Ребенок «под ключ»

Как родить малыша желаемого пола — успешный опыт многодетной семьи

Запланировать пол будущего ребенка — голубая мечта многих родителей. Кто-то грезит о лапочке-дочке, а кто-то непременно о сыне. Оказывается, современная медицина может превратить ваши мечты в реальность. Семья из Австралии, в которой уже подрастало трое мальчишек, ужасно хотела девочку: настолько, что оформила закладную на свой дом и отправилась в клинику в Калифорнию за долгожданным чудом. И не зря — их усилия увенчались успехом. Но недавно о счастливой чете написали СМИ, и в интернете поднялась буря возмущения.

«Гендерное разочарование»

Вы когда-нибудь слышали о gender disappointment («гендерном разочаровании»)? Да, термин странный, но в англоязычных странах в ходу — с тех пор, как появилась технология, позволяющая запланировать пол будущего наследника. Это самое разочарование испытывали Джейн и Йон Корнвиллы.

«Мой муж мечтал о малышке. Чтобы он мог, когда она подрастет, повести ее к алтарю. А мне хотелось тех удивительных отношений, которые бывают только между мамой и дочкой», — рассказала Джейн. По словам женщины, родив троих сыновей, она впала в депрессию:

«Я словно оплакивала ребенка, которого на самом-то деле у меня и не было. Каждый раз на улице детишки в розовом сводили меня с ума».

Родители троих сорванцов выяснили, что зачать столь желанную дочку возможно, но будет стоить очень дорого, 50 тысяч долларов США. И ближайшее место в мире, где проводят предымплантационный генетический скрининг с определением пола эмбриона, находится в соседнем полушарии. Но Корнвиллы решили, что дело того стоит, тем более, что в родной Австралии подобные процедуры запрещены законом. Закладная на дом, пара авиабилетов — и вот, мечтающая о дочери семейная пара уже в калифорнийском Ньюпорт-Бич, на приеме у врача Дэниэла Поттера.

Технология PGS

PGS, или пренатальный скрининг, — это комплекс лабораторных и ультразвуковых медицинских исследований, разработанный для оценки риска развития пороков плода во время беременности, таких как синдром Дауна или синдром Эдвардса. Но PGS способен определять и пол эмбриона, причем почти со стопроцентной достоверностью. В результате множество совершенно здоровых пар стали прибегать к экстракорпоральному оплодотворению (ЭКО), чтобы зачать ребенка определенного пола. С каждым годом желающих все больше.

«Количество обратившихся удвоилось за последние десять лет. И это счастливые, здоровые, вполне фертильные клиенты», — говорит доктор Джеффри Штейнберг, основатель Fertility Institutes, сети клиник в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе. Заведения Штейнберга — первопроходцы на рынке «гендерного разочарования». За год к ним обращаются около 600 здоровых пар, мечтающих именно о розовых (или непременно голубых) пинеточках. По словам Штейнберга, 70 процентов пациентов — иностранцы. Они приезжают оттуда, где подобная практика находится под запретом.

ЭКО стоит около 12 тысяч долларов. Но это лишь цена пренатального скрининга. Вместе с технологией селекции пола ребенка весь цикл (то есть одна попытка пересадки эмбриона) обходится в 18 тысяч долларов.

Эмбрионов «неправильного» пола можно заморозить, чтобы использовать в будущем, или отдать в качестве донорского материала бесплодной паре, или пожертвовать в научных целях (для совершенствования технологий использования стволовых клеток).

Штейнберг отметил, что 90 процентов его клиентов выбирают именно последнюю опцию.

Не стыдно

«На первом приеме клиенты обычно пытаются что-то объяснить, мотивировать. Думают почему-то, что должны оправдываться. Но это не так», — отмечает врач.

Причины желания родить ребенка определенного пола могут быть очень разными. Это необязательно упрямая зацикленность на пинетках и чепчиках определенного цвета или сентиментальные мечты о девочке у алтаря. В Китае, например, проводится политика «одна семья — один ребенок», и пациенты приезжают оттуда, чтобы гарантированно зачать мальчика.

