«У всех один и тот же десктоп»

Все действие нового хоррора Cybernatural происходит на экране компьютера

Леван Габриадзе
Фото: предоставлено пресс-службой «BAZELEVS»

В Монреале завершился 18-й международный фестиваль жанрового кино Fantasia Film Festival. В этом году главной сенсацией фестиваля стал новый американский проект продюсера Тимура Бекмамбетова и режиссера Левана Габриадзе, found footage хоррор Cybernatural, который получил приз зрительских симпатий с формулировкой «За самый инновационный фильм» и специальное упоминание жюри за техническое и концептуальное решения.

Канадский кинофорум уже давно носит статус культового среди любителей хорроров, фильмов по комиксам и азиатского кино. Именно здесь состоялись мировые премьеры фильмов «Зомби по имени Шон», «Пункт назначения 5» и «Проклятие Чаки», а также североамериканские премьеры «Бесславных ублюдков» Квентина Тарантино, «Красного штата» Кевина Смита, «Звонка» Хидео Накато и многих других. Уникальность фильма Левана Габриадзе в том, что все действие происходит на мониторе компьютера, а шесть главных героев, которых играют молодые и еще не очень известные в России американские актеры общаются исключительно посредством Skype. Набравшись храбрости мы воспользоваться тем же Скайпом и поговорили с режиссером Cybernatural Леваном Габриадзе о кибер-этике, юзерах, «Ведьме из Блэр», о том, почему кино – это сон и как снять хороший отечественный хоррор.

В России вас знают прежде всего, как режиссера фильма «Выкрутасы» и новелл в «Елках 2» и «Елках 3», то есть как автора, работающего в неком комедийно-мелодраматическом жанре, и вдруг вы снимаете хоррор, почему?

Я вырос в рекламе, где тебе каждый раз приходится работать с новым жанром, к чему-то отсылать, что-то обыгрывать. Когда Тимур предложил сделать хоррор – меня это очень заинтересовало, для меня это новый опыт, было интересно попробовать рассказать историю в данном жанре.

Бекмамбетов часто вмешивался в творческий процесс?

Я могу говорить о Тимуре часами, я знаю его уже больше 20 лет, и чего у нас только не было. Он по жизни очень глубоко копает, и чем бы он не занимался, он всегда будет вникать в суть вопроса. Вы много знаете продюсеров, которые способны придумать концепцию, написать сценарий, раскадрировать его, нарисовать декорации, снять, смонтировать? Вам бы помешал на площадке человек, который умеет в кино всё? Когда ты в команде с Тимуром, ты чувствуешь себя намного увереннее, и в итоге ставишь себе планку намного выше, чем даже мог подумать.

В России уже предпринимались попытки снять современный отечественный хоррор: «Мертвые дочери» Руминова, «Юленька» Стриженова, «Владение 18»... Однако ни один из них нельзя однозначно назвать удачным, как вы считаете, а вообще возможен ли в хотя бы в теории хороший русский хоррор?

Может быть, дело в том, что в СССР хоррор был запрещен и это дня нас новый жанр, мы только учимся. Для зрителя важно ассоциировать себя с героями. Но понятно, что в каждой стране своя реальность. В нашем фильме, реальность универсальна – мы все пользуемся одними и теми же операционными системами, программами, сайтами. И из-за этого наш фильм не имеет территориальных границ, он скорее разделяет людей на юзеров и не юзеров. Если Вы юзер, то Вам будет близко и страшно все то, что происходит. И уже на важно откуда вы, из России, Америки, Пакистана, Грузии или Японии. У всех один и тот же десктоп.

В фильме снялись молодые и очень яркие актеры: Шелли Хенниг из сериала «Тайный круг», Уилльям Пельтц из «Время» Эндрю Никкола, как вам удалось собрать такую команду?

У нас был очень хороший кастинг-директор, с которым мы почти полтора месяца отсматривали актёров, перед нами не стояла задача собрать звездный состав, а наоборот. Так как жанр у нас found footage, мы искали профессионалов, но при этом не очень известные лица. Работать с этой командой было удовольствием, потому что они профессионалы. Там совсем другой подход к этому, любой фильм может выстрелить, и твоя жизнь круто изменится, поэтому в каждый проект они, буквально, вгрызаются зубами. Я не хочу сказать ничего плохого, я очень люблю и русских актёров, грузинских, французских, но там сама индустрия накладывает на тебя такую большую ответственность, что ты либо выкладываешься на 200 процентов, либо уезжаешь домой. Поэтому нам действительно было сложно выбрать, но я уверен, что мы взяли самых лучших.

