Это же не «Контр-страйк»

Украинцы об отношении к мобилизации

Фото: Олександр Клименко / Reuters

Советник президента Украины Юрий Бирюков отчитался о ходе четвертой волны мобилизации на Украине, под которую попадают военнообязанные в возрасте до 60 лет. Данные, приведенные им в Facebook, свидетельствуют, что мужчины, проживающие, в частности, в западных регионах, массово отказываются проходить медкомиссию, а главы поселковых советов открыто саботируют мероприятия по информированию населения. Некоторые выезжают на заработки за границу, в том числе и в Россию, иногда — целыми селами. За уклонение от воинской службы открыто 1200 уголовных производств. Есть и те, кто уже получил сроки за неявку в военкомат.

Бирюков, описывающий эти факты, назвал уклонистов «трусливыми скотинами» и «шавками». В своем заявлении, которое, к слову, впоследствии было удалено из соцсети, он использовал и другие эпитеты. «Лента.ру» решила предоставить слово самим военнообязанным из разных областей Украины, которые аргументированно объяснили, почему хотят или не хотят идти на фронт. Имена некоторых опрошенных по их просьбе изменены.

Станислав, 34 года, Львов:

Защищать свою страну — это верный и правильный посыл. Я офицер запаса. Друг из военкомата сказал, что я попал под мобилизацию. Жена сразу в слезы. Мать тоже рыдает, мол, не будет жить, зная, что каждый день может прийти похоронка. Но я — мужик, кулаком по столу ударил, и все. А затем, вот как будто знак свыше, позвонил мне друг из Луганска. Сначала сам со мной поговорил, потом супруге трубку передал. И они мне спокойно так: «Стасик, родненький, нам твоя защита не нужна. Мы вообще не просили защищать нас. Зачем вы сюда приходите?!» Я их выслушал, выкурил подряд три сигареты, и понял — а ведь есть соль в их словах…

Игорь, 32 года, Ивано-Франковск:

Я не против мобилизации. Но, положа руку на сердце, я уже забыл, как оружие чистить, не говоря уже об обращении с тяжелой техникой (…) И таких, как я, насколько понимаю, на фронте будет полбатальона в лучшем случае. Но это же не «Контр-страйк», это реальная война. Стратегия «закрою глаза, куда попаду — туда попаду» тут не подходит. Нас отправляют на верную смерть.

Артем, 28 лет, Харьков:

Лучше сяду в тюрьму, чем пойду под пули. А нашей власти могу посоветовать: или крестик снимите, или трусы наденьте. Они никак не могут определиться с целями на выходе — воевать за территорию или сохранить жизни гражданских. Если первое — я не хочу в этом принимать участие: война — дешевый труд. Если второе — то это дипломатия, мирное решение конфликта. Вот пусть руководители нашей страны едут в Минск, Астану или где там должны эти переговоры проходить, садятся и говорят: «Приглашаем всех к дискуссии. Не уедем, пока диалог не состоится».

Константин, 31 год, Чернигов:

В воскресенье собирались на семейный совет. Я старший сын. Отец сказал, что мне и служить. (…) Мое отношение к событиям в стране — это мое личное дело, и рассуждать об этом я не хочу. Лирика не имеет ничего общего с соблюдением законодательства и выполнением присяги.

Иван, 29 лет, Белгород-Днестровский, Одесская область:

Бирюков назвал нас, украинских мужчин, которые не хотят погибать на Донбассе, трусами. И я с ним в этом плане полностью согласен. Да, я трус, потому что боюсь, что мой сын, который родится весной, будет расти без отца. Да, я трус, потому что боюсь, что моей матери некому будет принести стакан воды. Я никакой не сепаратист и не коллаборационист, я — за единую Украину. Просто нахожусь в ясном уме и твердой памяти.

Валерий, 31 год, Киев:

Мы стояли на Майдане с мечтами о лучшей жизни, свергли Януковича. А потом по всему городу были развешаны плакаты Петра Порошенко с предвыборным слоганом — «Жить по-новому». Никогда не забуду, в каком приподнятом настроении я находился, ждал перемен. Прошло время, и сейчас между собой, ночью на кухнях, мы говорим: «Хотим жить по-старому». Я признал свою ошибку, мне стыдно. И за свою ошибку должен расплачиваться, пусть и ценой жизни. Жду мобилизации.

