Кризис даст шанс настольным играм

Отключат интернет — достанем карты и фишки

Фестиваль настольных игр «Игрокон»
Фото: Павел Головкин / ТАСС

Пока геймеры придумывают шутки на тему недавно поступившего в продажу экшна The Order: 1886 за 3999 рублей и обсуждают, сколько копий видеоигр по новым ценам будет продано в России, Михаил Акулов, глава специализирующегося на настольных играх издательства Hobby World, считает, что кризис — это его шанс.

«В кризис люди уделяют больше внимания нашей продукции. Настольные игры — та форма проведения досуга, которая остается одной из самых доступных, — говорит Акулов. — Cходить в ресторан, в кино — это "одноразовый" отдых. А когда вы покупаете настольную игру, то можете возвращаться к ней многократно, и она не надоест».

Современные «настолки» — это и несложные в освоении упражнения на ловкость и догадливость, и серьезные многочасовые военные стратегии. Они стали гораздо разнообразнее по сравнению с тем ассортиментом, который можно было найти в России в 1990-х. Популярная в те годы «Монополия» и вариации на ее тему, вроде игры «Менеджер», — лишь малая часть из представленного на рынке сегодня. «Cейчас игры делаются с таким расчетом, чтобы каждая новая партия не была похожа на предыдущую, — рассказывает Акулов. — Они не такие, как, скажем, в нашем детстве, когда все сводилось к одной схеме — кинь кубик, двинь фишку».

Например, в популярной игре «Эволюция» от издательства «Правильные игры» участники поочередно выкладывают на стол карты с изображениями свойств живых существ («водоплавающее», «гигантское»), выстраивают собственную экосистему из животных, натравливают хищных питомцев на подопечных других игроков и сражаются за источники пищи. Что характерно, игру создал сотрудник НИИ физико-химической биологии Дмитрий Кнорре. А в Ticket to Ride, которую распространяет Hobby World, участники должны распорядиться имеющимися картами так, чтобы выстроить эффективную сеть железнодорожных маршрутов на карте Германии, одновременно сорвав планы конкурентов. Маршруты имитируются пластмассовыми фишками-вагончиками.

Кому-то в этих развлечениях нравится интеллектуальный аспект, для кого-то на первый план выходит дух приключений и те эмоции, которые дает процесс игры. Среди приверженцев коллекционных карточных игр (ККИ) — по сути, стратегий, в которых и юниты-бойцы и ресурсы представлены картами, — хватает тех, кому нравится именно коллекционный аспект. Но для многих самое важное — то, что партия в «Уно», «Зельеваренье», «Каркассон», «Берсерка» или «Игру престолов» позволяет собраться компанией и пообщаться не в чате, а лицом к лицу.

Существует мнение, что именно потребность в живом общении привела к всплеску международной популярности настольных игр в 1980-х и 1990-х годах. Многие востребованные до сих пор хиты дебютировали именно в тот период. Культовый настольный варгейм Warhammer: The Game of Fantasy Battles вышел в 1983 году. В 1987 году появилась настольная ролевая игра «Ужас Аркхэма» по мотивам миров, придуманных писателем Говардом Лавкрафтом. В 1993 году в США поступило в продажу первое издание самой известной ККИ Magic the Gathering. В 1995 году начала шествие по миру экономико-стратегическая игра Settlers of Catan, в которую играют, например, персонажи телесериала «Теория большого взрыва». Для России ее локализовали под названием «Колонизаторы» в начале 2000-х. Как только у людей стало появляться все больше возможностей для опосредованного общения посредством электронных коммуникаций, возрос интерес к настольным играм, которые дают повод встретиться вживую.

Одна партия в стратегическую настольную игру Twilight Imperium, в которой участники сражаются за власть над галактикой и строят космические флотилии, может растянуться хоть на 12 часов. В списке комплектующих — 348 пластиковых фигурок кораблей шести цветов, более 10 видов различных наборов карт и жетонов, 43 карты в форме шестигранника для составления карты галактики, линейка для отслеживания очков и 4 десятигранных кубика. Такие произведения — нишевые развлечения, интересные тем, кто давно увлекается «настолками». Они могут стоить довольно дорого — Twilight Imperium на сайте издателя Fantasy Flight Games предлагают приобрести приблизительно за 90 долларов, не считая доставки. Наиболее популярны же «игры для компании», в которых время партии составляет от 45 минут до полутора часов. Это связано с тем, что собраться на полтора часа проще всего. Если у людей больше времени, они могут сыграть вторую партию или переключиться на другую настольную игру. Начать, например, с пародийной «Манчкин», в которой высмеиваются и ролевые игры системы Dungeons & Dragons, и ККИ, и переключиться на «Эволюцию».

