В плену радиофобии

В массовом сознании радиация продолжает оставаться монстром и страшной угрозой

Фото: Максим Шеметов / ТАСС

Слово «радиация» у многих людей вызывает неподдельный страх. Объяснить это просто: радиацию нельзя увидеть и почувствовать, а когда речь заходит о результатах ее воздействия, перед глазами сразу же встают картины последствий атомной бомбежки японских городов, разрушенной Чернобыльской АЭС и «Фукусимы».

Практически с момента открытия радиоактивного излучения недостаток знаний об этом явлении пугал и вызывал негативные эмоции. В сознании многих прочно закрепился ужас перед радиацией — радиофобия, заставляющая людей избегать любого контакта с радиоактивностью, бояться стандартных медицинских процедур и даже протестовать против развития атомной энергетики.

Эксперты вполне серьезно предупреждают, что чрезмерное беспокойство по поводу радиации наносит здоровью гораздо больший вред, чем в некоторых обстоятельствах само излучение. Как известно, к излишним страхам зачастую приводит недостаток информации. К примеру, не существует ни одного медицинского исследования, доказывающего связь между появлением рака и частыми рентгенографиями.

Также не зафиксировано ни одного случая лучевого поражения при диагностических процедурах, если аппарат исправен. Несмотря на это беспокойство перед походом в рентген-кабинет испытывает большинство. А многие, кстати, для проживания выберут скорее соседство с ТЭЦ, чем с АЭС, хотя любой прилежный старшеклассник знает, что тепловая энергетика выдает в окружающую среду больший объем радиоактивных загрязнений, чем атомная электростанция.

Радиофобия влияет не только на поведение отдельных людей, но и на принятие решений правительствами стран. Сегодня открыто говорится, что паника и страхи, вызванные чернобыльской аварией, подтолкнули советское руководство к избыточным решениям как по зоне отселения, так и по количеству и категориям граждан, признанных пострадавшими.

По мнению директора Института проблем безопасного развития атомной энергетики РАН профессора Леонида Большова, японцы наступили на те же грабли, что и Советский союз в свое время, — вывезли всех людей из 30-километровой зоны, а затем еще расширили эту территорию. Российский ученый считает, что в такой масштабной эвакуации не было необходимости. Это подтверждают расчеты с помощью разработанных после Чернобыля кодов и анализ сегодняшней ситуации. По его словам, существует доказанный факт, что дозы меньше 100 миллизивертов в год (мЗв) безопасны. «Поэтому эвакуировать надо было из района, который ограничен радиусом всего нескольких километров, а не всю 30-километровую зону», — говорит Большов.

Между тем за последние десятилетия знания ученых о радиационном излучении заметно расширились — наряду с развитием клинической медицины, радиобиологии, а также с учетом реального наблюдения за реакциями человеческого организма на различные дозы облучения после Хиросимы и Нагасаки, Чернобыля и Фукусимы. Выводы, к которым пришли исследователи, значительно отличаются от тех, что были популярны в середине прошлого века. Главный из них таков: безотчетный страх перед радиацией не имеет фактического обоснования, а использование ионизирующего излучения в разумных количествах не только не убивает, но и помогает выздороветь.

В малых дозах полезна

Чтобы понять, что имеют в виду исследователи, для начала нужно осознать тот факт, что с радиацией человек в течение жизни сталкивается постоянно: это солнечное и другие виды излучений, рентген, фон от множественных геологических пород — например, гранита и даже песок на пляжах известнейших курортов мира.

«Ионизирующая радиация абсолютно вездесуща и составляет один из постоянных экологических факторов — естественный радиационный фон. Он существует за счет космического излучения (конечно, ослабленного и преобразованного атмосферой), природных радиоактивных изотопов, попадающих в организм человека, наконец, за счет излучений радиоактивных веществ, представленных в скальных породах и строительных материалах», — говорит заведующий лабораторией радиационной фармакологии Медицинского биофизического центра им. А.И. Бурназяна Федерального медико-биологического агентства, доктор биологических наук Лев Рождественский.

Однако, по мнению эксперта, необходимо принимать в расчет тот факт, что все излучения, впрочем, как и все окружающие человека факторы внешней среды, могут быть не только опасными, а даже благоприятными — все зависит от силы их воздействия. Например, результатом пребывания на солнце может стать как умеренный загар, так и сильнейший ожог. Это правило распространяется и на радиацию. Ее большие дозы, безусловно, опасны, однако в обычной жизни человек имеет дело с малыми дозами, которые, как уже доказано, ущерба здоровью не наносят. Более того, специалисты выяснили, что вред может принести как раз слишком низкий уровень радиации. Но к этому выводу ученый мир пришел далеко не сразу.

