Новости партнеров

«Волшебный мир Гарри Поттера придумали мы»

Создатели графики в «Гарри Поттере» дали эксклюзивное интервью «Ленте.ру»

Фото: Universal Orlando Resort, Sheri Lowen / AP

В начале июля в парке «Волшебный мир Гарри Поттера» на студии Universal в Орландо (США) открылся долгожданный Косой переулок. Для посетелей открыты магазинчики волшебных товаров, фэнтезийные кафе и рестораны. Поттерианский вирус дошел и до Японии: 21 июля в Осаке на территории Universal Studios Japan заработал новый парк, посвященный юному волшебнику. Эдуардо Лима, художник-график из дизайнерского бюро MinaLima, в котором создается мир Хогвартса, рассказал «Ленте.ру», как придумываются чудеса, как художники обходились без фотошопа и кто боится Джоан Роулинг.

«Лента.ру»: Вы уже 14 лет работаете над поттерианой. Не наскучило?

Эдуардо Лима: Разве это может наскучить? Подростки постоянно пишут нам сообщения в духе «спасибо за наше счастливое детство!» и все такое. Благодаря нам и Гарри Поттеру многие стали увлекаться дизайном, шрифтами, вообще искусством. Некоторые сотрудники уходили, поработав над Поттером года по три — мол, как можно полжизни потратить на одно и то же, а нам теперь скучно делать обычные фильмы, просто придумывать дизайн визиток или создавать Facebook-странички персонажей. Наша мастерская находилась прямо возле киностудии, чему мы несказанно рады. Мы видели весь процесс, наблюдали, как росли дети-актеры. У нас на глазах Дэн, Эмма и Руперт превратились во взрослых состоявшихся профи. Нам же так повезло!

Вы выглядите так, будто в начале истории с Поттером вы сами были ребенком. Как вы попали в команду?

Вообще-то, сейчас мне 40. То есть, когда я начинал, мне было, наверное, 27. А наш роман с Поттером начался с Миры, моего бизнес-партнера (Мирафора Мина — компаньон Эдуардо по дизайнерскому бюро MinaLima, прим. «Ленты.ру»). Она часто работала в команде с продакшн-дизайнером Стюартом Крейгом. В 2000-м его позвали делать «Гарри Поттера» и он спросил Миру, хочет ли она попробовать себя в проекте о мальчике-волшебнике (продакшн-дизайнеры и графики стараются работать с постоянной командой, так надежнее). Мира согласилась, но в тот момент понятия не имела, кто такой этот Гарри Поттер. Тогда о нем вышло всего три книги и бешеной популярностью, конечно, даже не пахло. Более того, все думали, что это будет проектная работа на четыре месяца. Но десять лет спустя Мира все еще трудилась над этой историей. А я переехал из Бразилии в начале 2001-го и встретил Миру, когда она уже делала второго «Гарри Поттера».

И с тех пор вы вдвоем придумываете, как выглядит мир Хогвартса?

Вместе с Мирой мы создали для поттерианы графику и все, что было на бумаге: афиши, книги, письма. А также мы, художники-графики, отвечаем и за дизайн полов, тканей, вывесок, шрифтов — за весь мир Гарри Поттера. Что мне нравится в нашем деле — нас ничего не сдерживает. Конечно, надо следовать правилам, искать отсылки к истории, но мы можем смешивать разные культуры и эпохи, которые никогда бы без нашего участия не встретились. Мы всегда проводим исследование, прежде чем приступить к работе. Если делаем книгу, которая просто стоит на полке в фильме, то продумываем не только объем и обложку, но и приписываем ей определенный стиль, например готики или викторианской эпохи. Вот для магазина братьев Уизли «Всевозможные волшебные вредилки» мы искали упаковки для фейерверков 1970-х годов: решили, что нам для оформления подойдут только они.

Исследование — это понятно, а где вы находите вдохновение?

Мы повернуты на коллекционировании книг, старых конвертов, писем, логотипов, газет. Но никогда не имитируем, не копируем, пытаемся быть оригинальными, насколько это возможно. Тут одним исследованием не обойтись. Нужно именно вдохновение. Так оно и приходит, пока ищешь информацию. Когда мы рисовали карту Мародеров, то отсмотрели тысячи карт, чтобы наша была ни на одну из них не похожа, и параллельно нашли массу полезных идей, которые позже пригодились при создании совершенно других предметов.

