Новости партнеров

«Хотим сломать стереотипы о России на Западе»

Зачем искусству деньги, рассказали организаторы ярмарки современного искусства Cosmoscow

Маргарита Пушкина (слева) и Сандра Недвецкая
Фото: Cosmoscow

В Манеже открылась международная ярмарка современного искусства Cosmoscow. 26 галерей из США, Великобритании, Европы, России и СНГ показывают лучшие произведения их своих коллекций. Зигмар Польке, Георг Базелиц, Джордж Кондо, Алекс Кац, Павел Пепперштейн, Юрий Альберт — перечень имен, как в серьезных музеях современного искусства. И что еще более важно: много новых молодых художников, чьи работы им не уступают. До 21 сентября все это можно не только увидеть, но и купить в Манеже. Инициаторы и организаторы ярмарки Маргарита Пушкина и Сандра Недвецкая накануне открытия рассказали «Ленте.ру» о значении денег в искусстве и о том, что нужно западным профессионалам в Москве.

Для чего нужна ярмарка современного искусства?

Маргарита: Ярмарка — это не рынок, это площадка для общения и налаживания контактов. От западных галеристов мы часто слышали, что в мире и так уже более 200 ярмарок и что они ждут совершенно другого формата. Мы, конечно же, прислушиваемся к мнению профессионалов, но в то же время осознаем, что на территории России и СНГ в данный момент нет международных ярмарок. Никаких. Таким образом, нам нужно было совместить пожелания международных профессионалов и наши местные условия. И мы постарались это осуществить. Мы специально привлекали молодые галереи, представляющие юных художников, чтобы западные галеристы могли что-то увидеть в первый раз. Почему иностранцы ездят на ярмарки в тот же Стамбул или Дубай? Не потому, что они хотят увидеть то же самое, что и везде. Им интересны местные галереи, новые художники, студии. И мы понимали, что важна не только экспозиция международных галерей, но и то, как будут выглядеть наши.

Сандра: Мы слышали комментарии и от международных, и от наших коллекционеров о том, что бы им хотелось видеть на идеальной ярмарке. Опираясь на эти ответы, мы решили, что для начала Cosmoscow должна оставаться камерной ярмаркой, потому что наша главная цель — поддерживать качество искусства. Наша задача — расти и фокусироваться также на некоммерческих проектах. Развитие молодых российских художников, их рост в международном контексте, ознакомление наших коллекционеров с западным современным искусством — вот, что для нас важно.

В списке участников Cosmoscow много неизвестных имен. Вы намеренно не приглашали суперзвезд галерейного бизнеса?

Маргарита: Наша ярмарка — международная, поэтому мы выбирали галереи, известные глобальному миру искусства. У нас не было цели приглашать разрекламированные бренды. Есть галереи не распиаренные у нас, как Michael Werner (Нью-Йорк, Лондон, Берлин), но очень известные на Западе. И если для кого-то из русской профессиональной аудитории это новое имя, то для них это шаг вперед. Но в принципе можно зайти на сайт любой галереи-участницы, посмотреть, на каких ярмарках она бывает, какие выпускает каталоги, в каких музеях находятся художники этой галереи. Ведь галерея — это в первую очередь продюсерский центр, который находит молодые таланты и продвигает их. Галерист — это человек, который разбирается в искусстве: эрудит, эксперт, профессионал, отвечает за связи, ориентируется в пространстве. Важна и харизма галериста, ведь он — важное звено в процессе создания звезд в области искусства. Так что галерея — это не магазин, не просто торговая площадка.

Сандра: Наш рынок современного искусства имеет свои особенности. У него были свои взлеты и падения. Коммерческая часть, безусловно, очень важна, и для нас было важно показать наши галереи в контексте западных. И мы сфокусировались на тех западных галереях, которые продюсируют своих художников и помещают их работы в международные музейные коллекции. Не обязательно они должны быть гигантами на арт-рынке, это сравнительно небольшие галереи, но очень важные в мире коллекционеров, такие как например Campoli Presti (Лондон). Их молодые художники находятся в MoMA, Tate. Мы хотим показать, что не обязательно начинать коллекционировать с многомиллионных объектов, что можно собирать начинающих художников, поддерживая при этом уровень. Поскольку у нас достаточно молодой рынок, важна образовательная программа. Мы хотим показать, что коллекционирование — это целая наука.

Как вы сами стали коллекционировать?

