Непотека длиной в 1500 км

Российский Форрест Гамп бежит через страну, чтобы помочь попавшим в кризис

Александр Капер
Александр Капер
Фото: Екатерина Ракитина

1500 километров от Самары до Москвы за месяц с небольшим — такую задачу поставил себе бегун-любитель Александр Капер, отправившись в антикризисный пробег. На своем пути он уже преодолел несколько марафонских и ультрамарафонских дистанций — для того, чтобы показать: даже в сложных жизненных ситуациях невозможного не существует.

Бегать Александр Капер начал еще в школе, когда занимался боксом. Он из тех боксеров, которые в рамках общей подготовки берут гантели и бегают два-три раза в неделю на несколько километров. Со временем бокса стало меньше, а километров — больше. Если бы Капер по примеру западных бегунов-любителей пожелал бы вытатуировать «26.2» — марафонские 42 километра 195 метров, переведенные в мили, — то цифрами пришлось бы покрыть немалую часть тела путешественника, в этот момент преодолевающего свои полторы тысячи километров от Самары до Москвы. И бегущего не просто так, а за непотеку.

Непотека — слово, придуманное самим Александром: от «ипотека» и «потеть». То есть в данном случае — потеть не за ипотеку, а собственно за маршрут от Самары до столицы, стартовавший в начале апреля.

— Кто-то запускает ракеты, кто-то дома строит, другие еще что-нибудь делают. А я бегу. И, наверное, показываю отчаявшимся людям пример того, что, казалось бы, сделать невозможно. Если непрофессионал может пробежать такую дистанцию, то можно и в кризис поверить в себя и вырваться из кабалы ипотечных процентов, — объясняет Александр.

Капер стартовал 2 апреля 2015 года. 1 апреля 1915 года свой путь по России закончил Лев Конев, девятнадцатилетний путешественник из Перми (о его рекорде можно прочитать здесь и здесь). Правда, Лев Петрович не бежал, а шел — зато не на 1500 километров, а на 10 000 верст. И тоже не без общественной нагрузки, только тогда кризис был более известен под названием Первая мировая война.

Капер преемственности подобного рода только рад. Он только что прибежал в Чебоксары, столицу Чувашии — красивый город с дружелюбными жителями, запоминающимся видом на Волгу и пустынными вечерними улицами, — и заселился в относительно новый хостел. Восемь кроватей, телевизор, компьютер с принтером и мощный синий диван у стола с чаем и сладким. Последнее на маршруте необходимо: мышцы, тонус.

— Семнадцать километров — это ни о чем, — оценивает путешественник только что пройденный участок. — Сорок-шестьдесят километров в день — обычное дело. Каждый день мы определяемся, до какой точки бежать. Для чего это нужно? Чтобы переночевать. У нас, конечно, есть палатка, но я морально не готов, — Капер кивает в окно, где кружится запоздалый апрельский снег. — Если распогодится, то, может, в мае и решусь поставить вигвам.

Рекорд пробега — почти семьдесят километров за день — был поставлен именно в отсутствие ночлега на маршруте. Соответственно, объясняет Александр, на следующие сутки, чтобы не уродовать себя, следует пробежать немного. К примеру, двадцать километров — если, конечно, позволяет наличие гостиниц. Или больше — если на щадящем расстоянии ночлега нет. О том, чтобы не двигаться вообще, речи не идет:

— Я все-таки не робот и не мастер спорта, Поэтому делаю что могу: отдыхаю с помощью нагрузок, пусть и небольших. Когда пульс больше 120, перехожу на трусцу.

До нынешнего пробега за непотеку Александр четыре месяца, как он говорит, каждый день «бегал через страну». Пробежит по Москве расстояние, к примеру, от столицы до Владимира, — едет во Владимир, общается с друзьями и поклонниками из социальных сетей. Вернется в Москву, пробежит еще сотню-другую километров, — поедет в Нижний Новгород или вот в Чебоксары. Нынешнему бегу за непотеку это очень помогло и с точки зрения разведки на местности, и вообще. Да еще в марте Капер бежал по льду Байкала в компании с Александром Бречаловым: глава Общественной палаты и сопредседатель Центрального штаба ОНФ известен еще и как спец по триатлону.

— Так я перед нынешним маршрутом набрал около тысячи километров, — говорит Александр Капер. — Научился восстанавливаться, не отдыхая в обычном смысле. Отличная база. Конечно, не такие дистанции, как сейчас, — поменьше бегал: по марафону, по полумарафону. Если бы сейчас тепло было, совсем было бы классно.

