Некому лечить

В Уфе десятый день голодают врачи скорой

Фото: Константин Чалабов / РИА Новости

В Уфе продолжается голодовка врачей. Ее участникам уже неоднократно требовалась медицинская помощь. 17 сентября двое медиков вынуждены были досрочно прекратить акцию протеста по состоянию здоровья. Однако коллеги обещают, что на смену выбывшим придут другие. Главные претензии — низкая зарплата и невыносимые условия труда. Врачи требуют личной встречи с президентом Башкортостана Рустемом Хамитовым, которого, по их мнению, региональные власти неверно информируют о происходящем в системе здравоохранения. Чиновники ищут в деле политическую подоплеку. Координатора акции, члена независимого межрегионального профсоюза «Действие» Андрея Коновала, уже вызывали на допрос в полицию по обвинению в подстрекательстве к массовым беспорядкам.

«Какая уж тут политика, — возмущается врач линейной бригады скорой Анна Белова. — Нам просто не на что жить. С начала года изменилось финансирование. Как и в других регионах, нашу службу содержит сейчас Фонд медицинского страхования. Сейчас фельдшер, работая на полторы ставки, в среднем получает 12-14 тысяч рублей. Это в два раза ниже, чем в соседних регионах. А цены в магазинах почти московские. Люди уходят пачками. Только за прошлый месяц уволилось более 200 человек. Пациентам иногда приходится ждать помощи по два часа. Мы об этом начали говорить еще весной. Однако начальство делало большие глаза и кричало, что мы выносим сор из избы».

На скорой Анна более 16 лет. Говорит, что работа всегда была трудной, но никогда столь невыносимой. Кроме зарплат, по ее словам, нищает и материальная часть.

«Вы бы видели, на каких машинах мы ездим на вызовы! — поддерживает коллегу фельдшер Эльдар Садриев. — "Газели" разваливаются на глазах. Открываешь боковую дверь, а она у тебя в руках остается. Постоянные перебои с лекарствами. Урезали нормы расхода бензина. Дошло до того, что водителям и медикам приходится зимой скидываться на топливо, чтобы самим не замерзнуть и пациентов не заморозить».

Из-за большой текучки кадров половина бригад уфимских скорых сейчас недоукомплектована. На вызовы, вопреки инструкции, ездят по одному.

«Это достаточно большой риск и для населения, — объясняет фельдшер кардиологической бригады Тамара Богданова. — Оказать полноценную реанимационную помощь один человек физически не в состоянии. Если сердечный приступ — один должен «качать» больного, а другой — одновременно вводить лекарственные препараты. В противном случае пациента невозможно вытащить. Стараемся привлекать посторонних помощников, но это не всегда возможно. У нас уже было много трагических случаев. Последний — полтора месяца назад. Родственники больного обратились в прокуратуру с жалобой на скорую. Врач попросил поддержки от администрации. Начальство сказало: «А мы при чем, разбирайтесь сами». Мы протестуем потому, что больно смотреть, как скорая умирает. Мы сами живем в этом городе. Когда-нибудь уйдем на пенсию, будем также звонить 03. Но никто не приедет».

Голодовка уфимских врачей проходит без отрыва от производства — по итальянской системе. На дежурства выходят по-прежнему. Чтобы друг друга поддерживать, участники акции живут в пустующей квартире одного из коллег. Каждое утро голодающие проходят медосмотр — измеряют давление, уровень сахара в крови. Троих уже откачивали капельницами в больнице — падали на улице в голодные обмороки. Сегодня коллеги настояли, чтобы двое самых старших участниц Тамара Богданова и Марина Явгильдина по состоянию здоровья прекратили голодовку досрочно — им самим уже несколько раз вызывали скорую.

Прокуратура Башкортостана подтвердила, что проверка выявила многочисленные нарушения в работе скорой. В том числе нецелевое использование 5,5 миллиона рублей, незаконное распределение зарплат между руководством и сотрудниками станций. В первые дни после начала акции протеста региональное начальство встречалось с бастующими. Пообещали доукомплектовать подстанции шестью новыми машинами, вернуть стопроцентную надбавку к оплате ночных дежурств. Однако голодающие утверждают, что это лишь пустые слова, не подкрепленные никакими документами. Разговора о том, как будут решаться проблемы мизерных зарплат, сверхнормативной неоплачиваемой работы, нехватки персонала, по-прежнему не получается. Вместо поиска конструктива власти перешли к лобовой атаке. В полицию поступило заявление на членов независимого «профсоюза» о подстрекательстве населения к противоправным действиям. На лестничной площадке возле квартиры-штаба голодающих неизвестные установили скрытую камеру видеонаблюдения. Видимо, чтобы фиксировать всех, кто туда приходит.

