Плавная прямая

Почему Владимир Путин избегает радикальных решений

Фото: kremlin.ru

Список эпитетов, которые Владимир Путин наиболее часто использовал в ходе очередной прямой линии, пока не опубликован. Но вполне вероятно, что прилагательные «плавный», «мягкий» и т.п. окажутся в числе лидеров. Нежелание президента идти на резкие шаги наглядно иллюстрирует его реакция на заявления Алексея Кудрина. Экс-глава Минфина по традиции сыграл роль либерально-реформаторского паровоза, который по-прежнему остается на запасном пути. Но в этот раз Кудрин не просто дал Путину лишний повод сказать, что у него нет больших претензий к деятельности правительства и ЦБ.

Явно неспроста в ответ на кудринские замечания глава государства вспомнил о коллизии вокруг монетизации льгот, когда «сделали резкий шаг, а потом вынуждены были вытащить из государственного кармана огромные ресурсы и деньгами все "заливать"». Очевидно, напоминание об этом просчете должно объяснить специфичность путинского подхода к решению другой предельно актуальной социально-экономической проблемы — повышению пенсионного возраста.

Для Путина эта тема, всплывшая в финале прямой линии, уже не табу. Слишком высока нагрузка на пенсионную систему: «количество людей, которые работают, становится меньше, а пенсионеров — больше». И в будущем данную проблему придется решать. Но обсуждать повышение пенсионного возраста нужно «в открытом диалоге с обществом». И распространяться нововведения должны на граждан, которые не выходят на пенсию прямо завтра. Чтобы обеспечить «мягкое вхождение» в новые пенсионные реалии.

Судя по ответам Путина, резкие действия с его точки зрения — последствия неумения или нежелания предпринимать менее радикальные превентивные меры. Например, ЦБ (а президент, в принципе, одобряет действия Эльвиры Набиуллиной и не считает, что профессиональный банкир справился бы лучше ее) все-таки мог бы «не затягивать» с повышением ключевой ставки. Тогда не надо было бы задирать ее до 17 процентов годовых, как это произошло после декабрьского обвала рубля.
То же самое и в отношении тарифов по ОСАГО. Автогражданка слишком сильно подорожала, потому что долгое время ее стоимость никто не пересматривал. А убытки страховых компаний росли.

А вот вдумчивое отношение правительства к разработке антикризисного плана — скорее плюс, нежели минус: «Нельзя разбрасываться деньгами, думая, что у нас их немерено». К тому же, в этот раз удалось избежать использования госресурсов для погашения внешних корпоративных долгов, как это было во время предыдущего кризиса 2008-2009 годов. Хотя суммарный размер выплат превышал сотню миллиардов долларов, а санкции лишили российских заемщиков возможности рефинансирования на западных рынках капитала.

Эксперты скажут, что в 2014-м рубль упал гораздо сильнее, чем 6 лет назад. И по крайней мере, сырьевым экспортерам это облегчило задачу по расчетам с зарубежными кредиторами. У них же, в отличие, например, от граждан, имевших неосторожность взять ипотечные кредиты в валюте, выручка тоже — в долларах или евро. Но зато, как подчеркивает президент, «ничего не лопнуло, все работает». И даже рубль начал укрепляться. Что дает основания ожидать восстановления экономики «раньше, чем через два года».

Тем более что воевать Россия ни с кем не собирается, а из «участников международного общения» никого своим врагом не считает. О возрождении империи речи не идет, и прекращать контакты с президентом Украины Петром Порошенко Путин не намерен. Потому что «партнеров мы не выбираем. Мы не должны руководствоваться симпатиями или антипатиями, мы должны руководствоваться интересами страны».

В конце прямой линии Владимир Путин опроверг предположение о том, что для его общения с гражданами специально выбирается четверг. По словам президента, это всего лишь случайное совпадение. Но на сей раз не менее примечательна и дата очередного путинского выхода в прямой эфир — завтра агентства Standard & Poor's и Fitch должны опубликовать новую оценку российского суверенного рейтинга.

Наверное, это тоже лишь совпадение. Но избавление от «мусорного» статуса заимствований сейчас очень важно для России именно с точки зрения перспектив и скорости экономического восстановления. А для рейтинговых аналитиков столь же важно будет узнать, что российский президент не заинтересован в резких и непродуманных шагах ни в экономике, ни во внешней политике.