Могли бы вы отметить хорроры, которые таки или иначе на вас повлияли?

Конечно, на нас повлиял фильм «Ведьма из Блэр» и «Паранормальное явление», ставшие уже классикой жанра found footage. Но у нас совершенно новый подход, так как все действие происходит на десктопе главной героини. Подобных фильмов еще не было, поэтому и прямых отсылок к конкретным фильмам нет. И мы не могли говорить друг другу: «А давай сделаем это, как в «Крестном отце», а вон там, как в «Терминаторе 2». Нам пришлось изобрести новый киноязык.

А в чем заключается главная проблема фильма, пространство которого ограничено рамками экрана компьютера?

Found footage подразумевает документальность, все должно быть максимально реалистично и достоверно. Мы же каждый день пользуемся этими вещами, взаимодействуем с этими интерфейсами, но никто не задавался вопросом, как это должно выглядеть в кино, вот мы и захотели на него ответить, начиная от анимации курсора и заканчивая тем, где и в какой момент должны появляться новые окна и вкладки, при этом мы старались сделать так, чтобы на это было ещё интересно смотреть зрителю, который пришел в кинотеатр. Мы снимали на 6 камер, и на монтаже это был какой-то кошмар, потому что кроме отснятого материала, нам ещё пришлось собирать миллион слоёв того, что происходит на мониторах героев: какие сайты они открывают, что параллельно пишут в Фейсбук, и всё это очень важно, потому что создаёт дополнительный драматический эффект и открывает новые грани персонажей.

Вы боитесь компьютеров и интернета?

Когда я учился в школе, в каждом классе был такой, не могу найти правильный русский аналог слова, по-английски будет bully, а по-грузински «обижник», который всех доставал и задирал. Но чтобы стать таким нужна была хотя бы капля смелости, потому что нужно было подойти к человеку и всё это сказать ему в лицо, за что можно было в ответ и в ухо получить. А сейчас достаточно просто зарегистрировать профайл, причём можно это сделать анонимно, и уже там творить все эти гадости. Раньше в этом участвовали всего несколько человек: тот кто обижает, тот кого обижают плюс какие-то друзья и несколько случайных зрителей, сегодня это могут видеть миллионы. Есть еще один важный момент, обычно через какое-то время все это забывали. В самом плохом случае можно было переехать в другой район или город, где никто об этом ничего не знал, и начать жизнь заново. Забыть о той обиде, которую тебе нанесли. Сегодня это невозможно, интернет помнит каждое твоё действие, любой промах и ошибку. Есть, конечно и обратная сторона вопроса, ты сам можешь стать таким плохим человеком, и при этом вовсе не факт, что тебя настигнет наказание.

То есть вы в фильме задаетесь вопросами кибер-этики?

Мы просто хотим напугать, рассказав такую вот историю. Мы не пытаемся придумать какие-то свои правила поведения в Интернете, мы надеемся, что драматичнее показав эту проблему, мы подтолкнём людей к тому, что они начнут хоть немного думать об этом, и тогда жить станет капельку приятнее.

Почему вы решили провести мировую премьеру вашего фильма в рамках Fantasia Film Festival? Это связано с тем, что именно в Монреале состоялась американская премьера «Ночного дозора» Тимура Бекмамбетова?

Это только одна из причин (смеется). Ребята-отборщики сразу же загорелись, влюбились в фильм и не было смысла искать другого места для премьеры.

Вы лично присутствовали на показе?

Всегда очень сильно нервничаю, когда нахожусь в зале, и стараюсь наблюдать за реакцией зрителей. Самое страшное, когда они начинают ерзать, отвлекаться, разговаривать друг с другом, выходить в туалет, значит – всё, мы их потеряли. Ведь, кино - это как сон, и наша задача состоит в том, чтобы, люди, находящиеся в кинотеатре ни разу бы не проснулись за все 80 минут фильма. Кажется, в этот раз у нас получилось, все сосредоточено следили за развитие сюжета и смогли по-настоящему погрузиться в наши сновидения. Они смеялись, вскрикивали, была вся палитра эмоций.

Есть ли что-то особенное в местной публике?

Сюда со всего мира съезжаются люди, которые интересуются, занимаются и просто любят жанровое кино. Поэтому, нам показалось весьма логичным прежде всего показать Cybernatural именно такому зрителю: если он не оценит, то другие и подавно.

Культура00:0618 августа

«Почти касался его ноздрей и ждал»

Он написал одну из самых скандальных книг в истории: последний роман Жозе Сарамаго