В 1942 году правительство США приступило к реализации секретного «Манхэттенского проекта», целью которого было создание атомной бомбы. Специально для этих работ в штате Теннесси был построен город Окридж с лабораториями, заводами, университетом. В рамках проекта в начале 1950-х в Окриджской лаборатории были проведены широкомасштабные исследования на мышах, изучающие влияние различных доз радиации на организм животного. Позже, вместе с данными наблюдений за жертвами бомбардировок Хиросимы и Нагасаки, результаты этих исследований легли в основу официальных правил радиационной безопасности. Основная мысль этого документа состоит в том, что минимальной безвредной дозы облучения не существует, то есть все дозы вредны для здоровья человека. Это так называемая концепция линейного беспорогового эффекта (ЛБЭ) радиации.

Ученые явно перестраховывались и игнорировали экспериментальные результаты, демонстрировавшие, что порог вредного действия радиации все же существует. А положительное действие малых доз ионизирующих излучений вообще не принималось во внимание. Данные о положительных эффектах малых доз ионизирующего излучения Научный комитет ООН по действию атомной радиации опубликовал лишь в 1994 году. Позже выяснилось, что многие данные о радиационных эффектах, полученные в результате исследований, финансировавшихся агентствами и ведомствами, отвечавшими за радиационную безопасность, сознательно не публиковались, были искажены или неверно интерпретированы. Причина: есть сомнение и общественное мнение — значит, лучше перестраховаться.

Между тем со временем появлялось все больше данных о том, что малые дозы радиации не приносят вреда, а иногда и благотворно воздействуют на жизнедеятельность организма. Это явление получило название радиационного гормезиса. Например, в той же Окриджской национальной лаборатории в середине прошлого века занимались исследованием влияния калия, очищенного от радиоактивного изотопа, на жизненные показатели животных. Калий — биологически значимый элемент, необходимый для жизнедеятельности живого организма. В природных условиях он содержит около 0,012 процента радиоактивного изотопа — калия-40. Участники исследований между тем отметили, что животные, получавшие очищенный калий, чувствовали себя плохо, но как только они получили выделенный изотоп калия-40 или неочищенный калий, их состояние быстро нормализовалось. Однако эксперты отмечают, что эти результаты не были опубликованы, поскольку руководители проекта придерживались концепции ЛБЭ.

Радиобиология и радиомедицина доказали, что над естественным радиационным фоном существует еще достаточно протяженная зона безопасных для здоровья уровней ионизирующего излучения. Именно в этой зоне находятся дозы радиации, получаемые пациентами при медицинских обследованиях, а также в условиях работы с источниками излучения в промышленности.

Хорошо известно, что у организмов, помещенных в условия с уровнем радиации ниже естественного, выше частота заболеваний раком и различных физиологических расстройств. Их состояние нормализуется при возвращении в естественную обстановку или при искусственном повышении уровня радиации. Животные и растения, помещенные в условия со сниженным уровнем внешней и внутренней радиации (глубокие шахты, свинцовая защита, вода и пища без радиоактивных изотопов) демонстрировали ухудшение показателей жизненного статуса, а внесение в тех же условиях в среду и пищу изотопов это возвращало их к норме.

По мнению специалистов, эффект малых доз радиации, недостаточных для разрушения механизмов восстановления организма, можно сравнить с эффектом малых доз токсинов или других повреждающих факторов. Малые дозы болезнетворных бактерий или токсичных металлов стимулирует иммунную систему. При последующих попаданиях в организм того же фактора в больших дозах он легче справляется с детоксикацией. Многочисленные исследования подтверждают, что малые дозы радиации стимулируют иммунную систему, активируют ферменты, устраняющие повреждения, а также системы ликвидации повреждений ДНК и клетки в целом. Например, японские исследователи в конце 90-х показали, что облучение рентгеновскими лучами в течение 1-2 мин в дозе 0,1-0,15 Гр с интервалом в несколько дней значительно стимулирует защитные силы организма. Облучение пациентов с запущенными случаями лимфомы (кроме лимфомы Ходжкина) малыми дозами радиации благотворно сказалось на состоянии их здоровья. В других случаях было установлено, что облучение малыми дозами совместно с введением инактивированных антигенов опухолевых клеток приводило к замедлению и предотвращению развития опухолей.

Развитие технологий и понимание свойств радиации привело к формированию нового направления в борьбе с онкологическими заболеваниями. Ядерная медицина — это настоящий прорыв в ранней диагностике и терапии рака. Большинство же людей до сих пор не знает, что сегодня именно при помощи радиации человечество борется с этой болезнью.

Выше среднего

Не менее интересным доказательством благотворного влияния малых доз радиации является и тот факт, что радиационный фон в регионах планеты различается и порой имеет существенно более высокие значения, чем средний по миру.

