом деньги прошли процедуру «очистки». Интересен и четвертый фигурант этого дела. Им стала некая Гаянэ Авакян, 1985 года рождения – согласно предположениям следствия, именно она является управляющей всеми финансовыми делами Гульнары Каримовой и существуют даже фотографии, где они запечатлены вместе. Кстати, по еще одному забавному совпадению, арестованы Собиров и Эргашев были в офисе швейцарского банка Lombard Odier, исполнительным вице-президентом которого являлся на тот момент бизнесмен Александр Кочубей. Он, как предполагают зарубежные СМИ, считается одним из друзей основного акционера МТС Владимира Евтушенкова. Эта связь, которая, заметим справедливости ради, впоследствии была не раз опровергнута, дала повод говорить в информационном поле о том, что российский бизнесмен нанес ответный удар по империи Гульнары Каримовой.

Уже в начале 2013 года положение «дочки» российской МТС в Узбекистане стало катастрофическим. В январе ООО «Уздунробита» была вынуждена обратиться в хозяйственный суд Ташкента о признании себя банкротом. Спустя несколько месяцев, в апреле 2013 года, узбекская Фемида вынесла решение, согласно которому компания была признана обанкротившейся. 31 мая имущество МТС в Узбекистане было выставлено на торги. Но и череда совпадений к этому моменту не завершилась. Как раз между финальным заседанием суда и выставлением имущества МТС на торги шведское телевидение 22 мая выпустило свое расследование, которое базировалось на утверждении о том, что телекоммуникационная компания TeliaSonera выплатила крупные взятки представителям президентской дочери в обмен на возможность работать в Узбекистане. Что характерно, весь пакет компрометирующих документов журналисты телевизионной компании получили от курьера по имени Александр, который не скрывал своего хорошего знания узбекских реалий. Согласно полученным документам, которые стали основой для объединения расследования в Швейцарии и Швеции, Гульнара Каримова получила не менее 300 миллионов долларов в обмен на лояльность властей Узбекистана к компании — во всяком случае, так предположили журналисты. Но самый занимательный факт из всего пакета датирован летом 2012 года — как раз в канун «наезда» на МТС в Узбекистане TeliaSonera, якобы, в обмен на пять миллионов долларов получает гарантию подключения к сети сразу двух миллионов пользователей. Этот пункт, к слову, был перевыполнен с лихвой: напомним, по результатам «отключения» МТС на рынке высвободилось девять миллионов абонентов. Естественно, в деле фигурирует и упоминаемая нами ранее Гаяне Авакян: здесь она упоминается в должности директора зарегистрированного на Гибралтаре холдинга Takilant — главного получателя выгод от шведского гиганта TeliaSonera.

Оступилась, опала…

Любопытно, что шум вокруг «шведских» и «швейцарских» доходов Гульнары Каримовой стал, похоже, отправной точкой для выведения Гульнары из политической игры и происходил на фоне очень неслабой схватки за власть внутри страны. За время противостояния МТС со старшей «принцессой» в Узбекистане был разгромлен клан ферганских элит, а также приняты законы о расширении полномочий органов самоуправления Узбекистана. Во всем этом специалисты видели приближение так называемого транзитного периода, что, безусловно, раздражало элиты. Но главным фактором раздражения выступала, по традиции, старшая из дочерей Каримова. Так, летом 2013 года, несмотря на международный скандал вокруг своего имени, Гульнара Каримова снова попыталась «сыграть свою игру», только уже в отношении золотодобывающих и хлопковых предприятий республики. Однако, эти отрасли очень тесно переплетены с фигурами из Службы национальной безопасности (СНБ), да и уровень у покровителей этого бизнеса самый высокий. В итоге, близкие к «принцессе» люди так и не смогли «отжать» активы. Зато по результатам этой попытки, Гульнара Каримова, похоже, впервые в жизни сама превратилась в объект «большой ташкентской игры». Уже к осени прошлого года политическая «борьба под ковром» якобы вылилась в прямое противостояние председателя СНБ Рустама Иноятова и дочери президента Гульнары Каримовой. Здесь важно упомянуть об одном нюансе — несмотря на общепринятый политологический штамп, надо помнить, что старшая дочь президента Узбекистана никогда не рассматривалась внутри страны в качестве самостоятельного игрока, способного перехватить власть — слишком слабой фигурой она представляется. Логика последующих событий только подтверждает это.

В октябре 2013 года в Ташкенте был арестован Акбарали Абдуллаев, двоюродный брат Гульнары Каримовой, сын знаменитой Тамары «тети Томы» Собировой, сестры президентской жены. По некоторым данным, его интересы были «завязаны» на старшей двоюродной сестре, а по совместительству он «двигал» интересы так называемой «ферганской группы», чуть ли не единственного клана, не допущенного в высшую власть Узбекистана. Как рассказывают узбекские оппозиционеры, Абдуллаев вернулся в Ташкент под гарантии самой «принцессы» — в противном случае он так и остался бы за рубежом: слишком обострилась обстановка в Узбекистане. Доподлинно, правда, неизвестно, для чего понадобилось Гульнаре Каримовой вернуть в страну «опального племянника». По одной из версий, ее об этом прямо попросил глава СНБ Рустам Иноятов, по другой — двоюродных брата и сестру связывали общие дела, связанные с перепродажей бензина в областях Ферганской долины. Однако факт остается фактом: Абдуллаев был взят под стражу буквально по прилету в столицу Узбекистана. Естественно, «принцесса» пришла в ярость и фактически противопоставила себя фигуре Рустама Иноятова. А у того, похоже, под рукой как раз был компромат, оказавшийся в прокуратурах Швеции и Швейцарии. И политическое поле пришло в движение.

