Надоело жить в Челябинске

Лишенный иммунитета сенатор Цыбко уехал в Израиль. Надолго?

Константин Цыбко
Фото: Глеб Щелкунов / «Коммерсантъ»

Константин Цыбко — первый российский сенатор, лишенный защиты от преследования, — месяц назад уехал в Израиль и собирается приобщиться к иудаизму. Это сообщение Олега Митволя подтвердили несколько парламентариев и отчасти сам Цыбко, против которого в России возбуждено дело о взяточничестве.

Зачем Цыбко гиюр? «Чтобы стать гражданином Израиля. Ему это нужно, чтобы Израиль не выдал его России», — объяснил Митволь РБК. Если это так, то происходящее вполне в духе Константина Валерьевича, никогда не искавшего проторенных путей. Поэтому, кстати, политическая биография Константина Цыбко выгодно отличается от большинства анкет типичных функционеров.

Судите сами: Цыбко поднялся на экологической тематике, толково зарекомендовал себя во главе общественного совета при Росприроднадзоре, где, к слову, обрел известность и Митволь в бытность замом руководителя ведомства. Закрепился в структурах «Единой России», опять же, как главный от партии власти по вопросам экологии. В сенаторах с 2010 года, откомандирован в верхнюю палату Михаилом Юревичем. Хотя отставка последнего с должности губернатора Челябинской области прошла не вполне гладко — поводом послужил специальный доклад Общероссийского народного фронта, где, в частности, было указано, что на собственную охрану Юревич выделил из бюджета ни много ни мало 55 миллионов рублей. Но про собственно Цыбко ни у ОНФ, ни у кого-либо еще подобных порочащих сведений не нашлось.

Нашлось на него кое-что другое — чуть подревнее, за начало 2010-х. В минувшем году в сети появились копии допросов некоего Евгения Тарасова, до неприятностей со следственными органами сити-менеджера Озерска Челябинской области. Дело Тарасова как таковое к биному Ньютона даже отдаленного отношения не имело: на создание проекта новых теплосетей было выделено 25,8 миллиона бюджетных рублей, сити-менеджмент пустил в дело около 3,5 миллионов, остальное отправил на счета коммерческой фирмы. Итог для Тарасова — штраф под миллион рублей и четыре с половиной года общего режима. Просто, скучно, очевидно.

Где и есть интересный момент, так это в том, что Тарасов заключил сделку со следствием, говорил под протокол много и, понятно, рассчитывал на снисхождение. И копии допросов всплыли в открытом доступе вскоре после того, как его расчеты неожиданно сломал суд. А вместе с копиями и первоначальная информация, что сенатор Цыбко якобы требовал десятки миллионов за назначение сити-менеджера и, в конце концов, взятку получил.

Что еще любопытнее: силовики, ознакомившись с содержанием утечки, отрапортовали общественности, скорее, о формальных мерах реагирования. «Ряд материалов, полученных в ходе следствия, были выделены в отдельное производство и направлены в Следственный комитет. Но каких-либо процессуальных решений по ним не принято», — докладывал в минувшем году официальный представитель УФСБ по Челябинской области Станислав Негинский.

Так что, когда в июне 2014 года в Совет Федерации поступило представление, как говорят сенаторы, «из дома напротив», — из Генпрокуратуры РФ, действительно расположенной на другой стороне улицы Большая Дмитровка, — выглядело это несколько неожиданно. Десятки миллионов, которые приписывал Цыбко Тарасов, в бумагах от Юрия Чайки конкретизировались в 18. Зато к ним добавился еще один эпизод из опубликованных протоколов: 10 миллионов рублей, будто бы полученных Константином Валерьевичем от девелопера Олега Лакницкого на благо развития неких строительных проектов последнего. Итого 28 миллионов, обвинение по части 6 статьи 290 Уголовного кодекса «Получение взятки» и прокурорская просьба о лишении Цыбко депутатского иммунитета.

Следует подчеркнуть: речь идет не о Госдуме, где редкий созыв обходится без лишения того или иного парламентария защиты, а то и мандата. За 20 лет российского сената подобный запрос рассматривался впервые. И сначала Совфед его забаллотировал, чем вызвал поток искренних благодарностей со стороны Цыбко: «Я благодарен всем коллегам. Их действия говорят о том, что они честные люди, государственники. Здесь не было задачи кого-то прикрыть».

При этом на вопрос о готовности к диаметрально противоположному итогу следующего голосования Константин Валерьевич отвечать отказался. Зато поделился своими тактическими наработками, призванными вновь отвести беду: «Я каждому сенатору раздам материалы, которые у меня есть. Это и материалы прослушки. Там есть все: кто кому дал, когда, куда это перевозили. За это время можно рассмотреть более подробно этот вопрос, все нарушения со стороны правоохранительных органов. Они ярко выражены. И я надеюсь на то, что мы сможем на моем примере поменять законодательство так, чтобы невозможно было осудить человека без его ведома».

История умалчивает, раздал ли Цыбко материалы к следующему голосованию, состоявшемуся в конце июня. Если да, то перед нами яркое подтверждение житейской мудрости «слишком хорошо — тоже нехорошо». 136 — за, пятеро против, девять воздержавшихся; с таким счетом челябинский представитель в верхней палате лишился защиты от уголовного преследования.

Как Цыбко стал первым в России сенатором без иммунитета? Можно только предположить, что бумаги не получили бы хода, если бы он отправился в отставку вслед за Юревичем, с которым Цыбко связывают не только аппаратные, но и дружеские отношения. И гадать, почему сенатор этого не сделал, не пожелав, таким образом, расчистить площадку в Совете Федерации для выдвиженцев Бориса Дубровского, с конца сентября полноправного, без «и.о.» губернатора региона. Не исключено, кстати, что Константин Валерьевич сделает это чуть позже, уже обосновавшись за рубежом и убедившись, что ему ничто не угрожает. В конце концов, если бы следствие действительно хотело исключить такой вариант развития событий, то изъять загранпаспорт у опального сенатора не составило бы особого труда.

Пока, впрочем, Цыбко в комментарии для РБК уверил россиян, что с 19 октября он пребывает в отпуске, оформленном, в том числе, и подписью Валентины Матвиенко. Он пообещал вернуться в сенат, поправив здоровье, 10 декабря: «Я не был в отпуске летом, давал все необходимые показания. Расследование идет два с половиной года, все это время я ездил отдыхать и никакого ажиотажа вокруг этого не было».

В последнее время подобное объяснение пользуется популярностью у парламентариев, потерявших иммунитет. Ранее именно лечением объяснял свою задержку за границей недавно снятый с должности глава думского комитета по информации Алексей Митрофанов, член фракции «Справедливая Россия», и тоже обещал вернуться. Только не в верхнюю палату, а в нижнюю — на Охотный ряд, где депутата Митрофанова ждут до сих пор.

Что ж, посмотрим через две с небольшим недели, выполнит ли типовое для подобной ситуации обещание сенатор Цыбко.