«По данным Международной комиссии по радиационной защите, многие люди подвергаются воздействию более высоких доз излучения, чем естественный радиационный фон (в развитых странах он составляет в среднем 3 мЗв/год)», — рассказывает доктор биологических наук, заведующий биофизической лабораторией Медицинского радиологического научного центра, профессор кафедры биологии Обнинского института атомной энергетики Владислав Петин.

Обследования этих людей показали, что среди них не наблюдается повышенная онкологическая смертность или сокращение средней продолжительности жизни по сравнению с так называемой контрольной группой. В некоторых районах мира за счет выхода на поверхность радоновых источников, близкого залегания у поверхности Земли урановых руд, торийсодержащих песков, а также в районах, расположенных на большой высоте над уровнем моря радиационный фон может превышать средние значения в 20-100 и даже в 1000 раз, отмечает эксперт. Например, бразильский город Гуарапари (13 тыс. жителей)  — курортное место на побережье Атлантического океана.

За час пребывания на пляже каждый турист получает в 250 раз большую дозу от тория, радона и их дочерних радионуклидов, чем отдыхающие на пляжах Черного и Средиземного морей. Местные жители получают годовую дозу облучения значительно большую, чем жители городов, в которых расположены АЭС. В индийском штате Керала на берегу Индийского океана 70 тыс. жителей облучаются ионизирующим излучением в 20-50 раз больше, чем в среднем население страны. Проверка состояния здоровья местных жителей не показала никаких отклонений в статистике рождаемости, патологий беременности, смертности среди новорожденных, онкологических заболеваний.

Такие районы есть в Иране, Италии, Канаде, Китае, Нигерии, США, Франции, ЮАР, на Мадагаскаре. Многолетние тщательные исследования не выявили никаких отклонений в развитии растений, животных и человека. Эксперты констатировали, что ни продолжительность жизни, ни частота выкидышей, мертворождений или уродств, ни онкологические заболевания и другие болезни у жителей этих районов не отличаются от аналогичных показателей в соседних областях с более низким естественным радиационным фоном. Наоборот, в ряде случаев заболеваемость и смертность от всех видов раковых заболеваний ниже, чем в регионах с более низким естественным уровнем излучения, а продолжительность жизни выше.

Во всем мире известны лечебные свойства кратковременного воздействия радиоактивного газа радона. Он хорошо растворяется в воде, поэтому в некоторых курортных городах, известных своими радоновыми источниками (Цхалтубо, Пятигорск, Баден-Баден, Висбаден и др.), уровень радиации значительно выше естественного. Сотни тысяч историй болезни показали, что радоновые ванны способствуют ослаблению болезней и излечению. Притом что люди получают дополнительное облучение в пределах дозы естественного фона, а питье радоновых вод — до пятигодичных норм фона, отмечает эксперт.

Скромный вклад

Аварии в Чернобыле и на АЭС «Фукусима» пополнили ряды противников развития атомной энергетики. В нескольких странах мира уже добились сокращения доли атомной генерации, некоторые горячо протестуют против строительства новых. Однако, как показывают многолетние исследования, АЭС вносят весьма скромный вклад в суммарное облучение населения. А статистика ФМБА России даже говорит о том, что уровень смертности в пристанционных городах значительно ниже, чем региональный и общероссийский. Атомные станции и объекты не влияют на состояние здоровья людей, говорят медики. В этих населенных пунктах проводится постоянный радиологический контроль внешней среды — воздуха, воды, флоры и фауны.

Во всем мире в течение многих лет проводятся исследования здоровья работников атомной промышленности. Так, две американские организации — Американское ядерное общество и Общество медицинских физиков — неоднократно отмечали, что ежегодное облучение в дозах 50 мЗв в течение профессиональной деятельности не оказывает вредного эффекта на рабочих предприятий атомной промышленности. Исследование 35 тысяч мужчин и женщин, работников ядерного завода в Ханфорде, показало, что смертность от заболеваний раком на предприятии достоверно ниже, чем в целом по стране — на 15 процентов.

Подобные исследования данных национального регистра сотрудников предприятий атомной отрасли проводились в Великобритании. Смертность от злокачественных новообразований в исследуемой аудитории оказалась ниже, чем в среднем по стране.

Результаты исследований 2776 рабочих ядерных компаний в Словакии показали, что онкологическая смертность среди них на 50 процентов ниже по сравнению с обычным населением страны. На пяти бельгийских ядерных объектах также проведены обследования сотрудников, — смертность, в том числе от рака, с 1969 по 1994 год среди мужчин оказалась ниже общенационального уровня. Среди служащих Австралийского ядерного комплекса зарегистрировано на 15 процентов меньше случаев онкологии, чем у прочего населения того же региона Австралии. Обследование 4844 человек, проработавших не менее десяти лет на ядерных объектах Германии, показало, что смертность от рака у атомщиков почти на 50 процентов ниже общенациональной.

Но эти знания все еще достояние специалистов. В массовом сознании радиация остается монстром и страшной угрозой.