Игра в музей Москвы

В Москве открывается выставка Александра Виноградова и Владимира Дубосарского, посвященная Дню города

Александр Виноградов и Владимир Дубосарский, «Строительство набережной (Дом правительства)»
Репродукция: Галерея «Триумф»

Ко Дню города в Музее Москвы откроется выставка Александра Виноградова и Владимира Дубосарского «Москва: ускользающая реальность». В залы Провиантских складов с «Фабрики картин» (так когда-то назвал себя самый плодовитый дуэт российской арт-сцены) поступило 88 работ, посвященных различным эпохам столичной истории. Москва представлена в характерной для творчества «ВинДубов» манере: в привычные глазу москвича пейзажи вплетаются самые неожиданные образы, персонажи и предметы, знакомые сцены показаны с необычных ракурсов. Перед открытием выставки Владимир Дубосарский рассказал «Ленте.ру» о московских брендах, о личной и коллективной памяти и о том, что Теплый Стан скоро будет центром города.

Лента.ру: Как появилось название выставки?

Дубосарский:Выставку мы назвали «Ускользающая реальность» потому что ее нельзя ухватить, и в общем-то и нет смысла. С Сашей (Александром Виноградовым — прим. «Ленты.ру») у нас разные позиции по отношению к Москве. Саша больше любит старую Москву, переживает, что ее сломали. А я более объективно смотрю на это, понимаю, что ее не могли не сломать, и понимаю, что с этим ничего нельзя сделать, не жалею об этом, потому что жалеть бесполезно — все уже разрушено.

Можно ли назвать этот проект реконструкцией по памяти?

Виктор Мизиано (куратор выставки — прим. «Ленты.ру») красиво описывает тему памяти (гораздо умнее, чем я сейчас расскажу): есть личная память, есть общественная. И общественная в какой-то момент становится твоей личной памятью: ты этого не видел, но поскольку живешь в этом городе, то много про него знаешь, слышал, читал — то есть все, что в нем происходило, становится твоим.

Идея выставки тоже постоянно менялась. Сначала мы хотели сделать «идеальную Москву», потом это показалось нам банальным. И получилась Москва в разных ипостасях. Современная Москва представлена только частью «На районе», тихой жизнью окраин, а весь пафос ушел в 1930-е годы, в 60-е.

Почему на картинах нарисованы рамы?

Вся эта выставка — игра в музей. Рамки к картинам нарисованы, чтобы показать иронию и салонность. Но если человек не обратит на это внимание, то и не считает этого смысла.

Мы сделали ее так, как если бы экспозицией занимался краеведческий музей: одна эпоха сменяет другую, все это основано на каких-то документах. Такую выставку мог бы сделать и сам Музей Москвы — заказать разным художникам и фотографам, взять что-то из архивов, и получилась бы традиционная и уместная ко Дню города история.

Как строится образ Москвы на выставке?

Поскольку мы ничего не выдумывали, а основывались на фотографиях, то выставка получилась документальная. Наша позиция отстраненная, но по тому, что именно мы выбрали, можно понять, как мы относимся к городу.

Историческая часть перекликается с сегодняшним днем, Москву потихоньку ломают, перестраивают. У всех есть сомнения по поводу ее развития. И у меня тоже: с одной стороны, она развивается, с другой — происходит какой-то крен на юг, скоро Теплый Стан будет центром города. Москва все время являет неожиданные примеры чудес. И поэтому она все время ускользает. Практически нет мест, где ничего не изменилось даже на моей памяти. Приезжаешь, например, в Италию, и там в худшем случае одна лавочка поменялась на другую, а скорее всего она там же и стоит и на ней сидит тот же Джузеппе, что и годы назад. А у нас все меняется молниеносно, это стиль жизни города и ментальность тех людей, которые в нем живут.

В Москве все эпохи и архитектурные стили пересекаются, меняются и не имеют постоянного лица, в любой точке города мы видим сразу несколько эпох. Один из разделов выставки — реконструированная Москва. Это старая Москва, которую сломали. Как будто все осталось на месте: старые улочки, переулки, Арбатская площадь, Страстная, но везде появилась реклама, ездят современные машины. Смешная, немножко пряничная Москва. Другая тема — 20-30-е годы через фотографии. Как изобразили бы город художники 30-х годов.

Часть выставки, посвященная оттепели, выполнена в ч/б — это кадры из фильмов «Застава Ильича», где выступления поэтов в Политехе — Окуджава, Ахмадуллина... Памятник Маяковскому из «Я шагаю по Москве». Автомобиль «Москвич», Кремль, гостиница «Россия». Во всю выставку внедрены московские бренды.

Какие это бренды?

Мы собрали несколько брендов: исторических мест, личных вещей — детская лошадка, пионерский горн, и все это переплетено и не очень обязательно. Изобразить можно было и что-то другое, а смысл был бы тот же. Мы просто рассматриваем феномен с разных сторон. Там очень мало личного, на самом деле: ну изображения личные, ну какие-то нюансы… Я допускаю, что там половина картин вполне заменима. Вместо Яшина там мог бы быть Харламов, вместо Маяковского мог стоять Пушкин. Это не имеет, по большому счету, значения. Мы просто даем какие-то моменты, а остальное дополните сами.

Большой театр мы написали с черно-белой фотографии 1942 года, которую раскрасили и превратили в некий фантастический город. Заставка Мосфильма размером три на четыре метра. Большая работа «Ленин в гробу» — ничего личного, просто по фото из мавзолея. Из маленьких образов — картина с гравюрой Есенина, которая висела у всех на стеночках в 60-70-е годы, портрет Высоцкого в гравюре на обшарпанных обоях.

А персонажи с «Доски почета» это тоже московские бренды?

«Доска почета» — фрагмент экспозиции «На районе». Тут у нас помимо традиционных передовиков производства появляются несколько американских почетных «членов партии»: Леди Гага, Марк Цукерберг, Стив Джобс и Билл Гейтс. Но они сделаны в таком советском стиле, что если не вчитываться в подписи, то и непонятно, кто это.

Доска, кстати, абсолютно реальная, до сих пор висит в Химках. На ней директор школы, начальник строительного участка, водитель полицейской машины. Американские ребята подписаны, как в Википедии «программист и предприниматель, миллиардер».

Что, по-твоему, ждет Москву в ближайшем будущем?

Все стало лучше. Мне нравится Парк Горького, около Дома художника стало красиво, появилось много пешеходных зон, вечером включают иллюминацию, пробки пытаются убрать. Город становится более человеческим. Проблем слишком много, чтобы их решить за пару лет, но постепенно становится лучше.

Культура20:3517 ноября

Упавшая звезда

Песни Евгения Осина знает вся страна. Он умер в безвестности и нищете