Снизу постучали

Почему цены на нефть не смогут вернуться к 100 долларам за баррель

Фото: Brittany Sowacke / Bloomberg via Getty Images / Fotobank

Цены на нефть за последнюю неделю отскочили от многолетних минимумов. Однако говорить о возобновлении эпохи дорогих углеводородов явно рано. Понижающих факторов более чем достаточно. «Лента.ру» уже анализировала причины, по которым нефтяные котировки могут вырасти, теперь посмотрим и на противоположные тенденции.

1. Мировой экономический спад

Когда говорят о непосредственных причинах обвала цен на нефть, случившегося на наших глазах в последние полгода, обычно упоминают сланцевую нефть и «козни» Саудовской Аравии и гораздо реже — резкое прекращение роста спроса со стороны потребителей. Между тем, в перспективе нескольких месяцев и даже лет данный фактор явно важнее.

Казалось бы, само снижение цен на нефть должно оказать благотворное влияние на глобальную экономику. Дешевая нефть позволяет сократить соответствующие расходы и тратить больше на что-то другое. В результате вся экономика переживает подъем, постепенно восстанавливается спрос и, в конечном итоге, цена. Но в этот раз все иначе. Директор-распорядитель МВФ Кристин Лагард признается, что даже дешевая нефть не способна поддержать экономический рост. Европа и Япония, по ее словам, рискуют ближайшие годы провести в стагнации.

Даже США, нынешний локомотив мирового экономического роста, показали в последнем квартале 2014 года довольно скромные результаты — рост замедлился до 2,6 процента, что меньше чем в предыдущие три месяца и существенно ниже прогнозов. Некоторые опережающие индикаторы при этом указывают на то, что темпы роста будут и дальше падать. И даже дешевая нефть сейчас не приводит к ускорению экономики.

В Китае рост замедлился до 7 с небольшим процентов. Это по-прежнему солидный показатель, но в последние пять лет он обеспечивается большей частью за счет сферы услуг, для которой углеводородное топливо не столь важно. Кроме того, китайские власти продолжают бороться с кредитным пузырем, ради чего готовы пожертвовать красивыми макроэкономическими показателями.

Не впечатляет и остальной развивающийся мир, так что МВФ постоянно вынужден снижать оценки темпов роста на текущий год. Наконец, Европа остается в стагнации и выхода из нее по-прежнему не видно. Местная программа QE, о которой было объявлено в январе, с одной стороны, должна подогреть спрос, но с другой — уже обвалила евро и, следовательно, сделала импорт нефти менее выгодным.

Для рынка нефти наиболее опасно снижение спроса в Китае. Так, главный аналитик американского Goldman Sachs по сырью Джефф Кэрри (в свое время верно предсказавший повышение нефти до 100 долларов за баррель) полагает, что из-за роста добычи в США Китай сейчас превратился в главного импортера углеводородов в мире. В целом же Goldman, ключевой игрок на рынке нефтяных фьючерсов, считает, что нефть ищет новую равновесную цену, которая определенно будет ниже прежних уровней. Президент банка Гарри Кон не исключил даже, что баррель опустится до 30 долларов.

Все это говорит о том, что перспективы мировой экономики не самые блестящие. И значит, колоссального роста спроса ждать никак не приходится.

2. Энергосбережение и альтернативная энергетика

В Великобритании в первые девять месяцев минувшего года продажи электромобилей выросли в несколько раз. Это лишь один из многочисленных примеров все более широкого распространения альтернатив углеводородному топливу. Практически во всех странах, включая многие развивающиеся, электромобили медленно, но верно увеличивают свою долю рынка.

Конечно, электрический двигатель в ближайшее время останется дорогим и не самым эффективным удовольствием. Но электрокары — частность. Важнее общее стремления к энергосбережению и отказу от нефтепродуктов. И эта тенденция долгосрочная. К примеру, в США все больше представителей среднего класса перебираются жить в исторические центры городов из пригородов. Там они в меньшей степени зависят от личного автомобиля. Концентрация населения в мегаполисах неизбежно вызовет сокращение автопарка и повысит роль общественного транспорта, что опять-таки негативно скажется на нефтяном спросе.

