«Проблема не в Плющеве и даже не в морали»

Михаил Лесин рассказал «Ленте.ру» о конфликте с «Эхом Москвы» и продаже радиостанции

Михаил Лесин
Михаил Лесин
Фото: Илья Питалев / РИА Новости

Вечером во вторник, 18 ноября, в Доме журналистов прошла встреча редакции «Эха Москвы» с председателем правления «Газпром-медиа» Михаилом Лесиным. Собранию предшествовала череда событий, в результате которых известный радиоведущий Александр Плющев и главный редактор «Эха» Алексей Венедиктов оказались на грани увольнения. В беседе с «Лентой.ру» Михаил Лесин рассказал о том, как проходило общение с журналистским коллективом и какой возможен выход из сложившейся ситуации.

«Лента.ру»: Эта встреча была полезна? Она поможет разрешению конфликта?

Лесин: Очень важно, что она состоялась. Мне было важно донести до коллектива свою точку зрения как члена совета директоров и свое отношение к этому конфликту, который сейчас происходит между главным редактором и представителем акционеров. Важно было посмотреть на коллектив. Понять, что они думают, как комментируют то, что я говорю. Что для них главный редактор? Как он с ними общается? Я получил очень много важной и полезной для себя информации. Я смог поговорить и донести свое мнение.

Как вас встретили?

У них, как я понял, было абсолютное ощущение, что я пришел предупреждать, пугать, уговаривать, звать на свою сторону. Они долго ждали от меня этого. Я же пытался донести, что у меня нет такой задачи, и я уверен, что они меня не полюбят ни при каких обстоятельствах. Это нормально.

Конкретные претензии вам высказывали?

Говорили, что я нарушил закон. Что я заставляю жить редакцию «по понятиям». Говорили, что я наплевательски отношусь к свободе слова и оказываю давление на коллектив. Упрекали в том, что я пытаюсь лишить их гаранта в виде Венедиктова, ослабляя его функцию. И так далее. Стандартный набор претензий, который должны были предъявить. Я был к этому готов. Я бы на их месте говорил все те же самые слова.

Как вел себя Венедиктов на встрече?

Главный редактор использовал всю мощь этого собрания и моего присутствия, чтобы еще раз и очень твердо позиционировать свое отношение к происходящему. Ему это удалось. Он четко использовал эту возможность. Он молодец. Коллектив так и должен управляться.

Удалось о чем-то договориться с этим коллективом?

В среду я встречаюсь с главным редактором. Мы обсудим всё еще раз и попытаемся найти какое-то решение. Я все же надеюсь на компромиссы. Мне кажется, я сделал все, чтобы донести позицию акционера, у которого нет намерения погубить «Эхо Москвы», разрушить его. Нет самоцели уволить Венедиктова. Есть отношение к этому активу, которое я неоднократно декларировал, и я был бы рад, если бы мы сумели найти компромисс.

В чем же может состоять этот компромисс?

Я уже говорил, что решение этой проблемы лежит не только в плоскости отношения совета директоров к главному редактору. Оно подразумевает, что и главный редактор в рамках своих полномочий будет максимально стремиться к компромиссу с акционерами. У нас есть возможность это делать непублично, и, наверное, в его ситуации мы это поймем. Но это должно быть двустороннее движение.

На какие уступки готовы пойти вы?

Давайте сейчас не будем обсуждать этот сценарий. Зачем делать процесс обсуждения публичным? Давайте мы все же поработаем с главным редактором.

Почему делу Плющева не был дан законный ход, например через подачу иска в суд? Почему увольнение?

Мне очень не хочется снова морализировать эту ситуацию. Проблема не в самом Плющеве и даже не в морали. Это вопрос системы взаимоотношений акционера и главного редактора. Проблема именно в этом, а не в том, что есть какая-то тайная цель добить Плющева или перевоспитать его. Поздно. И это не проблема личных отношений между мной и Венедиктовым. Только отношения акционера и главного редактора.

