«У нас богатый опыт бунта»

Может ли Паркмен стать предвестником массовых протестов: оценка социолога РАН

Фото: Андрей Стенин / РИА Новости

Москвич Константин Алтухов на прошлой неделе почти сутки препятствовал эвакуации своей машины. Джип с эвакуатора в итоге сняли. А сам протестующий стал народным героем и примером для подражания. Водители начали чаще препятствовать эвакуации своих авто, а на выходных несколько десятков автомобилистов попытались устроить несогласованный автопробег против платных парковок. О том, насколько востребованы сегодня в России такие бунтари как Алтухов и каковы шансы на появление новых форм гражданского протеста, «Лента.ру» побеседовала с кандидатом философских наук, руководителем Группы социологии конфликта Института социологии РАН Александром Кинсбурским.

«Лента.ру»: История Алтухова показала, что граждане готовы поддержать протест такого вот бунтаря-одиночки и следовать его примеру. К чему это может привести? В обществе появился запрос на «политику бунтарей»?

Кинсбурский: Не думаю, что наше общество уже готово поддержать стихийный протест, а значит и потребности в таких вот бунтарях у него нет. Дело в том, что для людей, которые никак не связаны, например, с автомобильным сообществом, эвакуация — это не проблема, а поступок Алтухова — не более чем неадекватная выходка автомобилиста.

Ведь в данном случае речь идет о специфической группе населения — автовладельцах. Эта группа едва ли не каждый день сталкивается с необходимостью защищать свои права, и солидарность внутри этого сообщества — вполне нормальное явление. Эта группа к тому же весьма активна в отстаивании своих интересов и способна порой на радикальные действия. Давайте вспомним «Синие ведерки» или Автомайдан.

Есть у нас другие группы, способные на организованный протест?

Конечно. Например, этнические или религиозные группы. Они еще более сплоченные, чем автомобилисты. Есть байкеры, футбольные болельщики. Эти группы тоже вполне могут за себя постоять и выдвинуть своего лидера. Попробуйте запретить московским мусульманам провести их религиозный праздник. Или введите запрет на использование мотоциклов в городах.

Протест Алтухова — это действительно яркий случай, который вызвал поддержку, но не стоит думать, что решимость поддержать такого вот бунтаря характерна для российского общества в целом. Подобный запрос возникает не на пустом месте. Должна возникнуть потребность в лидере — какой-то конфликт, накопившееся недовольство широких слоев общества. Только тогда возникает запрос на лидера.

Сейчас такого запроса нет?

Нет. Вы посмотрите на последние московские выборы. Сейчас уровень протестных настроений находится почти на нуле. Есть отдельные проблемы отдельных групп, но нет общего повода для недовольства, который мог бы объединить все российское население. Особенно инертна провинция. Если мы выйдем за пределы больших городов, то там бесправие и всевозможные нарушения в порядке вещей. Жителям глубинки организованный протест непонятен.

Почему? Мы же видим явное недовольство реформой образования. Антизападные санкции ударили по российскому населению. Цены растут, а доходы падают. Чем не повод для протестов?

Все дело в специфике российской реакции. Недовольство есть. Но как люди действуют в такой ситуации. Первая реакция — желание приспособиться. Это подтверждается самыми разными социологическими исследованиями. Выросли цены — давайте ужмемся, сократим как-то свои расходы, сэкономим. Перевернули школьное образование с ног на голову — давайте попробуем приспособиться с нашими запросами под новую систему. Если желаемого эффекта достичь не удается, то вторая реакция — найти какие-то окольные ходы, пути дополнительного дохода. И только потом, на третьем месте, стоит борьба за свои права. Пока первые две стадии не пройдены, о третьей говорить рано.

То есть надо немного подождать, пока продуктов станет еще меньше, а цены на них станут еще выше?

Вопрос в том, насколько меньше и насколько выше. Сначала затянут пояса, потом пойдут искать дополнительные источники, в том числе и незаконные. И только потом, как говорится, топор за пояс и к вольным людишкам.

Почему так? Почему в Европе малейший недружественный жест со стороны государства приводит к массовым выступлениям, а россияне начинают приспосабливаться?

Очевидно, это национальная специфика. Скорее всего влияние исторического опыта. Такая реакция идет из крестьянского уклада жизни с его многолетним опытом выживания, но не протеста. Сперва несколько веков крепостного права, где ни о каком гражданском обществе и протестных движениях речи быть не могло. В то время как в Европе появлялись парламенты и другие институты демократического общества. Затем была краткая передышка на 60 лет, и вот уже советское правление, где любой протест подавлялся с еще большей жестокостью. На последующие 70 лет приспособление стало едва ли не единственным способом выживания. Наверное поэтому протест существует в сознании наших граждан как самая последняя мера. Когда уже дошли до края. Когда уж не важно, что будет потом.