Маргарита: Я всегда интересовалась искусством, с раннего детства. Коллекционировать начала в 1990-е, причем сразу поняла, что меня интересует именно современное искусство. Меня привлекает возможность живого общения с людьми, которые это искусство создают. Но, конечно, конкретные предпочтения со временем меняются. Я, например, раньше не подозревала, насколько увлекательным является видео-арт.

Сандра: Мне кажется, что коллекционером становишься постепенно. По крайней мере, со мной это было так — сначала ты работаешь с коллекционерами в качестве консультанта, помогаешь им с их собраниями, и вдруг сам не замечаешь, как начинаешь что-то покупать.

Каков уровень цен на Cosmoscow?

Сандра: У нас цены начинаются от двух тысяч евро и заканчиваются полутора миллионами евро, большинство работ в пределах 200 тысяч евро. Для международной ярмарки современного искусства это достаточно средний уровень.

По каким критериям вы отбирали галереи для участия в ярмарке?

Сандра: Что касается западных — была важна их программа. Мы не рассматривали в этом году галереи из Азии и Южной Америки, фокус был на Европе и США. Многие из художников никогда раньше в России не выставлялись, их нет ни в каких российских коллекциях. В то же время в параллельной программе есть выставка из наших собраний «Глазами коллекционера»: работы, которые раньше не показывались, и не все знают, что наши собирают такое искусство — простое, концептуальное минималистическое.

Что говорят в «глобальном арт-мире» о России?

Сандра: О России известно очень мало. Есть десяток коллекционеров современного искусства с русскими именами, которых знают на Западе. И, возможно, слышали об одной-двух институциях. Есть крошечный процент экспертов и галеристов, которые действительно интересуются и понимают, что тут у нас происходит. Это очень грустно. Раньше я видела мир «с той стороны», не живя постоянно в России. А когда я присоединилась к Рите и начала общаться с галеристами, поняла, что люди много знают о Дубае, где до ярмарки никакого арт-рынка не было, о Стамбуле и не знают о том, что происходит у нас. И мы увидели, как открываем людям новый мир. Гости, которые сейчас приезжают в Москву впервые, удивляются, что у нас есть креативная молодежь, например. У людей в голове сидят стереотипы о нашем арт-мире. И для нас стало игрой — сломать эти стереотипы, общаясь с западными журналистами и профессионалами. И чем сложнее отвечать на их вопросы, тем больше нам это нравится. Потому что мы понимаем: и правда есть что защищать.

Маргарита: Один из важнейших инструментов ярмарки — маркетинг. Важна синергия. Наши партнеры — «Гараж», фонд V-A-C, Christie’s. В идеале хотелось, чтобы люди приезжали не просто на ярмарку, а и для того, чтобы увидеть город, в котором происходит взрыв современной культуры: параллельно с нами открывается много выставок — начинается сезон в Мультимедиа Арт Музее и на «Винзаводе», например. Идея не в том, чтобы приходили только к нам, увидели и написали только о нас. Город должен жить. Идея эта не новая. Весь этот год мы жили в сильном напряжении, в постоянном общении с людьми, которым рассказывали о Cosmoscow, о России, о том, что нам нужно объединять усилия, чтобы меняться и двигаться вперед.

В чем заключается образовательная программа?

Маргарита: Ярмарка не такая длинная — три дня — и насыщенная событиями. Вот Frieze Art Fair, например, идет неделю, а после окончания ярмарки еще неделю продолжаются открытия и мероприятия. У нас нет задачи объять необъятное, но мы постараемся создать общее впечатление. В нашей программе стоит посещение выставки премии Кандинского, «Винзавода», музея «Гараж», мастерских молодых художников и Cosmoscow talks — разговоры с кураторами и художниками.

Сандра: У нас будет несколько лекций и круглых столов с участниками арт-рынка, международного и нашего. Речь пойдет об инвестициях в искусство, о движущих элементах арт-рынка, о развитии молодых художников. Есть у нас и программа поддержки молодых российских художников. Это совместный проект фонда V-A-C и музея современного искусства Антверпена M KHA. Кураторы этой истории — Барт де Бар и Тереза Мавика, третьим куратором стал Лоренцо Бенедетти из центра современного искусства De Appel в Амстердаме. Независимое жюри выберет четырех финалистов, работу одного из которых приобретет в свою коллекцию музей современного искусства в Антверпене. Программу дополнит наша собственная инициатива — к каждому из четырех финалистов на 12 месяцев мы прикрепим персонального куратора.

Стратегия наших коллекционеров отличается от западной?

Сандра: Из моего десятилетнего опыта работы в аукционном доме я знаю, что наши коллекционеры быстрее всех схватывают новое.