На собрании снова поднимался вопрос о выкупе пакета акций «Эха Москвы» у «Газпром-медиа». Что вы ответили?

Вопрос о выкупе контрольного пакета действительно был поднят одной из сотрудниц радиостанции, к сожалению, запамятовал ее фамилию, в чем я извиняюсь. Я это прокомментировал так, что мы не получали предложения от миноритарного акционера по продаже этих акций ни в виде письменного предложения, ни в виде предложения по цене. Было только устное заявление Венедиктова. На это Алексей Алексеевич ответил, что это соответствует действительности и пообещал, что в ближайшее время это сделает. Я сказал что мы на это посмотрим, но сегодня собственно цена любой радиостанции — это стоимость лицензии, по большому счету. Я объяснил, как работает рынок, и сказал, что если будет предложение от миноритарного акционера, то я обязательно буду рассматривать этот вопрос на совете директоров.

Сколько примерно может стоить лицензия на вещание «Эха Москвы»?

Ну, слушайте… Ну, я не могу сейчас об этом говорить.

Обсудить
Интернет и СМИ00:2319 ноября
Арнольд Шварценеггер

Кислотная пауза

Шварценеггер и Емельяненко втайне зарабатывали миллионы, кривляясь для японцев
«Дикие люди проявили дикость — удивляться нечему»
Студента заставили извиниться, но он готов продолжить спор с кавказцами
Смеяться грешно
Кто надрывает животы на концертах Петросяна: беспощадный репортаж из преисподней
«Если тебе не на работу — пей»
Почему русские рабочие не могут жить счастливо
Борис Ельцин«Это было время, когда делились огромные богатства»
Чем запомнился россиянам первый президентский срок Бориса Ельцина
Они ушли
Русские покидают Сирию. Там остаются тысячи террористов, а войне не видно конца
«Этим проклятым американцам мы еще покажем!»
Афганцы полюбили русских и возненавидели США
Кровавый конвейер
На Гаити круглый год режут и свежуют скот
Реджеп Тайип ЭрдоганВ спину не больно
Россия забыла обиды и взахлеб дружит с Турцией
Дональд ТрампСвоих не бросаем
План Трампа: спасти богатых и сэкономить на бедных
Домашние заготовки
Почему российской строительной сфере не обойтись без отечественных алюминиевых панелей
Выплюнь бяку
Личинки, тараканы и ДНК человека — на что можно нарваться в батоне колбасы
Бандитский спецназ
Главный киллер ореховских знал толк в конспирации и технологиях
«Закроют меня — другие продолжат»
Бывший полицейский разоблачал коллег и теперь рискует сесть
Судьба офицера
Полицейский убил коллегу, покончил с собой и оставил сиротами троих детей
Темные времена
Лихие 90-е: спецпроект «Ленты.ру»
«За деньги девчонки торгуют любовью»
Чему научили нас первые советские рэперы
«Вся рок-н-ролльная Москва плотно сидела на кислоте»
«Наутилус Помпилиус», золото тещи и расширение сознания Ильи Кормильцева
Слишком много знали
Кто предсказал гибель «Титаника», теракт 11 сентября и тоталитаризм
«Некоторые из них педерасты»
Скандальный балет Серебренникова «Нуреев» собрал в Большом всю российскую элиту
Тест-драйв лучшей BMW M5
Знакомимся с первой полноприводной «эмкой» на серпантинах Португалии
Самые редкие версии BMW M5
Эксклюзивные M5 для пуристов, арабских шейхов и просто прогулок с ветерком
Невероятные стартапы, которые изменят жизнь водителей
Автомат по продаже машин, встроенный алкотестер и так далее
Самые необычные фары в истории
Головная оптика, от которой можно офонареть
«Меня не убили, просто развели»
Россиянка влюбилась по уши и лишилась жилья
Что-то встало за окном
Строения, вызывающие самые пошлые ассоциации
С собой не увезешь
Как живут российские олигархи за границей
Его ворсейшество
Бессмертные ковры возвращаются на стены российских квартир