Обыкновенный протекционизм

Новые санкции против России трудно объяснить только политическими мотивами

Фото: Francois Lenoir / Reuters

Евросовету все же удалось добиться согласия одного из членов объединения — Финляндии — на введение очередных секторальных санкций против российской экономики. И хотя на первый взгляд объявленный накануне руководителем совета Херманом Ван Ромпеем список ограничений в значительной мере напоминает предыдущий, принятый в середине лета, на деле он бьет по России куда больнее. Обращает на себя внимание и тот факт, что новые санкции были приняты на фоне объявленного на юго-востоке Украины перемирия. Это наводит на мысль, что санкционерами движет не столько забота об урегулировании политической ситуации в этой стране, сколько собственные прагматические интересы.

Дежавю

12 сентября Евросоюз опубликовал в своем «Официальном журнале» перечень российских компаний, которые попали под санкции. Как и заявлял ранее глава Европейского совета Херман Ван Ромпей, новый пакет ограничительных мер затронул те же сектора экономики РФ, что и предыдущий. В санкционный список попали представители нефтяного сектора — «Роснефть», «Транснефть» и «Газпром нефть», а также оборонки — «Уралвагонзавод», «Оборонпром» и Объединенная авиастроительная корпорация.

Также ЕС ввел ограничения на предоставление займов и инвестиционных услуг для пяти российских банков — Сбербанка, ВТБ, Газпромбанка, ВЭБ и Россельхозбанка. Правда эти кредитные учреждения не перечисляются по названиям, так как в опубликованном заявлении отмечено, что список, принятый еще 31 июля, не подвергся каким-либо изменениям. Резиденты ЕС больше не смогут предоставлять этим российским банкам кредиты, кроме того, запрещены операции с новыми выпусками облигаций и других ценных бумаг со сроками обращения свыше 30 дней.

Евросоюз решил ограничить и доступ на свой рынок капитала предприятиям, которые названы выше. Только теперь изменились сроки. Этим компаниям запрещается размещать в ЕС облигации со сроком погашения свыше 30 дней, а европейским резидентам запретили кредитовать данные предприятия. Раньше им было запрещено занимать в Европе деньги на срок, превышающий 90 дней.

Кроме того, ЕС запретил европейским сервисным компаниям оказывать услуги предприятиям российского ТЭК по бурению глубоководных скважин в Арктическом бассейне, а также по разработке сланцевых месторождений.

По большому счету, это все. Осталось только добавить, что одновременно с Евросоюзом аналогичные ограничения ввели и Соединенные Штаты Америки. Впрочем, в данном случае интересны не детали, а формулировки и очередность, с которой это было сделано. Ведь если раньше Евросоюз в своих ограничениях против России следовал в фарватере США, то теперь формальным застрельщиком выступил именно Брюссель. А Белый дом объясняет введение новых ограничений необходимостью поддержать своего партнера.

Антиглобализм

Дело в том, что так называемые секторальные меры, которые сегодня вводит против России ее основной торговый партнер — Евросоюз, все больше напоминают торговую войну. Даже несмотря на то, что формально они соответствуют нормам ВТО. Ведь речь не идет об ограничении российского экспорта в Европу. Однако, как и любые другие торговые войны, случавшиеся в истории, нынешняя так же строится на мерах протекционистского характера. И здесь не должны вводить в заблуждение ни заявление представителей европейского бизнеса, ни еврочиновников.

Новый пакет санкций имеет одну примечательную деталь, за которой, похоже, и скрывается его истинная подоплека. Накануне опубликования списка ограничений глава Евросовета Херман Ван Ромпей посчитал своим долгом специально подчеркнуть, что они ни в коем случае не коснутся российской газовой отрасли и поставок голубого топлива в страны Евросоюза. При этом и Вашингтон, и Брюссель не стесняются бить по отечественной «нефтянке». И дело тут не только в том, что зависимость Европы от поставок российского газа на порядок выше, чем от импорта российской же нефти. А в том, что Россия сегодня является одним из основных поставщиков черного золота на мировые рынки. А значит, главным конкурентом… США. Благодаря разработке сланцевых месторождений Соединенные Штаты постепенно из главного импортера углеводородов превращаются в их экспортера.

