Новости партнеров

Мошенники и рабы

Почему в Москве предлагают наказывать нищих, а не тех, кто крадет детей и калечит старух

Фото: Сергей Карпухин / Reuters

Депутаты Мосгордумы намерены очистить Московский метрополитен от попрошаек. В первом чтении приняты поправки в Административный кодекс, согласно которым на станциях подземки просить подаяния будет запрещено. Штраф — 5 тысяч рублей. Волонтеры рассказали «Ленте.ру» о том, что у людей с протянутой рукой всегда есть «владельцы» и крыша, что нищих «бабушек» специально калечат, а младенцев для попрошайничества часто покупают или берут в аренду у алкоголиков и наркоманов.

Ввести штрафы за попрошайничество депутатам предложили столичные полицейские из УВД на Московском метрополитене. Сейчас наказание для нищих не предусмотрено ни федеральным, ни московским законами. Иногда их привлекают к административной ответственности за приставание к гражданам в общественных местах (штраф от 100 до 500 рублей). При этом факт приставания, как отмечают в правоохранительных органах, доказать сложно. Попрошайки в большинстве своем ведут себя смирно и поводов для наказания не дают. Всего в 2014 году, по данным полиции, из московского метро было выдворено около 2,5 тысячи попрошаек, которые хоть как-то нарушили общественный порядок.

18 марта законопроект о наказании для попрошаек был принят в первом чтении. Его автор, депутат Мосгордумы Александр Семенников, объяснил «Ленте.ру», что законодатели намерены изменить подход к проблеме. «Главный смысл нынешнего законопроекта — ввести ответственность за сам факт попрошайничества», — сказал депутат.

По словам Семенникова, никто не собирается запрещать собирать милостыню в традиционных для этого местах — в церквях, на кладбищах. «У нас живут с девизом "Не зарекайся от тюрьмы да от сумы" и всегда подают охотно», — считает парламентарий. Но метро для нищих закроется.

Согласно законопроекту, попрошайки, не способные выплатить штраф, будут подвергнуты административному аресту. Предполагается, что таким образом те, кто постоянно «зарабатывают» на милостыне, лишатся такой возможности.

О тех, кто на самом деле зарабатывает на московских нищих, заставляет беззащитных детей и стариков просить подаяния, доводит младенцев до гибели, в законопроекте пока ни слова.

Зато о них много говорят волонтеры.

Олег Мельников, руководитель волонтерского движения «Альтернатива»:

В Москве есть две категории нищих: мошенники и рабы. Огромное число московских попрошаек — приезжие с Украины. Многих привозят сюда обманом. У нас на сайте имеется видео, где бабушка рассказывает, как ее звали в Москву работать няней, а здесь сломали ногу и заставили попрошайничать.

Сам по себе человек попрошайничать не может. Плата за доходное место — до 100 тысяч рублей в месяц. Один нищий собирает 8-15 тысяч рублей в день. Самому попрошайке достаются копейки, большая часть денег уходит его «владельцу».

Проживают попрошайки в основном в Подмосковье. Как правило, это неблагоустроенный частный дом, в котором обитает от 4 до 10 бабушек-попрошаек вместе со своими владельцами.

Часто нищих целенаправленно калечат — считается, что так люди охотнее дают деньги. Наверное, самый жестокий случай у нас был, когда бабушке из Луганска обещали вылечить зрение, а в итоге зашили глаза и выставили с протянутой рукой на Курском вокзале. Она стояла там около года, к ней никто из правоохранительных органов не подходил, никто ею не интересовался. А люди действительно кидали много денег. Потом в морозы глаза загноились, и денег давали еще больше... Женщину спасли благодаря волонтерам.

В правоохранительных органах, к сожалению, рвения не проявляют. В Уголовном кодексе есть статья 127 об использовании рабского труда, но доказать его крайне сложно. Незаконно удерживаемые люди не обращаются к полицейским. Они очень запуганы, до последнего твердят, что «собирают на операцию». Крайне редко жертвы решаются бежать, но только через таких беглецов нам удавалось получить какую-то информацию, например, о месте, где удерживают остальных.

