«Музыка нас связала»

Вокалист Il Divo Урс Бюлер о Стинге, Барбре Стрейзанд, тяжелом металле и костюмах от Армани

Фото: © SAV Entertainment

Вокальный квартет Il Divo — одна из самых громких сенсаций последнего десятилетия на мировой поп-сцене. Четверо добрых молодцев — швейцарец Урс Бюлер, испанец Карлос Марин, француз Себастьен Изамбар и американец Дэвид Миллер — исполняют популярные арии из опер и поп-шлягеры в замысловатых аранжировках. Накануне третьего приезда Il Divo в Россию корреспондент «Ленты.ру» побеседовал с Урсом Бюлером, который рассказал о тяге квартета к хард-року, костюмах от Армани и ожидании успеха.

«Лента.ру»: Сентябрьские концерты в России станут первым настоящим туром Il Divo по нашей стране — шесть концертов подряд. Чего вы ждете от российской аудитории?

Il Divo: Турне по России не должно отличаться от наших концертов в любой части света. Il Divo достаточно популярны, естественно, мы ждем от слушателей теплого и эмоционального приема. Даже не просто эмоционального, а восторженного! Плюс, нам отлично известно, что в России любят классическую музыку. Часть концертной программы составляют классические арии в осовремененной обработке — должно быть, нас ждет успех. Мы приезжаем в Россию уже в третий раз и знаем, что ваша публика очень отзывчива. Я бы сказал, что это одна из лучших аудиторий, перед которой нам доводилось выступать.

Il Divo — это поп-группа, исполняющая классический репертуар, или, напротив, классические певцы, маскирующиеся под поп-группу?

Il Divo — этот поп-группа, но необычная. Мы не считаем, что, исполняя непривычный репертуар, являемся чем-то большим. Нам не придет в голову называть себя, скажем, «поп-исполнителями для слушателей из высшего общества». Хотя критики часто норовят назвать нас бойз-бэндом для взрослых и богатых. Что ж, мы рады, ведь этих «богатых» оказалось достаточно и они раскупили наши альбомы в фантастических количествах!

Считается, что классический репертуар труден для массового восприятия. Как вы можете объяснить столь сногсшибательный успех?

Не стоит переоценивать роль обработок. Мы запросто могли бы исполнять более сложный репертуар, заставить слушателя поломать голову. Но усложнение для нас нехарактерно. Задача Il Divo — захватить возможно более широкую аудиторию. Публика идет на концерт, чтобы услышать что-то знакомое. Мои коллеги формулируют это как «желание слышать очевидное». Так вот, из классики мы отбираем лишь «очевидное». Большая часть нашего репертуара — хорошо известные шлягеры, просто исполненные в классической манере, частично с новыми текстами на итальянском языке. Итальянский — необходимая деталь «очевидного»: публика ощущает себя в опере!

Ваш последний альбом A Musical Affair состоит из номеров, входящих в популярные бродвейские мюзиклы. Что определило выбор музыкального материала?

Наши альбомы до 2011 года были довольно пестрыми и несколько эклектичными сборниками классических аранжировок. После выхода в 2012-м Greatest Hits стало ясно: настало время записать альбом, объединенный иной идеей. Использовать композиции из бродвейских мюзиклов — естественный шаг для Il Divo, коль скоро мы хотим исполнять хорошо известный материал.

Вы не боитесь, что российский слушатель будет разочарован новой программой? Не все у нас так хорошо знакомы с бродвейскими мюзиклами.

Ни в коем случае! Полагаю, наши российские поклонники знакомы с альбомом A Musical Affair, а если нет — не беда. В концертную программу входят песни и из ранних альбомов, и лучшие композиции с последнего, а уж их-то наверняка знают все — если не в исполнении Il Divo, то в оригинале.

Говорят, Il Divo были созданы посредством кастинга?

Согласен, собирать вокальную группу из музыкантов с опытом при помощи кастинга — это довольно странно. Но, если бы нас не собрал вместе Саймон Коуэлл, мы вряд ли когда-нибудь встретились и тем более стали бы работать вместе. На самом-то деле нас собрал не Саймон, нас собрала вместе великая музыка. Именно та музыка, которая достойна настоящего профессионального исполнения, доставляющая истинное удовольствие и публике в зале, и нам на сцене.

Известно, что певцы в Il Divo в жизни далеко не лучшие друзья.

Мы в первую очередь — профессионалы, и уж потом — друзья. Кроме того, напряженный концертный график предполагает четкое соблюдение режима. У нас не всегда есть время, чтобы просто что-то обсудить. Наша сила не в дружбе, а в профессионализме.

Каким вам видится типичный поклонник Il Divo?

Никакого типичного поклонника у Il Divo нет! В Японии и Южной Корее наша аудитория более чем на 2/3 состоит из тинейджеров, что довольно непривычно. В Латинской Америке и в Испании аудитория несколько постарше. А в остальных странах мира, где нам довелось выступать, приходят люди разных возрастов. Мне особенно приятно, что в России мы наблюдали точно такую же картину, вплоть до того, что в зале были целые семьи.

Il Divo известны совместной работой с различными исполнителями. С кем сотрудничество показалось самым интересным?

Я не делю артистов на лучших и худших — все мастера высочайшего уровня. Одно из сильнейших впечатлений за время моей карьеры было от турне с Барброй Стрейзанд в 2006 году. Мы были начинающей группой, Барбра сама пригласила нас принять участие в турне. Она артист того калибра, каких сейчас почти нет. В ее отношении к Il Divo не было никакого высокомерия, с ней легко и работать на сцене, и общаться. Профессионал, одним словом!

Раз уж мы заговорили о различных экспериментах, какая форма сотрудничества была бы самой смелой в грядущей истории вашего коллектива?

Если мы говорим об отдельных артистах — было бы интересно поработать со Стингом. Но поскольку вопрос задан о смелых формах сотрудничества... Мне кажется, что Il Divo просто необходимо в будущем поработать с настоящей рок-группой, причем в стилистике хард-рока или хэви-метала. Полагаю, наши голоса в сочетании с электрогитарами и барабанами звучали бы довольно интересно. Наверное, сказывается мое рокерское прошлое (Урс Бюлер в конце 80-х — начале 90-х под именем Феррис Бюлер был вокалистом группы The Conspiracy и записал с ними один альбом — прим. «Ленты.ру»), я бы очень хотел, чтобы Il Divo оказались на сцене вместе с Europe или, что еще лучше, с Manowar. Но не знаю, как отреагируют на подобные предложения наши продюсеры.

В чем, по-вашему, заключается разница между Il Divo и другими вокальными группами?

Стереотип вокальной группы — это очередной бойз-бэнд, в котором безвестные юноши после недолгой вокальной и хореографической подготовки выходят на сцену стадионов. Вот я и сказал, чем Il Divo отличается от подобных коллективов: нам далеко не по 18 лет, у каждого огромный сценический опыт и музыкальное образование. И, вдобавок ко всему, мы выходим на сцену в костюмах от Армани. Вы можете представить себе бойз-бэнд в костюмах от Армани?

Культура00:0116 ноября

Отказались возбуждать

Год назад актрисы объявили войну голливудским насильникам. Хуже стало всем