В этом году США вышли в мировые лидеры по добыче нефти, оставив позади и Саудовскую Аравию, и Россию. По данным Bank of America в первом квартале 2014 года, Соединенные Штаты добывали более 11 миллионов баррелей нефти в день. Российские нефтяные компании за тот же период извлекли из недр 10,5 миллионов баррелей, Саудовская Аравия — 9,5.

«Вряд ли США захотят резко выходить на мировой рынок нефти, ведь тогда можно обрушить цены. Это едва ли в их интересах», — отмечает ведущий эксперт компании «Финам Менеджмент» Дмитрий Барабанов. Но готовятся к этому они активно. Смотрят, как их поставки сказываются на ценах, и анализируют реакцию других участников рынка. Пытаются понять, какой именно продукт будет пользоваться спросом у импортеров.

Проблема заключается в том, что себестоимость добычи сланцевой нефти превышает 90 долларов за баррель. Срок окупаемости новых месторождений в США — 2017 год. Это означает, что в ближайшие два-три года американцы не только не заинтересованы в снижении мировых нефтяных цен, но и не смогут предложить рынку более благоприятные условия продажи углеводородов.

А значит, единственный способ потеснить конкурентов — это попытаться затруднить им разработку собственных месторождений. Запрет российским предприятиям ТЭК на долгосрочные заимствования у европейских и американских банков в этом смысле бьет по ним сильнее, чем даже отказ от сотрудничества с европейскими и американскими сервисными компаниями. Ограничения для крупных российских банков — мера того же порядка. Ведь они, в свою очередь, являются источником финансирования новых проектов в российской нефтяной отрасли.

Что касается Евросоюза, то переговоры о поставках в Европу американской нефти уже идут. Причем в рамках переговоров о создании единой зоны свободной торговли между США и ЕС. Проблема заключается в том, что ответить Россия может только прямым запретом импорта товаров и услуг.

Лилипут vs Голиаф

Торговая война сразу двух крупнейших мировых экономик против России больше напоминает борьбу Голиафа и лилипута. Ответ обладающей меньшим экономическим потенциалом Москвы может быть только таким же протекционистским, как и меры, принимаемые против нее. Помощник российского президента Андрей Белоусов уже сообщил о том, что Россия может ввести запрет на импорт автомобилей и некоторых видов продукции легкой промышленности в ответ на новые санкции со стороны Евросоюза

«У нас есть целый ряд несельскохозяйственных продуктов, где наши, прежде всего европейские, партнеры больше зависят от России, чем Россия от них. Это касается, например, завоза автомобилей, прежде всего подержанных автомобилей, это касается некоторых видов товаров легкой промышленности, где мы уже сами можем производить. Некоторых видов одежды...», — заявил он.

Впрочем, эта мера может оказаться болезненной не столько для европейских производителей, сколько для отечественных потребителей. По данным консалтинговой компании PwC, в первом полугодии в России продано 340 тысяч новых импортных машин на общую сумму в 12,5 миллиарда долларов. На долю машин европейского и американского производства при этом приходится не менее 40 процентов. В свою очередь, иностранные товары легкой промышленности занимают, по различным оценкам, до 70 процентов рынка.

Однако эффект от запрета их импорта может оказаться ровно таким же, как и от недавнего ограничения ввоза продовольствия. Цены на автомобили и одежду пойдут вверх. Причем не только иностранных производителей, но и отечественных.

Экономика00:0118 июля
Мохаммед бен Салман

Дали заднюю

Саудовская Аравия обманула весь мир. Виновата нефть