Павел Прошкин, координатор движения «Дети-рабы в руках попрошаек»:

В метро много попрошаек с младенцами. Как правило, это не их дети. Младенцев покупают и берут в аренду у алкоголиков, наркоманов, трудовых мигрантов за 15-25 тысяч рублей. По нашей информации, существуют «специалисты», занимающиеся выявлением подходящих семей. Они и договариваются о сделке. Если вы в этом бизнесе, то легко найдете, где купить ребенка. Например, на рынке «Садовод» на юго-востоке Москвы можно спокойно узнать, кто из мигрантов в ближайшее время рожает и готов продать ребенка. Иногда детей крадут. Живут такие дети очень недолго.

Средний срок жизни младенца, которого таскают с собой попрошайки, — полтора-три месяца. В 2010 году мы по городским фото- и видеокамерам отслеживали попрошайку. За год она сменила 10 детей. При этом она постоянно предъявляла одно и то же свидетельство о рождении. Известны случаи, когда дети умирали прямо во время «смены». Это попрошаек не останавливает. В 2007 году в метро задержали нищенку с ребенком, мертвым уже 14 часов. На юго-западе Москвы несколько лет назад задержали женщину с годовалым ребенком, у которого был острый бронхит. Вызвали органы опеки, но женщина от госпитализации отказалась. Через некоторое время ее заметили уже с другим ребенком.

Отобрать детей у нищих невозможно из-за упущения в статье 151 УК РФ. По ней санкции налагаются за вовлечение в занятие попрошайничеством. Доказать вовлечение практически невозможно. Грудной ребенок не может заявить, что его вовлекли, заставили, принудили что-то делать. Соответственно, по статье 5.35 Административного кодекса («Неисполнение родителями или иными законными представителями несовершеннолетних обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних») выписывают штраф 100-200 рублей и попрошаек отпускают.

Москвичек среди нищих с детьми нет, все приезжие, очень много цыган. Интересно, что документы обычно оформлены в городе Астрахани местными ЗАГСами. Астрахань используется как перевалочная база на пути в Москву. Другая категория женщин — так называемые «люли». Это узбечки, таджички. «Люли», как правило, попрошайничают со своими детьми, «астраханские» цыгане — с чужими.

Проверить документы ребенка невозможно. В законе есть упущение — в свидетельстве о рождении не предусмотрена фотография ребенка. Одно свидетельство мошенники используют для множества детей. С этим было связано несколько вопиющих случаев. Одна попрошайка при задержании называла своего ребенка «девочка Юлечка». Когда ее привезли в отдел полиции, то выяснилось, что с собой она таскала мальчика. В другой раз на Домодедовской улице была задержана попрошайка, которая утверждала, что ее ребенку два года, называла какое-то имя. Потом достала из кармана свидетельство о рождении, согласно которому ребенку было четыре года.

Заместитель начальника отдела охраны общественного порядка УВД на Московском метрополитене ГУВД Москвы Олег Гагарин:

Инициатором законопроекта выступило наше управление, генерал-майор Игорь Божков и полковник Николай Савченко. На сегодняшний момент инструментов борьбы с попрошайничеством не хватает. Попрошайничество носит профессиональный характер. При этом в законодательстве прописаны наказания только за навязчивое приставание, к тому же штрафы минимальные.

Я уверен, что справиться с попрошайничеством сможем. Лет пятнадцать назад в Москве были широко распространены так называемые «наперсточники». В результате действий правоохранительных органов, при помощи четко прописанного закона справиться с ними удалось.

По нашим данным, 80 процентов московских попрошаек — это приезжие. Бабушки, как правило, — с Украины, а женщины, играющие роли беременных, — это цыганки или молдаванки.

Но и сейчас работа с попрошайками в метрополитене ведется. На каждой станции у нас минимум два сотрудника полиции. Попрошаек часто удается выдворить с помощью психологического давления. При этом нарушителей общественного порядка мы можем задержать на три часа. Их фотографируют, «пробивают» по базам, при желании, добровольно, такого человека можно отправить в центр социальной адаптации.