«Не думаю, что ЦРУ завозило в Гонконг чемоданы денег»

Из-за чего началась и чем может закончиться «революция зонтиков»

Фото: Carlos Barria / Reuters

В Сянгане, который многие по-старинке называют Гонконгом, не утихают массовые протестные выступления. В прессе их уже окрестили «революцией зонтиков», поскольку с помощью зонтов демонстранты защищают себя от применяемого полицией слезоточивого газа. Сами манифестанты используют название Occupy Central («Захвати центр»), отсылающее к знаменитой американской акции Occupy Wall Street («Захвати Уолл-стрит»). О том, что заставило жителей специального административного района выйти на улицы, удастся ли им добиться своих целей и чем опасны для Пекина эти протесты «Ленте.ру» рассказал эксперт Центра анализа стратегий и технологий, китаевед Василий Кашин.

«Лента.ру»: Что сейчас происходит в Гонконге? Из-за чего там начались массовые выступления?

Кашин: Наблюдается некоторая радикализация протеста. Теперь его участники требуют отставки главы специального административного района Сянган (китайское название Гонконга — прим. «Ленты.ру») Лян Чжэньина, о чем раньше речь не шла.

Изначальным же поводом для протестов послужило решение Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей о порядке выборов главы Сянгана. В прошлом китайское руководство пообещало, впрочем весьма расплывчато, что в Гонконге к 2017 году будет введено всеобщее избирательное право. То есть вместо коллегии выборщиков право определять, кто станет главой Сянгана, получат все жители этого района. Правда, было в этом одно очень существенное «но»: хотя выборы должны стать прямыми, выбирать руководителя Гонконга можно будет лишь из трех кандидатов, предварительно одобренных номинационным комитетом. Эта структура формируется примерно так же, как и упраздняемая коллегия выборщиков. Иначе говоря, отбирать кандидатов будут лица, заинтересованные в сближении с материковым Китаем и связанные с руководством КНР. Таким образом, претендовать на пост главы Сянгана смогут только одобренные Пекином кандидатуры. Участники протестов сочли, что введение такой системы противоречит данным ранее обещаниям и лишает их по-настоящему свободных выборов.

Сейчас уже ясно, что китайское правительство не пересмотрит свое решение и не изменит порядок выборов главы специального административного района. Понятно и то, что протесты получили серьезную политическую и информационную поддержку со стороны Запада. А это укрепляет китайское руководство в уверенности, что к беспорядкам причастны иностранные государства, а значит идти на попятную тем более не стоит.

То есть добиться своей цели манифестантам не удастся?

На мой взгляд, да, ни к каким переменам их действия не приведут. Протестующих не поддерживает большинство населения. И законных оснований противостоять китайскому правительству у них нет, так как формально Сянган — такая же территория КНР, как и любая другая китайская провинция, и, стало быть, Пекин имеет право определять там регламент выборов. Так что главный вопрос: удастся ли разрешить кризис без серьезных эксцессов, то есть без человеческих жертв среди демонстрантов и привлечения полицейских формирований материкового Китая?

Если ситуация полностью выйдет из-под контроля и ее придется улаживать при помощи подразделений Народной вооруженной полиции КНР (это китайский аналог внутренних войск), то Гонконг превратится в долгоиграющую политическую проблему для Пекина. И что гораздо важнее — будет дискредитирована концепция «одна страна — две системы». А ведь с ее помощью Китай рассчитывает мирно присоединить Тайвань. Там и так есть силы, выступающие против сближения с КНР. Если же протест в Гонконге жестоко подавят, влияние этих сил многократно возрастет.

Официальный Пекин уже как-то прокомментировал сложившуюся ситуацию?

Пекин заявил, что, во-первых, протесты незаконны, но этот вопрос пока должны решать местные власти. Во-вторых, Пекин подчеркнул, что никто не должен вмешиваться во внутренние дела Китая. Руководства КНР сильно раздражают звучащие со стороны Великобритании и США заявления в поддержку демонстрантов. Это важно, поскольку получается, что Вашингтон рассорился с Москвой, и в то же время возник новый повод для ухудшения его отношений с Пекином. Стратегически это для американцев очень плохо. Но, видимо, они не могут себя вести в сложившейся ситуации иначе.

