Тюремный резерв

В украинских колониях нашлись тысячи желающих воевать

Тюрьма Волноваха, 55 км от Донецка, 2006 год
Тюрьма Волноваха, 55 км от Донецка, 2006 год
Фото: Александр Худотеплый / Reuters

На Украине продолжают обсуждать возможность привлечения заключенных к военной операции в Донбассе. По данным правозащитников, отправиться на фронт готовы тысячи осужденных. В качестве возможного варианта они, как считают сторонники этой инициативы, могли бы быть освобождены условно-досрочно — с испытательным сроком на время операции. В руководстве Украины инициативу пока не поддержали, хотя и признали, что над ней стоит поработать.

О готовности поступить на военную службу украинские заключенные заговорили еще в марте, в разгар конфликта вокруг Крыма. Осужденные из кировоградской колонии особого режима предложили сформировать штрафные батальоны, в которых они могли бы служить. «Осужденные обратились с вопросом, имеют ли они право участвовать в защите независимости Украины в случае такой ситуации, которая сложилась сейчас. Можно расценивать это как патриотический порыв», — заявил по этому поводу представитель пенитенциарной службы Павел Краморов.

По словам украинского правозащитника Эдуарда Багирова, с просьбами прояснить правовую сторону вопроса к нему обращались заключенные из Киевской и Донецкой областей, а также Крыма. Комментируя ситуацию в начале весны, он пояснял, что для мобилизации осужденных понадобится либо принятие специального закона, либо приказ президента. «Если не дай бог начнется война, осужденные за нетяжкие преступления могут обратиться в Верховную Раду с просьбой дать возможность искупить свою вину перед Украиной. И я думаю, что им такую возможность предоставят», — рассуждал Багиров.

После того, как на востоке Украины развернулись военные действия (которые в Киеве считают следствием агрессии со стороны России), сообщалось, что просьбы «пойти на фронт и искупить вину» поступили от заключенных практически всех колоний. Просьбы были отклонены. Осужденным объяснили, что «страна благодарна за такое желание, но они должны отбыть свои сроки, а в государстве пока есть, кому его защищать».

Впрочем, позднее, в начале сентября, идею реанимировали правозащитники. Они обратились к президенту Украины Петру Порошенко с предложением о создании батальонов из заключенных. Как сообщил представитель Центра защиты прав и ресоциализации Константин Лисюченко, «искупить свои преступления кровью» выразили готовность несколько тысяч человек. «Президенту Украины Порошенко подан на рассмотрение проект ресоциализации заключенных путем их задействования в АТО (антитеррористической операции, как официально именуются военные действия против ополченцев — прим. «Ленты.ру»), — сообщил он. — Пока от президента мы ответа не получили, но все это вполне реально».

Правозащитники считают, что преступников можно было бы освободить условно-досрочно — с испытательным сроком на время проведения АТО. Добровольцев они предлагают подвергать тщательной проверке на предмет моральной и профессиональной пригодности к военной службе. Еще один вариант (его предложила заслуженный врач Украины Ольга Богомолец) — амнистировать тех, кто осужден за нетяжкие преступления, позволив им принять участие в военной операции.

По словам одного из заключенных киевской колонии 115 (в основном там содержатся осужденные за ДТП), на фронт готова пойти примерно половина из тех, кто отбывает там наказание. «Дайте автомат и пустите на войну. Мы поможем», — обещает он.

В общей сложности, по оценке Эдуарда Багирова, воевать готовы около семи тысяч заключенных. Среди добровольцев, по данным «Листопада», много военных специалистов и людей, имеющих опыт участия в военных конфликтах. Такое подкрепление, как считают в центре, помогло бы «закрыть участки фронта».

В правительстве к идее отнеслись осторожно. Министр юстиции Павел Петренко заявил, что было бы неправильно отправлять людей на фронт, позволяя им избежать наказания. Хотя полностью инициативу и не отверг. «Идея хорошая и будем над ней еще работать», — отметил он (в прессе недавно появилась информация, что Национальную гвардию Украины якобы собираются пополнять осужденными, но сами силовики это не подтвердили).

Между тем некоторый опыт участия бывших заключенных в военной операции уже есть. Один из создателей батальона «Азов» Олег Ляшко, в частности, признавал, что в составе подразделения судимости, возможно, имеют до половины бойцов. Однако именно они, по его словам, «освобождают города».

Можно вспомнить и рассказ заместителя губернатора Днепропетровской области Геннадия Корбана о командире батальона «Шахтерск». Как выразился чиновник, это «отличный парень», имеющий, однако, семь судимостей. Несмотря на это, представитель областной администрации отметил, что назначил бы такого человека главой района — «и… там был бы порядок».

В добровольческих батальонах, как отмечала журналистка «112.ua» Татьяна Святенко, есть люди, которые не только имеют тюремный опыт, но даже скрываются от правосудия. Некоторые при этом заслужили определенный авторитет среди сослуживцев. «Если Костя вдруг останется не у дел, то есть уйдет с линии фронта, тут его ждут 12 лет тюрьмы, — рассказал один из бойцов о своем знакомом. — Но за эти месяцы, что он был на передовой… ему удалось выбить, достать, договориться и оснастить снаряжением и техникой не только свою группу, но и многих из батальона. При этом его очень ждут правоохранители в Киеве».