Забег на полторы тысячи он называет самым большим приключением в жизни.

— Мне 33, и, откровенно говоря, без какой-то дополнительной цели я бы все просто так не бросил, — я айтишник, свой бизнес, а в беге вижу чистый кайф для себя. Но у меня куча друзей, которые сейчас попали в трудную жизненную ситуацию. У меня есть жилье и нет ипотеки. Мне повезло. Им — нет. Их надо воодушевить — их и таких же, как они.

Друзья, что характерно, небедные. Даже, можно сказать, успешные — и поэтому особенно остро почувствовали кризис. Одни приятели Капера взяли кредит под четырехкомнатную в Чертаново и, работая всей немалой семьей, платят более 170 тысяч рублей взносов ежемесячно («Раньше справлялись, теперь почти нет», — объясняет Александр). Другие и вовсе влезли в валютную ипотеку, оказавшись на грани потери жилья: брали, когда доллар был по 27 рублей.

— Люди в беде. Это моя абсолютно искренняя позиция. Единственное, что я могу сделать, — показать им, что ничего невозможного нет, — рассуждает Александр. — Для меня, любителя, полторы тысячи километров — тоже за гранью невозможного, особенно когда через боль и «не могу», через плохое физическое и эмоциональное состояние. А с другой стороны, почему россиянам тупо втюхивают ипотеку не меньше чем за 12 процентов и говорят, что это нормально? Это ненормально, и об этом надо говорить. Весь мир, грубо говоря, кидает всех вокруг, чтобы свои граждане платили ипотеку под 2-3 процента. А наши банки вкладываются в экономику Запада под 2-3 процента, задирая ставки своим же гражданам! Это показатель того, что государство совершенно не заботится о своих. Вредный идиотизм.

До софта и Москвы Капер жил и работал на Дальнем Востоке. Там окончил юридический вуз, немного поработал в прокуратуре, откуда ушел в коллекторский бизнес, о чем теперь сожалеет и в чем раскаивается: «Есть хорошие профессии и есть плохие профессии. Эта — очень плохая. Она помогла мне немного заработать, но наживаться на чужом несчастье плохо. Я был молод, не понимал». Переучился на программирование, потому что душа к компьютерам лежала с детства. Получив проект с зазором в три месяца и раздав задания исполнителям, Капер замыслил пробег — и, собственно, осуществляет его.

— И второй момент, на который я хочу обратить внимание своим маршрутом: у нас необоснованно дорогие квартиры. Это легко исправить: надо брать стройки под общественный контроль, — предлагает Александр. — Вплоть до того, чтобы строительные компании публиковали сметы своих затрат на ту или иную стройку. И тогда ни один чиновник и коррупционер не получит по две-три квартиры в каждой новостройке, а остальным не придется платить заоблачные суммы за жилье.

Завышенные ставки по ипотеке и колоссально завышенная стоимость жилья — два повода для протеста, которые Александр Капер излагает региональным журналистам. В таковых недостатка нет: бегуна за непотеку, когда он появляется в том или ином регионе, описывают и снимают охотно. Правда, многое вырезают, по поводу чего Александр составляет своего рода индекс цензуры, с которым обещает познакомить интересующихся уже в Москве. Впрочем, по наблюдениям Капера, чем дольше кризис, тем больше можно говорить.

— В Татарстане, допустим, пустили всю правду-матку и в эфир, и на страницы. Люди понимают, видимо, что молчать не то что нельзя — бесполезно. Даже чиновники понимают. Ну, вот ты сидишь на небольшой кочке, набрал себе и детям на квартиры, но потом же тебя уволят или на пенсию отправят, и внукам-правнукам с той же системой придется столкнуться. Разве это дело? Кредитование и строительство — первые отрасли, требующие кристального порядка. Квартиры по миллиону долларов с видом на пятиэтажные хрущевки — видел такую двушку у себя в Нагорном — должны уйти в прошлое. Это же цена коттеджа на Средиземном море, из самых лучших. С ума сойти… Надо думать, как дальше жить.

Кроме наблюдений по поводу цензуры Капер готов составить рейтинг российских дорог, с которыми познакомился на маршруте.