Насколько оправданы разговоры о том, что протесты инспирированы извне?

Я не видел ни одного доказательства этого тезиса. И я не думаю, что какие-то агенты ЦРУ в черных плащах завозили в Гонконг чемоданы денег, передавали их протестующим и старались мутить воду. В этом просто не было необходимости, поскольку и без всякой внешней подпитки на протяжении ряда лет в регионе усиливалось негативное отношение к материковой части Китая. Тому, в частности, способствовал наплыв в Гонконг китайских нуворишей, которые все скупали и вели себя, как хозяева. Надо заметить, что культура жителей Сянгана и материкового Китая заметно отличается. Все эти факторы способствовали нарастанию протестных настроений не меньше, а то и больше, чем стремление гонконгцев к демократии. В некотором смысле, отношение гонконгцев к КНР такое же, какое было у жителей прибалтийских республик к СССР.

Еще один важный нюанс. На протяжении многих лет руководство КНР проводило такую политику по отношению к западным СМИ: если иностранный журналист, писавший, например, про китайских диссидентов сильно «доставал» власти, ему отказывали во въезде на материковую часть Китая, после чего автор перебирался в Гонконг. В результате там осела масса журналистов, критически настроенных по отношению к Пекину.

Я хочу сказать, что, может быть, демонстрантам и даются некие советы от внешних сил через, допустим, какие-то неправительственные организации. Но это все глубоко вторично по сравнению с тем, что протестующие могут видеть статьи о своих выступлениях на передовицах главных зарубежных СМИ. Это их очень сильно воодушевляет.

А китайские власти это понимают?

Они, судя по всему, считают протесты результатом заговора. И раньше делались заявления о том, что Гонконг наводнен британскими агентами, нагнетающими антикитайские настроения. Протесты же лишь укрепят Пекин в этом убеждении.

Помимо силового, какие еще возможны сценарии урегулирования кризиса?

Власти могут попытаться взять демонстрантов измором, дождавшись, когда их запал постепенно сойдет на нет. Кроме того, поскольку большинство гонконгцев относится к протестам безразлично, власти стараются это пассивное большинство использовать в своих интересах, побуждая людей собираться на митинги в поддержку Пекина. Но пока нет ясности, удастся ли избежать применения силы.

Москва как-то прокомментировала происходящее в Гонконге? И надо ли нам влезать в эту ситуацию?

Не думаю, что надо. Формально, происходящее в Гонконге — это внутреннее дело КНР, нас эта история не касается. Если только Запад начнет как-то уж очень сильно давить на Пекин, тогда России придется выступить в поддержку своего союзника и партнера. Но пока, повторюсь, это не наше дело.

подписатьсяОбсудить
«Все здесь сочувствуют Украине»
Уроженка Омска делится впечатлениями после переезда в Канаду
«Бесплатные вегетарианские хот-доги»«Убить всех веганов»
За что мясоеды не любят поклонников растительной диеты
Дикий, дикий райцентр
Фотоистория о жизни ковбоя из города Шуи
Весам назло
В мире набирает популярность йога для полных
Новые «Лады»
Вседорожная «Веста», спортивный XRay и другие премьеры «АвтоВАЗа» на ММАС
По ком звонят колокола?
Насколько интересным будет автошоу ММАС-2016: вещий тест
Острые крылышки
Как у автомобилей появились крылья и что такое диффузор — история аэродинамики
Дно Олимпиады
Проблемы Рио похлеще допингов и переломов
«Я не позволяла себе ничего, каждая копейка уходила на кредит»
Рассказ россиянки, купившей не одну квартиру при зарплате в 40 тысяч рублей
Камерная дача
10 фактов о доме в Форосе, ставшем тюрьмой для Горбачева
До чего докатились
Как выглядят лица людей, съехавших с небоскреба
Бабушкино наследство
Вся недвижимость кандидата в президенты США Хиллари Клинтон