«Потом к участникам акции и сочувствующим начинаются мелочные придирки, — жалуется фельдшер Ильдар Садриев. — Все документы, что мы заполняем, проверяют с лупой. Коллегу вызывали на лечебно-контрольную комиссию за то, что она пришла на работу не за 15, а за 7 минут до начала рабочего дня. Ряд членов независимого профсоюза пытаются привлечь к административному взысканию за якобы имевшие место задержки выезда на вызов на несколько минут, хотя показания системы ГЛОНАСС, как нередко отмечалось сотрудниками, имеют расхождение с реальными временем. Это парализует нормальный производственный процесс».

17 сентября Конфедерация труда России (объединяет 40 региональных профсоюзов) заявила о поддержке уфимцев. Представители КТР собираются провести пикет у здания российского Минздрава, а также поднять на забастовку врачей в других регионах. Благо что сделать это будет не так трудно. Протестные настроения есть даже в Москве.

«После того как скорые начали финансировать страховые компании, а не региональные бюджеты, зарплаты стали падать, — комментирует председатель независимого профсоюза работников скорой помощи «Фельдшер.ру» Дмитрий Беляков. — Я раньше получал 45 тысяч, сейчас на десять меньше. В целях экономии сокращают врачей-специалистов. Стараются убирать специализированные экипажи скорой — кардиологические, неврологические. Всем занимаются обычные линейные и фельдшерские бригады».

Сотрудники 45-й подстанции скорой помощи, обслуживающей Центральный округ Москвы, написали открытое письмо мэру столицы Сергею Собянину с вопросами, по каким причинам у них за последний месяц «оптимизировали» 21 ставку фельдшеров. Убрали неврологические и кардиологические бригады. Собираются упразднить отдел связи и службу транспортировки трупов. Количество вызовов от населения, между тем, меньше не становится.

«Реакции пока никакой, — разводит руками врач линейной бригады 45-й подстанции Андрей Экслер. — Единственное, недавно к нам приезжала депутат Мосгорудмы, курирующая здравоохранение, Людмила Стебенкова. Говорила, как много в городе делается ради общего улучшения медицинского обслуживания. Но если такими темпами все будет «улучшаться», лечить станет некому. Институт бесплатной медицинской экстренной помощи убивается. Очередь из врачей на скорые не стоит. Раньше к нам принимали после прохождения компьютерного тестирования, на котором проверяли медицинские знания. Сейчас этого уже не делают. На периферических подстанциях у нас бригады тоже недоукомплектованы — все работают по одному. Молодежь приходит, но не задерживается в системе. Работа тяжелая, писанины с каждым днем становится все больше, денег мало, да и те постоянно пытаются урезать».

подписатьсяОбсудить
Скованные беспроводной цепью
Рассказы домашних арестантов о жизни с электронным браслетом
Отборные кадры
Как в России подыскивают присяжных для суда
Все очень плохо
Почему новая холодная война опаснее старой
На грани нервного взрыва
Зачем предприниматель Петросян захватил офис банка в центре Москвы
Оборотень в слипонах
Кеды, альпаргаты и прочая обувь, делающая жизнь проще
Не стоит недооценивать бегемотов
Ощущения простого человека в любимой машине футболистов и Джереми Кларксона
Рыжая и бесстыжая
Чем модельер Соня Рикель удивила мир
Более лучше
Как изменилась уличная мода в Москве за 25 лет
Ху из Ху
Откуда растут корни китайских брендов
Собаки и коты
Самое крутое автомобильное видео августа
Равно правые
Длительный тест четырех компактных кроссоверов
Новые «Лады»
Вседорожная «Веста», спортивный XRay и другие премьеры «АвтоВАЗа» на ММАС
Дно Олимпиады
Проблемы Рио похлеще допингов и переломов
«Я не позволяла себе ничего, каждая копейка уходила на кредит»
Рассказ россиянки, купившей не одну квартиру при зарплате в 40 тысяч рублей
Камерная дача
10 фактов о доме в Форосе, ставшем тюрьмой для Горбачева
До чего докатились
Как выглядят лица людей, съехавших с небоскреба
Бабушкино наследство
Вся недвижимость кандидата в президенты США Хиллари Клинтон