«Проблема не в Плющеве и даже не в морали»

Михаил Лесин рассказал «Ленте.ру» о конфликте с «Эхом Москвы» и продаже радиостанции

Михаил Лесин
Михаил Лесин
Фото: Илья Питалев / РИА Новости

Вечером во вторник, 18 ноября, в Доме журналистов прошла встреча редакции «Эха Москвы» с председателем правления «Газпром-медиа» Михаилом Лесиным. Собранию предшествовала череда событий, в результате которых известный радиоведущий Александр Плющев и главный редактор «Эха» Алексей Венедиктов оказались на грани увольнения. В беседе с «Лентой.ру» Михаил Лесин рассказал о том, как проходило общение с журналистским коллективом и какой возможен выход из сложившейся ситуации.

«Лента.ру»: Эта встреча была полезна? Она поможет разрешению конфликта?

Лесин: Очень важно, что она состоялась. Мне было важно донести до коллектива свою точку зрения как члена совета директоров и свое отношение к этому конфликту, который сейчас происходит между главным редактором и представителем акционеров. Важно было посмотреть на коллектив. Понять, что они думают, как комментируют то, что я говорю. Что для них главный редактор? Как он с ними общается? Я получил очень много важной и полезной для себя информации. Я смог поговорить и донести свое мнение.

Как вас встретили?

У них, как я понял, было абсолютное ощущение, что я пришел предупреждать, пугать, уговаривать, звать на свою сторону. Они долго ждали от меня этого. Я же пытался донести, что у меня нет такой задачи, и я уверен, что они меня не полюбят ни при каких обстоятельствах. Это нормально.

Конкретные претензии вам высказывали?

Говорили, что я нарушил закон. Что я заставляю жить редакцию «по понятиям». Говорили, что я наплевательски отношусь к свободе слова и оказываю давление на коллектив. Упрекали в том, что я пытаюсь лишить их гаранта в виде Венедиктова, ослабляя его функцию. И так далее. Стандартный набор претензий, который должны были предъявить. Я был к этому готов. Я бы на их месте говорил все те же самые слова.

Как вел себя Венедиктов на встрече?

Главный редактор использовал всю мощь этого собрания и моего присутствия, чтобы еще раз и очень твердо позиционировать свое отношение к происходящему. Ему это удалось. Он четко использовал эту возможность. Он молодец. Коллектив так и должен управляться.

Удалось о чем-то договориться с этим коллективом?

В среду я встречаюсь с главным редактором. Мы обсудим всё еще раз и попытаемся найти какое-то решение. Я все же надеюсь на компромиссы. Мне кажется, я сделал все, чтобы донести позицию акционера, у которого нет намерения погубить «Эхо Москвы», разрушить его. Нет самоцели уволить Венедиктова. Есть отношение к этому активу, которое я неоднократно декларировал, и я был бы рад, если бы мы сумели найти компромисс.

В чем же может состоять этот компромисс?

Я уже говорил, что решение этой проблемы лежит не только в плоскости отношения совета директоров к главному редактору. Оно подразумевает, что и главный редактор в рамках своих полномочий будет максимально стремиться к компромиссу с акционерами. У нас есть возможность это делать непублично, и, наверное, в его ситуации мы это поймем. Но это должно быть двустороннее движение.

На какие уступки готовы пойти вы?

Давайте сейчас не будем обсуждать этот сценарий. Зачем делать процесс обсуждения публичным? Давайте мы все же поработаем с главным редактором.

Почему делу Плющева не был дан законный ход, например через подачу иска в суд? Почему увольнение?

Мне очень не хочется снова морализировать эту ситуацию. Проблема не в самом Плющеве и даже не в морали. Это вопрос системы взаимоотношений акционера и главного редактора. Проблема именно в этом, а не в том, что есть какая-то тайная цель добить Плющева или перевоспитать его. Поздно. И это не проблема личных отношений между мной и Венедиктовым. Только отношения акционера и главного редактора.

На собрании снова поднимался вопрос о выкупе пакета акций «Эха Москвы» у «Газпром-медиа». Что вы ответили?

Вопрос о выкупе контрольного пакета действительно был поднят одной из сотрудниц радиостанции, к сожалению, запамятовал ее фамилию, в чем я извиняюсь. Я это прокомментировал так, что мы не получали предложения от миноритарного акционера по продаже этих акций ни в виде письменного предложения, ни в виде предложения по цене. Было только устное заявление Венедиктова. На это Алексей Алексеевич ответил, что это соответствует действительности и пообещал, что в ближайшее время это сделает. Я сказал что мы на это посмотрим, но сегодня собственно цена любой радиостанции — это стоимость лицензии, по большому счету. Я объяснил, как работает рынок, и сказал, что если будет предложение от миноритарного акционера, то я обязательно буду рассматривать этот вопрос на совете директоров.

Сколько примерно может стоить лицензия на вещание «Эха Москвы»?

Ну, слушайте… Ну, я не могу сейчас об этом говорить.

Обсудить
Видео: Самый быстрый «МАЗ»
Дакаровский «МАЗ», десантный корабль на воздушной подушке и заброшенная авиабаза
Кёрлинг по-крупному
Массовые аварии и другие скользкие видео в честь прихода зимы
Самые продаваемые автомобили в России
25 самых популярных автомобилей ноября 2016 года
Чех, два японца и кореец: выбираем лучший компактный седан
Длительный тест четырех компактных седанов. Часть 3
От роддома до могилы
Тайны фамильных особняков, в которых живут поколения фермеров и журналистов
Извращенные вкусы
Откровения риелторов о клиентах-геях, богеме, политиках и шизофрениках
Пассажиры в зале ожидания в аэропорту СочиКвартирный вопрос их испортил
Как обманывают приезжих нечистоплотные москвичи
Халявщики и партнеры
Застройщики и банки шокируют заемщиков ипотечными условиями