Кесарев от бога

Умер один из лучших защитников советского футбола

Владимир Кесарев
Фото: Игорь Уткин / ТАСС

На 85-м году жизни умер Владимир Кесарев — один из лучших защитников в истории советского футбола. Быстрый, цепкий, великолепно игравший как головой, так и ногами, он, казалось, опередил время. Во многом благодаря ему оборона сборной СССР оказалась самой крепкой на победном для команды чемпионате Европы 1960 года, а Лев Яшин был признан лучшим футболистом мира.

Его действия бывали излишне рациональными, подчеркнуто скупыми, но всегда надежными и четкими. Легендарный тренер «Динамо» Михаил Якушин как-то признался, что всегда был спокоен за Кесарева — был убежден, что тот не подведет, и если уступит, то действительно сильнейшему, по делу. Его техника отбора мяча была безупречной, он всегда так располагался перед соперником, что последний вынужден был оттягиваться к лицевой линии, уходить в «углы», тем самым затрудняя себе возможности для маневра и прострела с края. В борьбе за мяч Кесарев всегда действовал корпусом так, что переиграть его не удавалось практически никому. К тому же он редко поддавался на финты, и обойти его за счет техники было весьма затруднительно. В чем убеждались не только отечественные, но и звезды международного футбола.

Владимир Кесарев родился 26 февраля 1930 года в Москве, в районе Марьиной Рощи, районе в те времена неспокойном. Умение постоять за себя здесь было далеко не на последнем месте, что очень пригодилось ему в жизни. Дворового футбола, с которого тогда начинали почти все, в детстве Володи не было, поскольку недалеко от дома располагалась большая земляная площадка Парка культуры и отдыха имени Зуева. Туда, бывало, захаживали футбольные кумиры мальчишек, жившие в Марьиной Роще. Не было дня, чтобы 7–8-летний Володя не наведался в этот центр притяжения местной детворы, где с утра до вечера кипели футбольные страсти. Мячей не было. Ребята таскали у матерей и сестер фильдеперсовые чулки, штук 10–15 выворачивали наизнанку и туго скатывали. Мяч получался небольшим, наподобие гандбольного, но даже слегка подпрыгивал. Играли чуть ли не сутками – штанги ворот заменяли камни, а в школьные годы – портфели.

В 1941 году на зуевском поле разместился воинский склад, и стало не до футбола. Отца призвали в армию, назад он не вернулся. В конце 1942 года пришла похоронка, известившая, что отец покоится в братской могиле под Курском. Мать послали рыть окопы, домой отпускали раз в десять дней, а остальное время Володя жил один.

Про футбол, впрочем, Кесарев не забывал. Однажды на площадку к ребятам заглянул милиционер, отправивший ребят в отдел кадров завода КПГ – имени Коммунистической партии Германии. Так Владимир встал к станку – сначала токарем, потом перевели в слесари. Вскоре при заводе организовали футбольную команду районного масштаба. И на соседний компрессорный завод «Борец» 15-летнего Кесарева переманили не как передовика производства, а, прежде всего, как футболиста, забивного игрока. Товарищ по работе пригласил сыграть разок, и больше Владимира из команды не отпустили. «Борец» играл на первенство Москвы, и Кесарев в команде забивал больше всех.

В 1949 году, на стадионе «Машиностроитель» команда «Борец» победила соперников в финале Кубка Москвы среди производственных коллективов, и Кесарев забил решающий мяч. После матча к нему подошли известный хоккейный тренер Аркадий Чернышев и начальник отдела спортивных игр МГС «Динамо» Владимир Щербов с предложением попробовать себя в динамовском клубе. На следующий день цеховой мастер Владимира отпустил его с завода, благословив: «Иди, иди, «Динамо» – это сила!».

Так Кесарев стал защитником московского «Динамо», а вскоре и сборной СССР. Технику — одну из главных своих проблем на начальной стадии карьеры — он серьезно повысил за каких-то пару лет, что позволяло ему при подключении к атаке свободно играть с партнерами в пас или «стенку», демонстрировать отменный дриблинг и завершать рейды ударами по воротам. Человек в жизни обстоятельный и рассудительный, Кесарев с той же серьезностью вел единоборства с соперниками и большей частью выходил из них победителем.

