Ультралибертарианец

На 59-м году жизни умер Каха Бендукидзе

Каха Бендукидзе
Фото: Евгений Дудин / «Коммерсантъ»

В Лондоне на 59-м году жизни скончался от сердечного приступа предприниматель и, как его часто называли в последние годы, архитектор либеральных реформ Грузии Каха Бендукидзе. В настоящий момент смерть бизнесмена подтверждают многочисленные друзья, а на персональном аккаунте Кахи Автандиловича в социальной сети Facebook студенты созданного им Свободного университета в Тбилиси оставляют записи с соболезнованиями по поводу неожиданной и безвременной утраты.

Бывший глава президентской канцелярии Грузии, государственный министр по координации экономических реформ, министр экономики, председатель совета директоров ОАО «Объединенные машиностроительные заводы» (одного из основных партнеров ЮКОСа), а в последние месяцы еще и член Экономического и совещательного совета при президенте Украины — когда читаешь этот послужной список бизнесмена, кажется, что трудно иметь более сложную биографию, будучи предпринимателем в России.

Но рассказывают, что Каха Бендукидзе очень редко обращал внимание на это легкое несоответствие. Он водил дружбу с Михаилом Ходорковским, был сторонником Михаила Саакашвили, готов был всецело помогать в работе Петру Порошенко. И при этом ему удавалось никогда не подчеркивать в публичном поле свое очевидно оппозиционное отношение к российской (да и к любой в рамках идеологии, которую он исповедовал) власти, предпочитая рассказывать в многочисленных интервью о самодостаточности рынка и никчемности чиновников, в какой бы стране те ни находились.

И это тем интереснее, что как человек ультралибертарианских взглядов Каха Бендукидзе состоялся именно в России. Бендукидзе пришел в бизнес, как и многие его коллеги по цеху, из науки — вообще-то по своему первоначальному профилю он биолог, причем, если судить по вехам научной карьеры, весьма неплохой (Бендукидзе возглавлял сектор ВНИИ генетики и селекции промышленных микроорганизмов). Однако волею случая оказавшись в бизнесе — много позже Бендукидзе расскажет, что искал способ заработать для финансирования научных разработок, — он преуспел и на этом поприще.

Понятно, что предприниматель родом из середины 90-х всегда будет обречен слегка оправдываться, ведя долгие беседы о природе накопления первоначального капитала. Но, к чести Бендукидзе, он никогда не избегал подобных тем, достаточно открыто и подробно рассказывая о том, как дешево ему достались крупнейшие производства — наследие СССР. Но зато при нем предприятия, собранные в ОАО «Объединенные машиностроительные заводы», махину со стотысячным коллективом, хотя бы работали, демонстрируя эффективность до самой продажи в 2005 году.

Годом раньше Бендукидзе, по его собственным признаниям, оказался на распутье — бизнесом заниматься ему уже не очень хотелось, а вот на историческую родину тянуло: по признанию бизнесмена, он уже хотел отдохнуть, и Тбилиси просто стал одним из мест, где можно достойно встретить старость. Предложение Михаила Саакашвили занять пост в «революционном» правительстве Грузии, кажется, придало новый импульс судьбе предпринимателя, во всяком случае, точно разделив ее пополам: на «до» и «после», полностью «обнулив» все предыдущие заслуги.

Именно с должностей, которые иные патриоты считали «вражескими», страна узнала о взглядах Кахи Бендукидзе, о том, что можно, оказывается, быть ультралибертарианцем без излишнего политического радикализма, обычной логикой побеждающего все жизненные несоответствия. О том, что можно оставаться немножко идеалистом, находясь в буквальном смысле в самом центре политического противостояния. О том, что можно считаться архитектором либеральных реформ, проработав главой двух экономических ведомств чуть более четырех лет, что, на самом деле, ничтожно малый срок даже для серьезной оценки ситуации.

В последнее время Бендукидзе много делал для популяризации своих идей, читая лекции и занимаясь благотворительностью. Однако логика революционных процессов в начале нынешнего года снова вынесла его на передовую — он волею случая оказался в Киеве, охваченном эпилепсией майданов, и даже в почти безвоздушном для нормальной экономики пространстве умудрялся давать дельные советы, опять последними словами ругая чиновников и государственный аппарат Украины.

Но таким он был. Олигарх, он мог критически отзываться о бизнесе. Будучи чиновником — костерил чиновников. Любой может найти в его жизни множество «серых пятен», но о громких скандалах вокруг его имени слышать не приходилось никогда, что для бизнесмена родом из 90-х — самая прекрасная характеристика, если учесть, что «удобным» этот человек не был никогда ни для кого.

«Неприятная личность, — иронически хмыкал он, говоря о себе. — Но что поделать».