3. Новые экспортеры

На самом деле речь идет о давних участниках рынка, выпавших из него, в основном, по политическим причинам. Как эти игроки могут повлиять на общую ситуацию, продемонстрировал в этом году Ирак, нарастивший добычу на почти полмиллиона баррелей в сутки даже несмотря на гражданскую войну.

По объему доказанных запасов «конвенционной» нефти Ирак со своими 20 миллиардами тонн занимает третье место в мире. На втором — Иран, чьи возможности резко ограничены санкциями. Рано или поздно ограничения снимут, и тогда есть все основания полагать, что исламская республика добавит к предложению на мировом рынке еще 2-3 миллиона баррелей в сутки, хоть и не сразу. При нынешнем, довольно слабом спросе на нефть этого может быть более чем достаточно, чтобы обрушить цены еще сильнее, чем в 2014 году.

Возможность роста поставок со стороны конкурентов беспокоит все нефтяные державы. Недаром министр финансов Мексики Луис Видегарай предупредил, что цены на нефть останутся на низком уровне «еще несколько лет».

4. Исторический опыт

Практика показывает, что высокие цены на нефть держатся сравнительно недолго, а вот периоды доступных углеводородов растягиваются на десятилетия. В новейшей истории резкое подорожание нефти было связано с шоком 1973 года, когда страны ОПЕК ввели эмбарго на поставки США. Тогда цены взлетели в четыре раза и держались на высоком уровне (с поправкой на инфляцию) более десяти лет.

Этот период закончился после того, как Саудовская Аравия, ставшая безоговорочным лидером на рынке, решила обрушить цены для борьбы с конкурентами, в том числе, в лице тех же США. Одновременно спрос на Западе, который был основным потребителем «черного золота», упал из-за изменения структуры экономики и потребительских предпочтений. Но если саудовцы рассчитывали, что цены вернутся на высокий уровень в скором времени, они серьезно просчитались. Все 80-е и 90-е годы (за исключением короткого периода войны в Персидском заливе в 1990-1991 годах) нефть была дешевой. Новый период подорожания нефти наступил в 2004 году.

Он продлился опять же около 10 лет (с перерывом на кризис 2008 года), после чего рынок обрушился. Если установленная закономерность верна, то нас ждет около 15-20 лет дешевых углеводородов. Возможно, не настолько дешевых, как в 90-е годы прошлого века, но существенно более доступных, чем в минувшую декаду.

Если затяжной спад повторится, все нефтяные экономики впадут в масштабный кризис. Неизбежно глубокое падение инвестиций, сокращение предложения и в итоге, к концу цикла, на рынке вновь формируется дефицит нефти. Начинается ее очередное восхождение. Впрочем, Всемирный банк считает, что в этот раз снижение цен дает производителям хорошую возможность реформировать экономику и заодно решить некоторые проблемы, связанные с защитой окружающей среды.

5. Непредвиденные обстоятельства

Возможно, не совсем правильно закладывать в прогноз события, которые еще не произошли. Но и игнорировать то, что финансисты называют «черным лебедем», то есть непредсказуемые ситуации, тоже нельзя — слишком уж часто они радикально перестраивают политику, экономику да и вообще всю нашу жизнь. В частности, может произойти смена технологического уклада. К примеру, изобретение управляемого термоядерного синтеза, слухи о котором время от времени возникают. Нельзя исключать и прорывной технологии в области добычи самой нефти, как это уже случилось в прошлом десятилетии со сланцевыми источниками.

Конечно, «черные лебеди» могут оказывать и обратное воздействие. К примеру, если мир все-таки окажется на пороге большой войны, то цены, разумеется, взлетят.

Так или иначе, сейчас индикаторов, свидетельствующих о дешевой нефти в обозримом будущем как минимум не меньше, чем аргументов в пользу ее подорожания. Цена самого главного ресурса на Земле по-прежнему совершенно непредсказуема. Даже лучшие знатоки индустрии ошибались и ошибаются в прогнозах — просто потому, что всю картину не может видеть никто. А значит, нефть и впредь продолжит шокировать финансистов и обывателей своими взлетами и падениями.