Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Новгородское дело

Приключения правосудия в российской глубинке

Фото: Сергей Киселев / «Коммерсантъ»

В пятницу, 27 февраля, в Новгородском районном суде состоится заседание по делу Жанны Тетерятниковой, признавшей вину по статье 210 УК РФ — «организация преступного сообщества» — и заключившей со следствием досудебное соглашение. Особый интерес вызывает то, что предстоящее разбирательство тесно связано с «делом Константинова» — знаковым в последние полтора года для Новгородской области.

12 сентября 2013 года пресс-служба прокуратуры Новгородской области распространила заявление: «Установлено, что Александр Константинов, являясь директором и учредителем ООО "Центр недвижимости", создал устойчивое преступное сообщество, состоящее из 13 человек, со строго определенной иерархической структурой, осуществил хищение денежных средств материнского капитала, выделяемого в рамках государственной программы поддержки семьям, предусмотренной Федеральным законом от 29.12.2006 года № 256-ФЗ "О дополнительных мерах государственной поддержки семьям, имеющим детей", осуществлялось по заранее разработанной схеме». На следующий день Константинов и сотрудники его фирмы были задержаны. Набор статей — вполне предсказуемый: части 1 и 2 статьи 210 УК РФ (создание преступного сообщества), пункт «б» части 2 статьи 174.1 УК РФ (легализация денежных средств), а также часть 4 статьи 159.2 УК РФ (мошенничество при получении выплат, совершенное в особо крупном размере).

Суть предъявляемых обвинений, озвученных, в частности, через близкие губернатору областные СМИ: фирма Константинова заключала договора о предоставлении кредитов на покупку недвижимости женщинам с сертификатами материнского капитала (их следователи именуют «мамочками»), после чего жилье приобреталось по завышенной цене. После предоставления договоров в областное отделение Пенсионного фонда средства материнского капитала шли, соответственно, на погашение кредита. По мнению следователей, разницу между реальной и заявленной стоимостью Константинов клал себе в карман, чем и нанес ущерб бюджету в целом и ПФ РФ в частности.

Вот здесь-то и возникают нестыковки, для прояснения которых корреспондент «Ленты.ру» выехал на место. Дело в том, что из всего «преступного сообщества» на данный момент под стражей находится… лишь один человек — сам Александр Константинов. Двенадцать его сотрудников (сообщников — по версии следствия) либо заключили досудебные соглашения, либо были выпущены под подписку о невыезде. На вопрос, не могут ли члены преступного сообщества, будучи на свободе, помешать следствию или вообще скрыться от карающей длани российского правосудия, в областной прокуратуре внятно ответить не смогли. Не нашлось ответа и на вопрос, являются ли вообще любые официально зарегистрированные организации потенциально преступными (поскольку подразумевают строго иерархическую структуру, как минимум).

Более того, сама по себе история «Центра недвижимости» выглядит далеко не так однозначно, как ее подают региональные силовики. Из более чем 150 «эпизодов» приобретения недвижимости за счет материнского капитала сомнительными за почти полтора года следствия удалось признать лишь около двух десятков, что маловато для преступного сообщества. Кроме того, вся документация должна была проходить экспертизу специалистов Пенсионного фонда (это подтвердили в разговоре с корреспондентом и сотрудники Новгородской прокуратуры). При возникновении обоснованных сомнений разрешений на выплату маткапитала могло бы и не последовать — тем не менее все договора были одобрены ПФ РФ. Удивительно, но никого из работников Пенсионного фонда не только не заподозрили в соучастии — при наличии всех формальных признаков, если принимать версию силовиков, но и не привлекли в качестве свидетеля.

В начале февраля текущего года Александр Константинов, находящийся под стражей уже год и пять месяцев, закончил ознакомление с 86 (!) томами дела, после чего адвокат предпринимателя подал ходатайство о прекращении уголовного преследования в связи с отсутствием события преступления как такового. В ответе Следственного управления по Новгородской области, помимо вполне предсказуемого отказа, фигурирует и совершенно удивительный даже для отечественного правосудия оборот: «Ни Константинов А.Ю., ни участники преступного сообщества лиц, обладающих сертификатами на материнский капитал, прибегнуть к услугам ООО «Центр недвижимости» не склоняли, однако участниками, а также действовавшими в составе преступного сообщества организованными группами были созданы благоприятные условия для обращения именно к ним для получения займа с целью улучшения своих жилищных условий путем дальнейшего направления на погашения займа средств материнского капитала». Иными словами, Константинова обвиняют ни много, ни мало — в добросовестной конкуренции.

Все это можно было бы рассматривать, как некий кейс по региональному юридическому абсурду, если бы не целый ряд «но». Во-первых, сотрудники Константинова, явно не сознавая последствий своего поступка, заключили со следствием досудебное соглашение, оно же — «упрощенка». Человек освобождается от судебно-следственных мытарств и получает наказание «по нижней планке» в обмен на признание вины. А признание, как известно, — царица доказательств, чем и пользуется следствие. По мнению специалистов, если бы не досудебные соглашения, Константинов мог бы быть уже на свободе. Но есть еще «во-вторых».

Дело о хищении бюджетных средств организованной преступной группой — по определению шумное и знаковое, а для сравнительно тихой в последние годы Новгородской области — и подавно. Времена «Чикаго-на-Волхове», то есть безраздельного владычества ныне покойного Коли Беса и Тельмана Мхитаряна ушли в легендарное прошлое, и для силовиков поле возможностей сильно сократилось. В 2011 году прокурором Новгородской области был назначен Андрей Владимирович Кикоть, ранее — зампрокурора Санкт-Петербурга, сын сенатора Владимира Яковлевича Кикотя, возглавившего в 2012 году управление президента РФ по вопросам госслужбы и кадров. Все прекрасно понимали, что для Кикотя-младшего кресло новгородского прокурора при столь заслуженном отце — лишь очередная ступенька в карьерной лестнице. Однако 13 августа 2013 года Кикоть-старший скоропостижно скончался. А ровно через месяц на свет является «дело Константинова». Совпадение? Возможно.

Однако следует учитывать и то, что в последние месяцы в регионах ведутся масштабные проверки силовых структур, заканчивающиеся как минимум отставками. Так, в начале декабря «в связи с выходом на пенсию» был освобожден от должности 47-летний руководитель следственного управления Следственного комитета РФ по Новгородской области Валерий Симкин. Возраст Александра Кикотя пенсии, конечно, не предусматривает, но нелишне напомнить, что за прошлый год по разным поводам под стражу взяли целый ряд высокопоставленных следователей. Безусловно, дело, сфабрикованное на пустом месте, не идет в сравнение со взятками в миллион долларов, но для завершения карьеры и этого довольно.

Срок задержания под стражей Александра Константинова заканчивается 11 марта 2015 года. Вынесут ли справедливое решение по его делу — вопрос открытый. И ответ на него будет также ответом на вопрос о существовании правосудия в российских регионах.

Россия00:0317 октября

«Вот я вынес смертный приговор, и кто выиграл?»

Россияне требуют казнить убийц и педофилов. Почему это не спасет детей