То есть по сравнению с европейцами, у нас просто нет опыта организованного протеста?

Именно так. При этом у нас есть богатый опыт бунта, которому еще и Европа может позавидовать.

Это опасно?

Очень. Ведь такая крайняя мера носит характер совершенно непредсказуемый и дикий. Это тот самый русский бунт — бессмысленный и беспощадный. Отсутствие протестных движений — это ахиллесова пята власти. Ведь в современном обществе организованный гражданский протест — это форма обратной связи. Если его нет, то власть уже не понимает, что в этом обществе происходит, не может нормально с ним коммуницировать. Поддержка власти переходит на какой-то ритуальный уровень, авторитет ее падает, но власть этого не замечает. Да и само общество, лишенное таких вот организационных скреп, идет вразнос.

Чем это может закончиться в нашем случае?

Боюсь, это будет очень неприятно. Киевский Майдан покажется нам сравнительно организованной формой протеста. У нас все будет иначе. Когда нет никакой традиции, никакого порядка выражения своего недовольства, тогда возникает запрос на буйных лидеров, которые предлагают свою модель. Кого вынесет на этой волне — совершенно неизвестно. Это может оказаться человек с нездоровой психикой, но обладающий при этом очевидными задатками лидера. За примерами далеко ходить не надо.

Обсудить
С братским приветом
В убийстве Ким Чен Нама официально обвинили Пхеньян
Желтую расу — в лагеря
Жизнь японцев, интернированных в США во время войны
TEHRAN, Nov. 19, 2015 (Xinhua) -- Iranian engineers work at the South Pars gas field at the southern Iranian port of Assalouyeh, Iran, Nov. 19, 2015. The South Pars/North Dome field is a natural gas condensate field located in the Persian Gulf. The South Pars or North Dome field is a natural gas condensate field located in the Persian Gulf. It is one of the world's largest gas fields, shared between Iran and Qatar. (Xinhua/Ahmad Halabisaz) (Credit Image: Global Look Press via ZUMA Press)
Photographer: © Ahmad HalabisazПризрачная угроза
Сможет ли иранский газ бросить вызов интересам России?
Самый лучший президент
Американские историки составили список наиболее успешных руководителей страны
Real estate magnate Donald Trump waves as he leaves a Greater Nashua Chamber of Commerce business expo at the Radisson Hotel in Nashua, New Hampshire, May 11, 2011. Trump suggested Wednesday it's not much fun flirting with the idea of running for president in the face of relentless attacks and ridicule. REUTERS/Don Himsel/Pool (UNITED STATES - Tags: POLITICS)Прощание с иллюзией
Почему Трамп не мог оправдать надежд на нормализацию отношений с Россией
Продажи под прессом
Ретейлерам не удается реанимировать потребительский бум
«Задача — запустить 180 тысяч новых малых предприятий»
Браверман рассказал об инструментах поддержки среднего и малого бизнеса
«Был рак австралийский — стал астраханский»
Губернатор Александр Жилкин рассказал о прорыве в сельском хозяйстве
«У всех сейчас период ожидания»
Президент Торгово-промышленной палаты Сергей Катырин о ситуации с инвестициями
Детские деньги
Как открыть частный детсад и сэкономить
Фантастическая четверка
Люди со сверхъестественными способностями помогут ученым победить болезни
Мимимиметр сломался
Азиатский бум на умилительных собак пришел в Instagram
«Местные со мной два года не здоровались»
История программистки из Москвы, переехавшей в итальянские Альпы
Я не знаю, как она это делает
Личный опыт: быть фитнес-звездой Instagram и многодетной матерью одновременно
Длительный тест Subaru Forester
Подсчитываем стоимость владения, подводим итоги и делаем выводы
Новая Формула-1: на офигительных катках
Как выглядят машины Ф-1 сезона-2017, самые красивые за 10 лет
Автомобили из будущего в кино
Как выглядят машины из будущего в кино — сейчас и в прошлом
Бронированные машины для VIP-персон
ЗиЛ, «Гелик», «Комбат» и еще девять самых защищенных автомобилей в мире
Бог простит
В церкви нашли квартиру с красной мебелью и портретами в стиле поп-арт
Дворянское гнездо
Один из самых шикарных в мире домов нашли в диком лесу
«Пусть меня захоронят в отравленную, но родную землю»
Почему люди отказываются покидать чернобыльскую зону: реальные истории
Поставили баком
Англичане сделали идеальный дом из резервуара для воды