«Найти издателя для многочасовой и очень сложной игры в России пока нереально», — подтверждает дизайнер игр Юрий Ямщиков. Два проекта, в создании которых он принял участие, уже опубликованы — «Космонавты» и «Лабиринт отражений». Ямщиков соглашается, что есть исключения: например, настольная «Игра престолов» по мотивам фэнтези-цикла Джорджа Мартина «Песнь Льда и Пламени». «Это игра с брендом, — говорит он. — Игра такого же класса, но без узнаваемого бренда в России сейчас не будет продаваться».

Самый востребованный сегмент во всем мире — игры семейные, которые собирают за одним столом и взрослых, и детей. В Hobby World понятие «дети» конкретизируют так: для тех, кому еще не исполнилось шести лет, есть своя категория детских игр. В нее входят, например, простейшие игры на запоминание. Чем старше ребенок и чем лучше он читает, тем выше вероятность, что ему понравятся и более сложные развлечения, требующие вникать в написанное на карточках и продумывать стратегии. Так рекомендованный возраст для ознакомления с «Колонизаторами», как и для того же «Зельеваренья», — 10 лет. А вот к карточной «Уно» советуют приобщаться уже с шести лет.

И компании, отвечающие за выпуск «настолок», и создатели этих игр не считают компьютерные игры конкурентами. «Они сосуществуют, это разные форматы, — говорит Юрий Ямщиков. — В настольных играх немножко больше общения. Больше личного контакта. Для кого-то важен тактильный элемент — взять кубик или карту, передвинуть фишку». «Я считаю, что это очень разные сегменты, которые не конкурируют друг с другом, а сотрудничают», — подтверждает Акулов. Он приводит в пример знакомую многим российским геймерам компьютерную стратегию Civilization, родоначальницей которой была настольная игра. Пример обратной связи видеоигр и «настолок»: World of Tanks: Rush, карточная игра по мотивам популярного танкового симулятора World of Tanks. Своя настольная игра — The Witcher Adventure Game — появилась и у цикла игр «Ведьмак» по мотивам романов польского писателя Анджея Сапковского, причем новинку в ноябре 2014-го выпустили как в традиционном «офлайновом» варианте, так и в цифровом формате.

Оборот рынка настольных игр в США составляет приблизительно 700 миллионов долларов (для сравнения, оборот рынка видеоигр в США в 2013 году оценивали приблизительно в 17,4 миллиарда долларов). «По России никто не измерял», — говорит Акулов. Тиражи, в среднем, исчисляются тысячами экземпляров: нормальным считается тираж в 2-3 тысячи копий. Как только он распродается, допечатывают новый. Если игра «выстреливает», к ней обычно делают дополнения. У Hobby World в год выходит примерно 75 новинок, среди них есть как продукты российских авторов, так и локализованные для отечественного рынка зарубежные хиты.

Проблема пиратства в настольных играх стоит не так остро, как в компьютерных. Появление клонов того или иного хита — не редкость, но рынок достаточно узкий. «Компания, которая занимается пиратством, ограничит себя в развитии, она никогда не сможет получить доступ к лицензионным играм. А если это прямое пиратство,то оно юридически наказуемо, — говорит Акулов. — Если это клон, то компания ограничивает себе рынок, с ней не будут работать западные партнеры».

Помимо Hobby World, на российском рынке представлены и другие издатели: «Стиль жизни», «Звезда», «Правильные игры». Список компаний постоянно расширяется, это увеличивает шансы российских авторов на то, что их игру напечатают. Один из способов заявить о себе миру — конкурс «Авторская игротека» на специализированной выставке «Игрокон» (она проходит дважды в год, зимой и осенью).

Однако для создателей игр настольные игры — скорее хобби, чем основная или вторая работа. Некоторые авторы становятся штатными сотрудниками издательств, но в таком случае они берут на себя какие-то дополнительные обязанности. «Тех, кто именно жил бы только на "настолки", — единицы в мире, а не только в России, — говорит Ямщиков. — Чтобы преуспеть, нужно постоянно выпускать хиты, а это сложно предугадывать». Этим ситуация на рынке настольных игр напоминает происходящее в книжном бизнесе. Сергей Лукьяненко в интервью как-то заметил: «Тех, кто может жить литераторством и жить хорошо, чьи книги продаются приличными тиражами, их всегда единицы, может, десяток авторов в каждом жанре. Писатель может нормально существовать, если каждая его книга уходит хотя бы тысяч по 50 и иногда допечатывается. Но это редкость — такие тиражи далеко не у всех».

Реально ли сэкономить на «настолках» — вопрос открытый. Поклонники ККИ и Warhammer могут потратить на свое увлечение десятки тысяч рублей. Настольная игра «Зомбицид» стоит ровно вдвое дороже The Order: 1886 — 8 тысяч рублей. В то же время даже простейший «Свинтус» за 500 рублей способен сделать любую вечеринку значительно веселее.