— Шикарные дороги в том же Татарстане. Но приходится переходить на шаг по одной простой причине: обочину они крупной, дорогой щебенкой засыпали. Бежать невозможно, запросто травмируешься. Чем лучше дорога для автомобиля, тем хуже она для бегуна. И наоборот. От Тольятти до Димитровграда трасса разбитая, а обочина — ровненькая, беги не хочу...

Капер обещает подумать над предложением поделиться своими мыслями с коллегой по бегу Бречаловым, — учитывая, что ОНФ помимо прочего ведет посильный учет состояния дорог, — и приглашает на Красную площадь, главную в Чебоксарах: пора в путь — на Нижний Новгород, Владимир и далее в Москву. На старт Капера из столицы Чувашии приходит только один коллега. Александр не обижается:

— В крупных городах есть беговая тусовка, готовая пробежать со мной ту или иную дистанцию. Но крупные города постоянно приходятся на будние дни. Отпроситься с работы, чтобы пробежать с Сашей Капером? Смешно же. И я подстроиться не могу, у меня график.

Бежать по городам и вообще вблизи от цивилизации Капер любит не очень. Александр предпочитает «дикие места, где набежишься, елку обнимешь — кайф неземной». Поэтому с охотой вспоминает Байкал.

— Полторы тысячи метров воды под тобой, а лед, разъединяющий тебя с ней, — всего сантиметров тридцать. И треск стоит, когда бежишь! И понимаешь: могучий Байкал, сильный Байкал — в любой момент тебя убьет. Значит, и бояться бесполезно. И по дремучему лесу бежишь — тоже страх без пользы совсем, без смысла. И такую гармонию испытываешь от того, что не боишься разошедшегося под ногами Байкала или что зверь в лесу в любой момент на тебя выйдет убивать... А в городах тоску ощущаешь.

В отдаленных планах Александра Капера — массовый международный забег по территории Крыма. А нынешний бег за непотеку окончится в Москве 12 мая.

подписатьсяОбсудить
14:19 12 сентября 2016

«Идешь по метро и офигеваешь»

Россияне поделились в соцсетях впечатлениями о праздновании Курбан-байрама
Ответили за козла
Похитителю мужских трусов и любителю резвых козочек вручили Шнобелевскую премию
Потрачено!
Как пираты переводили компьютерные игры
Перемога!
Какой оказалась главная украинская стратегия
С поганой метлой
Какие тайны инквизиции скрывает легендарный «Молот ведьм»
Игроки сборной ШвецииПолуфинал Кубка мира. Швеция — Европа — 0:0
В матче определится соперник Канады по финальной серии
Виталий МуткоДетали туалета
Мутко переизбран президентом РФС на фоне задержания главы ВОБ Шпрыгина
Олег Знарок (на втором плане) и Николай Кулёмин, Евгений Кузнецов и Евгений Дадонов (слева направо на первом плане) Похороните меня за кленом
Как Россия проиграла в принципиальном матче Канаде и вылетела из Кубка мира
«Если "Спартак" сдаст позиции, Хабаровск Каррере припомнят»
Бывший форвард сборной России — о промежуточных итогах розыгрыша Кубка страны
Не ЗОЖ, но хорош
В Instagram полюбили ироничный аккаунт противницы правильного питания
«Барби шайтан выдумал!»
Пластиковую блондинку хотят запретить в России
Мамин жим лежа
10 звезд Instagram, которые вернулись в форму после беременности
Развод случается
Хит-парад версий расставания Анджелины Джоли и Брэда Питта
Разводка и девичья фамилия
Топ-15 лженовостей о звездах, которые СМИ повторяют из года в год
Джимхана и тиранозавр
Самое крутое автомобильное видео сентября
Ядовитый гараж
Собираем гербарий уникальных и тайных творений BMW Motorsport
С мотором в багажнике
Вспоминаем заднемоторные седаны в честь юбилея Skoda 105/120/125
Джентльмены, покупайте ваши моторы!
Непростой Тест: чьи двигатели стоят на спорт- и суперкарах?
Стенка на стенку
Джоконда, покемон и Корлеоне с Чебурашкой — лучшее от уличных художников Москвы
«За годы ожидания мы выдохлись. Живем сейчас где попало»
История покупателей жилья, заселенных в недостроенные дома в Подмосковье
«Мне угрожали, обещали закатать в асфальт»
История валютной ипотечницы, которая прошла оба кризиса и ни о чем не пожалела
Что-то пошло не так
Как выглядят населенные насекомыми города, жизнь без неба и море над головой
Кто купил Америку
Десять человек, которым на самом деле принадлежат земли США