«Хотите поспорить?! Берите камеру и снимайте!»

Автор фильма «Крым. Путь на Родину» о пропаганде, патриотизме и державе-спасительнице

Фото: Thomas Peter / Reuters

В воскресенье, 15 марта, канал «Россия 1» показал фильм «Крым. Путь на Родину», в котором президент России раскрыл подробности присоединения Крыма. Кроме Путина в кадре появляются министр обороны Сергей Шойгу и люди, получившие по завершении «крымской весны» высокие посты, — глава Крыма Сергей Аксенов и прокурор региона Наталья Поклонская. Еще в картине участвуют жители полуострова, которые на разные лады благодарят Россию за все. Для кого снималось это кино? Где грань между журналистикой и пропагандой? На эти и другие вопросы «Ленте.ру» ответил автор фильма Андрей Кондрашов.

«Лента.ру»: В интернете «Крым. Путь на Родину» уже окрестили главной пропагандистской телепремьерой года. Вы журналист или пропагандист?

Кондрашов: Журналистика или пропаганда?.. Знаете, я уверен в том, что то, что я говорю, это правда, это было.

Вопрос не в том, было это или нет. Вопрос в том, как это было.

Если кто-то хочет поспорить — пожалуйста. У вас в руках те же средства производства. Берите камеру, езжайте и снимайте опровержение. Даже можете попросить у президента интервью, и пусть он вам тоже что-то скажет.

Но вам не кажется, что российским зрителям уже достаточно пропаганды и политических передач про Украину и Крым?

Я был бы только рад, если бы кто-то из моих друзей смотрел бы меньше политических ток-шоу и побольше художественных фильмов и передач на телеканале «Культура». На мой взгляд, сейчас в нашем обществе наступает совершенно непродуктивная политизация. Я наблюдал за подобным с 2004 по 2013 год на Украине, когда люди знали, что покушала на обед запертая в тюрьме Юлия Тимошенко, и совершенно забывали о том, что они сами кушали сегодня. Я совершенно не хочу, чтобы градус политизации в нашем обществе был таким же, как на Украине.

Фильм сформировал в сознании образ России как великой державы-спасительницы во главе с добрым президентом.

Я думаю, что во многом это потому, что это так и есть.

То есть вы действительно считаете, что Россия — держава-спаситель?

Конечно.

А у вас ни разу не возникало желания о чем-то поспорить с президентом во время интервью? Ведь в вопросе присоединения Крыма поспорить есть о чем.

Не возникало, потому что мне самому уже все было понятно. Я-то уже к тому времени побывал в Крыму. И уже пришел на интервью, имея базу. Я мог с ним дискутировать, приводя в пример аргументы крымчан. Но дискутировать не пришлось, поскольку во времена «крымской весны», как я понял, доклады президенту были настолько точно отражающими ситуацию, что это никогда не сравнится с тем, что президент Украины докладывает о гибели 19 человек в дебальцевском котле. То ли сознательно врет, то ли его дезинформируют.

Моей задачей было реконструировать события и раскрыть тайну, как это происходило, кто в них участвовал и кто играл роли. Оставить это событие в истории таким, каким оно было, максимально восстановив хронологию при этом. В фильме ведь нет никаких оценок. Я совершенно не задавался целью убедить зрителя в том, что «ах, как все это было прекрасно». Это просто было вот так. Мы применили такой ход: все, что говорю я, показано в хронике. Реконструкция событий построена на рассказах людей.

Но то, что говорит Путин, никто не опровергает.

Вы если найдете в Крыму опровергателей, я вам буду благодарен.

Неужели среди всех опрошенных вами крымчан не нашлось тех, кто был против присоединения Крыма к России? А если были, то почему вы их не показали?

А вы были в Крыму?

Да, как раз после присоединения я общалась там с людьми.

Вы встречали таких людей?

Я встречала людей, чьи семьи разделились после этого.

Это, наверное, семьи, часть которых находится на Украине.

Нет, обычные семьи коренных крымчан.

Я встречал только одного реального человека, мне его показал наш водитель. Это родившийся в Волыни настоящий здоровый усатый украинский мужик, который действительно критиковал происходящее. Но на вопрос «может быть тогда тебе вернуться на Украину?» он ответил: «Боже упаси».

Но вы в фильме о нем не рассказали.

А они категорически не хотят сниматься! Я не исключаю, что эти люди есть. В конце концов, четыре процента, которые не проголосовали «за» на референдуме, существуют. Я понимаю, что это ничтожно малая цифра. Но мы не гонялись за этими людьми только потому, что и мы были увлечены событиями с участием ополченцев. Мы ведь восстанавливали события «крымской весны», где эти люди не принимали никакого участия. Они, возможно, были среди болельщиков «Таврии», пацанов ультрас, но как только «крымская весна» набрала обороты, они настолько быстро потеряли влияние, что тут же кто-то из них уехал в Киев, кто-то на учебу или еще куда-то. Мне кажется, что, вернувшись, они перестали быть противниками. Примерно так же, как этот мужчина из Волыни, который говорит, что, мол, да, цены выросли, да, нам ваша Россия здесь была не нужна, но на Украину — не дай бог.

Мы потратили примерно два месяца на то, чтобы, не вылезая из Крыма, встречаться и просто разговаривать с людьми. Мы звали их на ужин, мы пили с ними пиво, приходили на все пикники и сборы ополченцев, чтобы они просто нам, как друзьям, рассказали о том, как происходило. Поэтому к моменту съемок мы уже были друзьями. Более того, перед началом съемки, мы расшифровали все разговоры с диктофонов и сделали порядка 250 раскадровок. Сейчас так документальное кино не снимается, потому что сроки всегда поджимают, да и все это стоит денег — командировки, работа художников и прочее. Слава богу, мы сделали это заранее и поняли, что под годовщину можно подойти так, как это уже не принято в современном телевидении.

Были ли моменты, которые не вошли в фильм?

Вошло почти все. Единственное, за что мне обидно, это хронометраж фильма. Но если бы удалось уместить все, что нам хотелось, зрители этот фильм смотрели бы полночи.

Яценюк грозился направить ваш фильм в Гаагский трибунал. Вы готовы участвовать в расследовании?

В этом фильме огромное количество свидетельств против Яценюка, поэтому я готов поучаствовать в расследовании, если оно будет. Самая лучшая шутка, которую я слышал на этот счет, звучит так: «Яценюк очень предусмотрительный политик. Он сухари и фильмы в свою будущую камеру отсылает заранее».

Вы не впервые беретесь за спорные темы. В 2012 году вы выпустили фильм о Березовском. Снять фильм о событиях в Крыму было вашей инициативой или канал вам это поручил, поскольку доверяет вам в подаче материала?

Это была инициатива канала. Я просто в эту тему был изначально погружен, потому что вел выпуски новостей и был в прямом контакте со всеми нашими корреспондентами, со всеми героями прямого эфира.

Что касается доверия, то за 23 года работы на ВГТРК я, наверное, заслужил доверие той работой, которую делал до этого.

Политические позиции Кондрашова, который работает на ВГТРК, и Кондрашова — человека в обычной жизни, абсолютно совпадают?

Вы знаете, мне вообще повезло. Я работаю в том месте, где я свободно и с удовольствием выражаю свою гражданскую позицию. Если бы они не совпадали, я бы работал в другом месте.