Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Сбросили всю надежду

О февральских переговорах Путина, Олланда и Меркель: лучшие статьи за 2015 год

Ангела Меркель, Владимир Путин и Франсуа Олланд
Фото: Дмитрий Азаров / «Коммерсантъ»

Вечер пятницы мог стать определяющим в истории конфликта на востоке Украины. На пять часов Москва стала политическим центром Европы. В Кремле проходила «встреча надежды» президента России Владимира Путина, президента Франции Франсуа Олланда и канцлера ФРГ Ангелы Меркель, за ходом которой следил весь мир. Накануне аналогичные переговоры состоялись в Киеве с участием президента Украины Петра Порошенко. В прессе строились различные предположения об исходе дипломатических усилий европейских лидеров. Но итогом многочасовых обсуждений стал не какой-либо документ, а только предложения, которые в него включат. «Лента.ру» следила за ходом переговоров.

Песня без слов

«Мы не знаем, будут ли переговоры в Москве долгими или короткими и будут ли это заключительные переговоры», — заявила утром в Берлине Ангела Меркель. Не только продолжительность предстоящих переговоров была не ясна, оставался неопределенным сам формат. Накануне журналистов ориентировали на пять часов вечера, утром начало мероприятий перенесли на полтора часа позже. Под Спасской башней выстроилась очередь из 70 журналистов. Половина — иностранцы, за это время прочувствовавшие русский мороз «до самых косточек».

И только почти в 6 вечера самолет Меркель приземлился в аэропорту Внуково-2. С десятиминутным интервалом прилетел миниатюрный Falcon Олланда. Их делегации, включая дипломатов и представителей министерств, прибыли в Москву еще утром. А предварительные консультации прошли перед встречей лидеров. Поэтому была вероятность, что основные пункты уже обсуждены и осталось лишь завизировать договоренности. Но эти надежды не оправдались. Общение лидеров затянулось на пять часов — примерно столько же, сколько и переговоры с президентом Украины Петром Порошенко, состоявшиеся накануне в Киеве.

В 7 часов вечера Меркель и Олланд были уже в Кремле. Путин прибыл вертолетом значительно раньше. Предстояли протокольная встреча, ужин и официальные заявления. Однако лидеры решили обойтись без рукопожатий на камеру и сразу приступили к делу. Как сообщил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, переговоры проходили в формате «с глазу на глаз», без участия членов делегаций и каких-либо экспертов. Беседовали лидеры в Представительском кабинете Первого корпуса Кремля.

Через два часа журналистов, наконец, пригласили на протокольную встречу: Путин, Меркель и Олланд сели за маленький круглый стол. Не произнесли ни одного слова на камеру, не продемонстрировали ни одной эмоции. Но по внешнему виду можно было понять — очень устали. Прошла минута, и прессу попросили удалиться. Переговоры продолжились и длились еще полтора часа.

Из того, что все-таки успели услышать некоторые журналисты: беседовали лидеры на немецком языке. Насколько хорошо им владеет Олланд, неизвестно. Французский лидер и на английском говорит не свободно. А вот Меркель могла поддержать беседу на прекрасном русском. Однако ни на одном из этих языков не прозвучало ни слова для прессы — даже после ужина. Проведя еще некоторое время в Кремле, немецкий канцлер и французский президент приняли решение удалиться по-английски: «встреча надежды» так и прошла без заявлений со стороны европейских партнеров.

Отложенное решение

Однако несколько выводов по итогам пятичасовых консультаций сделать можно. Во многом благодаря лаконичному заявлению Пескова, который вышел к журналистам уже после полуночи. Пресс-секретарь Владимира Путина охарактеризовал состоявшуюся встречу как «содержательную и конструктивную». Вместе с тем он отметил, что контакты продолжатся, а итоги будут подведены в воскресенье в ходе телефонного разговора в «нормандском формате». Песков уточнил, речь идет о подготовке документа по имплементации минских договоренностей.

Собственно, даже немногословное выступление Пескова позволяет сделать несколько выводов.

Самое главное и очевидное: прорыва в переговорах не произошло, да и не могло произойти. Стороны, даже несмотря на формализованное участие американской стороны (государственный секретарь США Джон Керри принимал активное участие в киевских консультациях) так и не сумели изменить формат переговоров. То есть Ангела Меркель, настаивающая на соблюдении минского протокола, со своих переговорных позиций не сдвинулась и все попытки ее французского коллеги развернуть ситуацию под другим углом (насколько можно судить из заявлений Олланда, прозвучавших в Париже) не увенчались успехом.

Это, в свою очередь, диктует вполне определенные последствия: стороны будут пытаться подстроить под существующую конфигурацию минский протокол, что подтверждается заявлением Пескова. И уже в самом формате есть множество подводных камней — например документ, состоящий из 12 важных пунктов, совершенно не учитывает произошедших с момента его принятия перемен. В частности, изменившийся за неполных полгода внутренний статус республик Новороссии — в минском протоколе они рассматриваются как составная часть Украины, тем временем лидеры ДНР и ЛНР уже предприняли ряд шагов для юридического закрепления своей независимости от официального Киева.

Насколько можно судить по словам пресс-секретаря российского президента, не изменился и состав переговорщиков. Существовала очень большая вероятность, что США подключатся к переговорам на правах еще одной стороны, это позволило бы существенно расширить повестку обсуждения. Однако заявление о сохранении «нормандского формата» (Москва, Берлин, Париж и Киев) практически не оставляют пространства для маневра — в этом составе стороны пытаются разрешить конфликт на протяжении долгих месяцев, и причин полагать, что стороны сумеют прийти к прорыву вчетвером, пока не предвидится.

Ну и, наконец, самое главное. Если исходить из высказанных нами тезисов, никаких изменений по части международного статуса ЛНР/ДНР не ожидается. А значит, боевые действия будут продолжаться всю неделю и весьма вероятно, что линия соприкосновения успеет измениться до неузнаваемости. И решительно непонятно, какие итоги, помимо общих слов, могут быть зафиксированы на очередном этапе минского протокола.