С учетом перемирия (которое хотя и не привело к полному прекращению огня, но способствовало снижению интенсивности боевых действий) у украинской армии в настоящее время необходимости в отправке на фронт заключенных нет. С другой стороны, в Киеве не исключают, что пополнение все же понадобится: как заявил на днях министр обороны Валерий Гелетей, возможно проведение очередной, уже четвертой по счету мобилизации.

Неясной, между тем, остается дальнейшая судьба заключенных, которые находятся на территориях, подконтрольных самопровозглашенным Донецкой и Луганской республикам. В общей сложности, в этой зоне, по данным на начало сентября, оказались 12 колоний, в которых содержатся около 15 тысяч человек. Исправительные учреждения неоднократно попадали под обстрелы и подвергались нападениям со стороны ополченцев (целью было, в частности, хранившееся там оружие).

В условиях боевых действий были нарушены поставки продовольствия, заключенные, как писали местные СМИ, «сидят на хлебе и воде». Пенитенциарная служба Украины на днях заявила, что колонии на территории Донбасса, несмотря на сложности, продолжают обеспечивать продуктами, и что продовольствия там хватит как минимум на месяц. Впрочем, бывший глава службы Сергей Старенький незадолго до этого констатировал, что ситуация не улучшилась. «Продуктов нет, или они уже поставляются террористами (террористами украинские власти называют вооруженных ополченцев — прим. «Ленты.ру»)», — заявлял он.

Старенький сообщил также, что большинство исправительных учреждений Донбасса не контролируется украинской властью (ДНР уже объявила о переподчинении колоний и создании собственного департамента исполнения наказаний), осужденных при этом используют для рытья окопов и других работ. Некоторые из заключенных, а также содержавшиеся в СИЗО арестанты пополнили ряды ополчения. Так, в конце августа, по данным «Обозревателя», представители ДНР побывали в донецком СИЗО, предлагая арестантам пойти на фронт. Как заявил один из подследственных, «все было культурно, слишком не настаивали, но наше будущее — это черная дыра, сплошная неизвестность, мы автоматически попали в заложники». В итоге, как сообщалось, в ополчение записались около 300 человек (из 2000 арестованных, находившихся в СИЗО).

В самом ополчении при этом идею о мобилизации заключенных поддержали не все. Скептически об этом, по информации «Коммерсанта», отзывались, в частности, бойцы батальона «Восток». По некоторым данным, в августе между двумя подразделениями даже возник конфликт по поводу того, принимать ли в ряды ополчения осужденных. Спор, как сообщалось, завершился тем, что добровольцев, готовых воевать, решили оставить в колонии.

В сложившейся ситуации, как считает бывший начальник пенитенциарной службы Украины, осужденные в зоне боевых действий фактически превратились в заложников, которых украинское государство должно спасти. Для этого он предлагал провести в Донбассе массовую амнистию. «Поверьте, те, кто хотел стать на сторону ДНР и ЛНР — уже имели такую возможность, — отмечал бывший глава службы. — И сейчас надо спасти жизнь и здоровье осужденных. Ответственность за них лежит на государстве». На официальном уровне его предложения поддержки пока не встретили.

Обсудить

Не твой, вот и бесишься
Что нужно продать, чтобы купить новый MacBook Pro 2016
Допрыгались
История любви мальчика и его пернатого друга: обзор игры The Last Guardian
Без царя в голове
Историки о причинах и последствиях событий 1917 года: спецпроект «Ленты.ру»
Дженис ЙостимаСама себе модель
История успеха девушки из провинции с миллионом подписчиков в сети
Кровавая пенсия
Чем занимаются знаменитые преступники, ушедшие на покой
Мохаммед, похититель Рождества
Елки и Санта-Клаусы в Европе оказались в опале
Ленинаканский пробор
История парикмахерской, пережившей землетрясение в Гюмри
Видео: Самый быстрый «МАЗ»
Дакаровский «МАЗ», десантный корабль на воздушной подушке и заброшенная авиабаза
Кёрлинг по-крупному
Массовые аварии и другие скользкие видео в честь прихода зимы
Самые продаваемые автомобили в России
25 самых популярных автомобилей ноября 2016 года
Чех, два японца и кореец: выбираем лучший компактный седан
Длительный тест четырех компактных седанов. Часть 3
От роддома до могилы
Тайны фамильных особняков, в которых живут поколения фермеров и журналистов
Извращенные вкусы
Откровения риелторов о клиентах-геях, богеме, политиках и шизофрениках
Пассажиры в зале ожидания в аэропорту СочиКвартирный вопрос их испортил
Как обманывают приезжих нечистоплотные москвичи
Халявщики и партнеры
Застройщики и банки шокируют заемщиков ипотечными условиями