Михаил, 37 лет, Никополь, Днепропетровская область:

Думаю над тем, чтобы воспользоваться предложением Путина и на время уехать в Россию. Я никогда не был его поклонником, но и не считаю, что мерилом патриотизма является то, как много грубостей ты придумаешь в адрес президента соседнего государства. Вся эта политика меня вообще не интересует. Я просто не хочу, чтобы мои дети были сиротами.

Сергей, 30 лет, Славянск, Донецкая область:

Смотрю новости по телевизору. Понедельник: груз-200 — 25 человек, груз-300 — 35 человек. Вторник: погибших — 10 человек, раненых — 15 человек. Ну и так далее в этом духе. А я только тридцатник отгулял, окна металлопластовые поставил — полтора года на них копил. Я в кладбищенскую книгу попасть не хочу. Я жить хочу! И не хочу убивать. Как ни крути, а мы тут все свои, донецкие. Это какое-то братоубийство получается…

Обсудить
Два года для развода
Сколько времени понадобится Британии, чтобы выйти из ЕС
Displaced people from the minority Yazidi sect, fleeing violence from forces loyal to the Islamic State in Sinjar town, walk towards the Syrian border, on the outskirts of Sinjar mountain, near the Syrian border town of Elierbeh of Al-Hasakah Governorate August 11, 2014. Islamic State militants have killed at least 500 members of Iraq's Yazidi ethnic minority during their offensive in the north, Iraq's human rights minister told Reuters on Sunday. The Islamic State, which has declared a caliphate in parts of Iraq and Syria, has prompted tens of thousands of Yazidis and Christians to flee for their lives during their push to within a 30-minute drive of the Kurdish regional capital Arbil. Picture taken August 11, 2014. REUTERS/Rodi Said (IRAQ - Tags: POLITICS CIVIL UNREST TPX IMAGES OF THE DAY) FOR BEST QUALITY IMAGE ALSO SEE: GM1EA8M1B4V01Дважды отверженные
Почему от женщин, вырвавшихся из плена боевиков, отворачивается общество
Больно, но полезно
Китай готовится к реформе госкорпораций, чреватой социальным взрывом
Турецкий подход
Чем грозит бизнесу новое противостояние Москвы и Анкары
Мясо по-бразильски
Чем для российского рынка обернется скандал с некачественной южноамериканской говядиной
Цель — premium
«Дочка» Hyundai — Genesis — презентовала новую модель
Диалектика «Платона»
Как система взимания платы становится инструментом борьбы с поборами на дорогах
Небо Индокитая
Что принесет России LIMA 2017
Как оформлялась сталь
Какие новшества готовит Росгвардия для российских владельцев стволов
Не уберегли
Как в изоляторах погибают ключевые свидетели по антикоррупционным процессам
Срисовали
Как разоблачили банду, охотившуюся на картины знаменитых художников
Красный — новый черный
Зачем люди скупают допотопные компьютеры и свитеры Apple
Фарту масти
Как простые русские парни становятся легендами киберспорта
Замороженная стволовая клетка человека Внутренние бомбы
Как клеточный суицид помогает против рака и старости
«Меня не напугать сильной, умной женщиной»
Режиссер «Большой маленькой лжи» Жан-Марк Валле о работе с Кидман и Уизерспун
Глубины глубинки
Редкие картины русского авангарда на выставке «До востребования. Часть II»
«Клетка»Приятного аппетита
Как балерины Большого театра убили и съели всех мужчин труппы
Михаил Айзенберг: Вне образа и подобия
Культура как способ существования
Неиллюзорная красота
Как постичь тайны мироздания через женские формы
Первый тест премиального «корейца» Genesis
Смог ли обновленный Genesis G80 догнать «немецкую тройку»? Спойлер: нет
Тест: когда появились «поворотники» и ночное видение?
Непроходимый тест на знание истории… автомобиля!
Место, где живут мозги
Как выглядят штаб-квартиры известнейших автомобильных компаний
Невспаханная «Нива»
12 модификаций легендарного внедорожника, о которых вы не знали
Талант расправил плечи
Лучшие архитектурные проекты 2017 года: от города в пустыне до термальных ванн
Адская машина
Ученые и урбанисты придумали, что делать с заполонившими города автомобилями
«Если у тебя нет любовника, квартире взяться неоткуда»
Исповедь россиянки, ставшей ипотечницей в 20 лет
Тариф «Хватит»
За услуги ЖКХ можно платить в разы меньше