В Индии девочкам тоже особо никто не рад — из-за традиции даури, то есть приданого. Бедным семьям, которых в стране немало, нечего предложить будущему жениху дочери, поэтому женский инфантицид (убийство младенцев-девочек) — явление до сих пор распространенное. Ну а женщина, не способная родить мальчика, вообще позор семьи. Ее младшим сестрам трудно выйти замуж, поскольку все в курсе «наследственности» по женской линии.

Из Китая и Индии особенно много клиентов. Но к докторам обращаются и американцы, которые просто хотят «баланса в семье». Проблема в том, что не все считают эту медицинскую практику нормальной.

«Вы играете в Бога»

Врачей, практикующих ЭКО для здоровых мужчин и женщин, критикуют и коллеги, и далекие от медицины граждане. За то, что они берут на себя роль Бога, за неэтичность и жажду наживы. Наконец, за то, что подвергают здоровых женщин ненужным, сложным и болезненным процедурам.

Но доктор Штейнберг злопыхателей не слушает. Он считает технологию гендерной селекции божьим даром.

Совсем скоро в клиниках Штейнберга предложат новую услугу — выбор цвета глаз малыша.

Когда в 2009 году медики объявили о грядущей инновации, общественное возмущение было так велико, что Штейнбергу пришлось оставить нововведение в подвешенном состоянии. Даже Ватикан счел необходимым прокомментировать ситуацию, и не в позитивном ключе. Но теперь доктора готовы претворить мечту пациентов в жизнь: будущие мамы и папы уже записываются в очередь.

Заклеймили за мечту

Корнвиллам пришлось дважды летать в США. Через полгода их усилия увенчались успехом: Джейн забеременела.

«Я не могу описать свои чувства, когда я узнала, что тесты положительные. Помню, как первый раз зашла в магазин детской одежды — в секцию для девочек… Мои сыновья бегали вокруг и хватали самые яркие, самые розовые вещицы, а я стояла и просто плакала от счастья».

Когда, наконец, на свет появилась крошка Эммерсон, счастливая семья решила поделиться радостью со СМИ — не в последнюю очередь для того, чтобы их случай, получив огласку, способствовал легализации процедуры гендерной селекции в родной стране. После публикаций в австралийской прессе история разошлась по всему миру: в частности, про Корнвиллов написала британская The Guardian.

Но семейство, наверное, и не думало, какая на них обрушится волна порицания. Большинство читателей в обоих полушариях высказывается об инициативе весьма резко. Вот лишь немногие из отзывов:

«Мне грустно за девочку и за троих мальчиков. Дочь будет вынуждена расти младшенькой избалованной принцессой, даже если на самом деле она не такая. А мальчики рано или поздно узнают, что их рождение было разочарованием для родителей».

«В мое время всех этих сканирований, исследований не было. Люди просто давали жизнь ребенку, которого зачали вдвоем. Хм, дизайнерские младенцы? Звучит так, будто это покупка пластмассовой куклы».

«Знает ли эта мать, каково потерять ребенка? Лежать под капельницей на одном этаже со счастливыми мамами, слышать плач чужих малышей. Покинуть роддом без малыша на руках, зная, что предстоит планировать похороны. Наряжать маленького в последний путь в ту красивую одежду, что покупала для первых дней его жизни. Гендерное разочарование, вы серьезно? Да у нее и ее мужа проблемы, и никак не с половой принадлежностью детей».

«Мы с мужем не можем иметь детей. И у нас нет денег на циклы ЭКО. И я, представьте, не страдаю от депрессии, спокойно гляжу на беременных и мам с малышами. Надо быть благодарным за все, что имеешь».

«Зачем заводить детей людям, не способным на безусловную любовь? Это же просто идиоты, не заслуживающие чести пользоваться преимуществами современной медицины. Вот в таком мире мы живем».

Соглашаться с критиками, принимать сторону новаторов или просто пожать плечами — личное дело каждого. Очевидно лишь одно: в XXI веке действительно все проще и проще «играть в Бога». И жаль, что такие игры почему-то по-прежнему безуспешны в некоторых областях медицины. Как насчет аналогичных изящных и эффективных прорывов в области онкологии, например? Или это не столь прибыльно, как гендерная селекция?