Свой первый матч за бело-голубых Владимир провел в середине мая 1956 года. Динамовцам предстоял матч с «Торпедо». Защитник бело-голубых Анатолий Родионов получил на тренировке травму, и накануне встречи Якушин принял решение поставить вместо него Кесарева, о чем впоследствии не пожалел. Хотя тот матч на своем стадионе динамовцы проиграли (0:2), даже самые придирчивые критики не нашли изъянов в действиях новичка.

На Владимира как на центрального защитника быстро положил глаз Гавриил Качалин, готовивший сборную СССР к олимпийскому турниру 1956 года. Своей игрой в центре обороны Кесарев его поразил так, что по просьбе тренера динамовский дебютант, не сыгравший в чемпионате страны и полутора десятков матчей, был включен в состав второй команды, которой предстояло встретиться в Лужниках со сборной резервистов ФРГ, страны, владевшей на тот момент титулом чемпиона мира. Выступили с блеском, победив именитого соперника со счетом 3:1.

Во второй половине 1950-х годов линия трех «К» (Кесарев – Крижевский – Б.Кузнецов), как любовно называли болельщики «Динамо» линию обороны своей команды, в полном составе входила в сборную СССР и слыла непроходимой. В 1960 году во время первого розыгрыша Кубка Европы Владимир Кесарев считался безусловно лучшим защитником сборной Союза. И по иронии судьбы оказался единственным ее неудачником. Накануне полуфинального матча с Чехословакией в Марселе стояла изнуряющая жара. Появившееся во время завтрака недомогание Кесарев списал на утренний зной. Но резкая боль в боку заставила доктора сборной вызвать «скорую». «Острый приступ аппендицита, срочно на операцию», – приговор врача прозвучал как выстрел. До игры оставалось меньше двух суток. «Что же мне теперь делать без лучшего защитника?!» – схватился за голову Качалин. На операционный стол футболист угодил прямиком из машины, а следующим вечером уже наблюдал за победой своей команды в матче – 3:0. По той же причине пропустил он и триумфальный финал с югославами.

На банкете после окончания чемпионата, проходившем в ресторане Эйфелевой башни, к столу команды подошел президент мадридского «Реала», знаменитый Сантьяго Бернабеу. Поздравив футболистов с победой, он раздал всем бланки контрактов, предложив им самим проставить желаемые цифры: «В «Реале» вы все играть, конечно, не сможете, – пояснил Бернабеу, – но выступать в высшем дивизионе испанского чемпионата достоин каждый из вас. И я постараюсь помочь вам попасть туда». Игроки сборной поблагодарили маэстро, но от греха подальше дружно сдали пустые бланки начальнику команды Андрею Старостину.

По мнению признанных футбольных авторитетов, именно Кесарев олицетворял собой защитника будущего. Андрей Старостин писал: «В отдельные моменты он превращался в фигуру, активно вторгавшуюся в зону обороны противника. Это как раз те признаки нового современного футбола, когда защитники используют возможности активно отвечать, контратакуя противника».

Даже в свои «ветеранские» 35 лет Кесарев по-прежнему отличался тактической зрелостью, зоркостью, точностью в оценке полевой ситуации и такой же строжайшей игровой дисциплиной. Игра «последнего могиканина» из знаменитых трех «К» вызывала немало хвалебных отзывов. Болельщики «Динамо», боготворившие футболиста, уговаривали Вячеслава Соловьева, оказавшегося у руля команды взамен Александра Пономарева, дать защитнику возможность доиграть до юбилейных цифр – 200-го матча, но бесполезно. Последовали интересные предложения, в том числе из московских клубов, но ни в какой другой команде, кроме своего любимого «Динамо», Кесарев себя не представлял.

Закончив карьеру на футбольном поле и начав выступать за команду ветеранов, не сдерживаемый строгой игровой дисциплиной Кесарев демонстрировал наличие у него таких трюков, что позавидовал бы любой нападающий. Он частенько выступал в роли форварда, раз за разом доказывая, что он досконально изучил манеру игры своих современников-нападающих и в совершенстве постиг секреты их мастерства.

Успел он потрудиться и тренером в динамовской футбольной школе, за 14 лет работы подготовив целую плеяду игроков для команд мастеров. Подопечные были для него как сыновья, возможности каждого из которых он знал досконально.

Владимир Кесарев стал 13-м победителем чемпионата Европы-1960, покинувшим этот мир. В живых из той легендарной сборной осталось лишь четверо: Анатолий Крутиков, Виктор Понедельник, Виктор Царев и Герман Апухтин.