По непроверенным слухам, соответствующие документы были отданы президенту страны вместе с красочным описанием «художеств» старшей дочери. Речь могла идти о самых разных проступках, но по свидетельствам чиновников, источников «Ленты.ру», президент очень болезненно относится именно к несправедливостям касательно иностранных инвесторов. По некоторым данным, Ислам Каримов в тот день наказал массу высокопоставленных чиновников, в том числе, из числа чекистов. Рассказывают, что глава государства рвал и метал, и как только Гульнара Каримова попалась к нему на глаза, он не сумел себя сдержать и, предположительно, избил старшую дочь. Трудно сказать, можно ли доверять этой информации, она слишком личного характера — не бывает так, что жизнь первой семьи сначала скрыта за семью печатями, а затем в свободном доступе появляются такие изобилующие деталями подробности. Но одно – можно сказать со всей ответственностью. Именно по результатам разборок президента Ислама Каримова со старшей дочерью — у нее начались серьезнейшие трудности. Фактически, уже больше чем полгода ее империю рвут на части по всем фронтам, от медийного бизнеса до медицинского.

За короткий срок из-под контроля Каримовой было выведено подавляющее большинство активов, а сама она оказалась под домашним арестом и несколько раз якобы жаловалась в своем аккаунте в сети микроблогов twitter разным поводам. К сожалению, проверить причастность Каримовой к записям в twitter практически невозможно. Причем запущенный неизвестной рукой процесс не только не замедляет своего хода, но и периодически озаряет политическую жизнь Узбекистана все новыми и новыми подробностями. Таковыми вполне можно считать появившиеся в Сети новые, предположительно, компрометирующие Каримову подробности: список недвижимости по всему миру с приложенными фотографиями хорошего качества, списки активов вне Узбекистана, а также номера счетов во Франции, Швеции и Швейцарии. Если внимательно наблюдать за информационными лентами по Каримовой, очень хорошо видно, как вокруг дочери президента Узбекистана постепенно сжимается кольцо компромата. Можно поручиться: об активах Каримовой внутри страны почти ничего неизвестно, «на свет» вытаскиваются в основном, компрометирующие материалы на «внешние» активы, что гипотетически указывает на то, что источник вряд ли находится внутри страны. И это еще одно совпадение из череды таковых.

Режимный субъект

Апогей политического давления наступает 5 марта нынешнего года, когда в квартиру Гульнары Каримовой якобы врываются люди в масках и по данным СМИ, начинают избивать всех, кто находится внутри. В это время в помещении прячутся от репрессий самые близкие к Гульнаре Каримовой: ее менеджеры и родные — малолетняя дочь Иман, гражданский муж Рустам Мадумаров, финансовый помощник Гаянэ Авакян, fashion-консультант Екатерина Клюева с дочерью и мамой. По результатам вторжения решением Генеральной прокуратуры арестован весь менеджмент группы компаний Гульнары Каримовой, друзья дочери президента прямо из ее квартиры водворяются в следственный изолятор. Сама дочь президента, якобы бежит вместе с собственной дочерью из собственной квартиры и прячется на квартире у друзей, где спустя несколько часов ее находят бойцы из Службы охраны президента Муиджон Тохирий и Нодыр Валиев, которые избивают Гульнару Каримову, предположительно, еще раз.

Насколько можно судить из открытых источников, с того момента дочь президента Узбекистана так и находится в режиме домашнего ареста. О ней ничего не пишут, она не показывается на людях. Гульнара Каримова как будто исчезла из истории суверенного Узбекистана. Причем, есть все основания считать, что старшая «принцесса» действительно находится за семью замками. Соответствующие доказательства существующего отныне в президентской семье режимного положения предоставил лично Ислам Каримов. Младший. Правда, сделал он это косвенным образом. Внук президента, старший сын Гульнары Каримовой в конце июня предложил телекомпании РЕН-ТВ собственное интервью, основная цель которого — привлечь внимание общественности к персоне Гульнары Каримовой. В разговоре с Марианной Максимовской старший внук главы Узбекистана посетовал, что его мама до сих пор находится под домашним арестом (к слову, в свой очередной день рождения, который Гульнара Каримова празднует 8 июля), а родной дед не принимает любимого внука вопреки сложившимся семейным традициям.

Тем временем, МТС снова возвращается в Узбекистан. Уже даже объявлены условия этого возвращения: телекоммуникационная компания совместно с государственным комитетом связи создадут совместное предприятие, которое будет работать под брендом МТС. В настоящий момент стороны обговаривают детали предстоящего сотрудничества. По предположению Forbes, первый «вход» МТС в Узбекистан обошелся компании более, чем в один миллиард долларов США.

Бывший СССР00:02Сегодня

Формула мира

До Донбасса Штайнмайер пытался помирить Грузию и Абхазию. Тогда все закончилось войной
Бывший СССР00:0211 октября

Украинский тупик

Как США используют Зеленского в предвыборной гонке и чем это грозит Киеву