Работа над парком Гарри Поттера оказалась труднее, чем над фильмами?

Продюсеры «Гарри Поттера» стали приглашать нас с Мирой для сайд-проектов поттерианы. Для бренда важно, чтобы все, что связано с фильмом, от дизайна коробки DVD до оформления целого парка, было сделано одной командой. Так вот, в первом парке, где воссозданы Хогвардс и деревня Хогсмид, использовался дизайн, который мы придумали для франшизы. Но Косой переулок, который только что открылся в Орландо, не просто копия переулка из фильма. В кино мы видим только один проход и не знаем, как выглядят близлежащие улицы. А в парке мы додумали весь остальной волшебный мир. В кино были просто декорации: вывески магазинов, дизайн дверей, окон и всего остального. А для парка пришлось заново продумывать каждую мелочь уже внутри каждого объекта. Ну и, естественно, все детали из фильма, которые уже успели стать историей, перенесены в парк прямо со съемок. Чтобы попасть в Косой переулок, нужно приехать из старого парка — Хогвартса и Хогсмида — на «Хогвартс-экспрессе» со станции Кинг-кросс, которая действительно похожа на Лондон. А на платформе вы, как в фильме, «входите в стену» и оказываетесь в том самом волшебном переулке. Это абсолютно нереальное ощущение, надо сказать, и я горжусь нашей работой.

Сколько времени вы потратили на Косой переулок?

Около двух лет. Дополнительно взяли четырех сотрудников себе в помощь.

Новейшие технологии сильно повлияли на вашу работу?

Когда мы только начинали, еще не было нормального фотошопа. А ведь дело было всего 10-15 лет назад. Даже мобильников не было. Мы все резали и клеили вручную. Это сейчас есть и Facebook, и что хотите. И теперь мы — лучшие специалисты по Гарри Поттеру. Не потому что мы задаемся, а просто по факту. Все нам доверяют. И это касается и самой Джоан Роулинг.

Кстати, вы с ней хорошо знакомы?

Джоан редко приезжает на съемки: она в этом смысле доверяет продюсерам, дизайнерам, актерам. Но однажды она пришла к нам внезапно, без предупреждения. А у нас на стене висел свежий номер газеты «Ежедневный пророк» — наслоение одних полос на другие, варианты верстки, короче, полный кавардак. Она просто сказала «привет» и стала читать все подряд. Представляете, минут 15 полной тишины, совершенно серьезно! Мы подумали: «Черт, ну все, нам конец…» И тут она расплылась в улыбке и спросила: «Кто придумывает все эти штуки? Это нереально круто! Столько юмора!» А это была как раз зона моей ответственности, газета — практически мой ребенок.

Над чем-нибудь, кроме Гарри Поттера, вы работаете как художники?

Мы занимаемся дизайном книг, оформлением упаковок для косметического бренда Lush, который запускает новый дизайн в сентябре. Готовим иллюстрированную книгу «Питер Пен». Мы только что закончили работу над картиной «Игра в имитацию» (Imitation Game) с Бенедиктом Камбербэтчем и Кирой Найтли, она выйдет в октябре-ноябре. Это фильм о Второй мировой войне, там мы тоже делали всю графику: работа заняла пять или шесть месяцев. Было очень много бумажной работы — все эти документы, опять же, карты. И, конечно, снова исследования. Нужно было понять, как применяли бумагу, был же дефицит в то время, люди использовали каждый клочок, причем по несколько раз. Так что нам снова повезло с работой. Еще у нас в процессе производства проект с режиссером последних четырех «Гарри Поттеров» Дэвидом Йэйтсом — новая адаптация «Тарзана».

А еще мы собираемся выпустить графику, которую все эти годы делали для поттерианы, лимитированным изданием арт-принтов. Надеемся, что наша работа будет оценена целиком. Ведь, когда делаешь что-то для кино, нет никакой гарантии, что твоя работа войдет в фильм. Например, мы семь месяцев работали над магазином братьев Уизли, дополнительно наняли шесть художников. А в фильме его показывают одну минуту семнадцать секунд. И это считается нормальным! Хотя, что говорить, некоторых актеров, бывает, вырезают целиком.

Культура00:0514 ноября

«Убийство было модным, убийцы — популярными»

Для развала Российской империи взяточники сделали не меньше, чем заговорщики