Непотека длиной в 1500 км

Российский Форрест Гамп бежит через страну, чтобы помочь попавшим в кризис

Александр Капер
Александр Капер
Фото: Екатерина Ракитина

1500 километров от Самары до Москвы за месяц с небольшим — такую задачу поставил себе бегун-любитель Александр Капер, отправившись в антикризисный пробег. На своем пути он уже преодолел несколько марафонских и ультрамарафонских дистанций — для того, чтобы показать: даже в сложных жизненных ситуациях невозможного не существует.

Бегать Александр Капер начал еще в школе, когда занимался боксом. Он из тех боксеров, которые в рамках общей подготовки берут гантели и бегают два-три раза в неделю на несколько километров. Со временем бокса стало меньше, а километров — больше. Если бы Капер по примеру западных бегунов-любителей пожелал бы вытатуировать «26.2» — марафонские 42 километра 195 метров, переведенные в мили, — то цифрами пришлось бы покрыть немалую часть тела путешественника, в этот момент преодолевающего свои полторы тысячи километров от Самары до Москвы. И бегущего не просто так, а за непотеку.

Непотека — слово, придуманное самим Александром: от «ипотека» и «потеть». То есть в данном случае — потеть не за ипотеку, а собственно за маршрут от Самары до столицы, стартовавший в начале апреля.

— Кто-то запускает ракеты, кто-то дома строит, другие еще что-нибудь делают. А я бегу. И, наверное, показываю отчаявшимся людям пример того, что, казалось бы, сделать невозможно. Если непрофессионал может пробежать такую дистанцию, то можно и в кризис поверить в себя и вырваться из кабалы ипотечных процентов, — объясняет Александр.

Капер стартовал 2 апреля 2015 года. 1 апреля 1915 года свой путь по России закончил Лев Конев, девятнадцатилетний путешественник из Перми (о его рекорде можно прочитать здесь и здесь). Правда, Лев Петрович не бежал, а шел — зато не на 1500 километров, а на 10 000 верст. И тоже не без общественной нагрузки, только тогда кризис был более известен под названием Первая мировая война.

Капер преемственности подобного рода только рад. Он только что прибежал в Чебоксары, столицу Чувашии — красивый город с дружелюбными жителями, запоминающимся видом на Волгу и пустынными вечерними улицами, — и заселился в относительно новый хостел. Восемь кроватей, телевизор, компьютер с принтером и мощный синий диван у стола с чаем и сладким. Последнее на маршруте необходимо: мышцы, тонус.

— Семнадцать километров — это ни о чем, — оценивает путешественник только что пройденный участок. — Сорок-шестьдесят километров в день — обычное дело. Каждый день мы определяемся, до какой точки бежать. Для чего это нужно? Чтобы переночевать. У нас, конечно, есть палатка, но я морально не готов, — Капер кивает в окно, где кружится запоздалый апрельский снег. — Если распогодится, то, может, в мае и решусь поставить вигвам.

Рекорд пробега — почти семьдесят километров за день — был поставлен именно в отсутствие ночлега на маршруте. Соответственно, объясняет Александр, на следующие сутки, чтобы не уродовать себя, следует пробежать немного. К примеру, двадцать километров — если, конечно, позволяет наличие гостиниц. Или больше — если на щадящем расстоянии ночлега нет. О том, чтобы не двигаться вообще, речи не идет:

— Я все-таки не робот и не мастер спорта, Поэтому делаю что могу: отдыхаю с помощью нагрузок, пусть и небольших. Когда пульс больше 120, перехожу на трусцу.

До нынешнего пробега за непотеку Александр четыре месяца, как он говорит, каждый день «бегал через страну». Пробежит по Москве расстояние, к примеру, от столицы до Владимира, — едет во Владимир, общается с друзьями и поклонниками из социальных сетей. Вернется в Москву, пробежит еще сотню-другую километров, — поедет в Нижний Новгород или вот в Чебоксары. Нынешнему бегу за непотеку это очень помогло и с точки зрения разведки на местности, и вообще. Да еще в марте Капер бежал по льду Байкала в компании с Александром Бречаловым: глава Общественной палаты и сопредседатель Центрального штаба ОНФ известен еще и как спец по триатлону.

— Так я перед нынешним маршрутом набрал около тысячи километров, — говорит Александр Капер. — Научился восстанавливаться, не отдыхая в обычном смысле. Отличная база. Конечно, не такие дистанции, как сейчас, — поменьше бегал: по марафону, по полумарафону. Если бы сейчас тепло было, совсем было бы классно.

Забег на полторы тысячи он называет самым большим приключением в жизни.

— Мне 33, и, откровенно говоря, без какой-то дополнительной цели я бы все просто так не бросил, — я айтишник, свой бизнес, а в беге вижу чистый кайф для себя. Но у меня куча друзей, которые сейчас попали в трудную жизненную ситуацию. У меня есть жилье и нет ипотеки. Мне повезло. Им — нет. Их надо воодушевить — их и таких же, как они.

Друзья, что характерно, небедные. Даже, можно сказать, успешные — и поэтому особенно остро почувствовали кризис. Одни приятели Капера взяли кредит под четырехкомнатную в Чертаново и, работая всей немалой семьей, платят более 170 тысяч рублей взносов ежемесячно («Раньше справлялись, теперь почти нет», — объясняет Александр). Другие и вовсе влезли в валютную ипотеку, оказавшись на грани потери жилья: брали, когда доллар был по 27 рублей.

— Люди в беде. Это моя абсолютно искренняя позиция. Единственное, что я могу сделать, — показать им, что ничего невозможного нет, — рассуждает Александр. — Для меня, любителя, полторы тысячи километров — тоже за гранью невозможного, особенно когда через боль и «не могу», через плохое физическое и эмоциональное состояние. А с другой стороны, почему россиянам тупо втюхивают ипотеку не меньше чем за 12 процентов и говорят, что это нормально? Это ненормально, и об этом надо говорить. Весь мир, грубо говоря, кидает всех вокруг, чтобы свои граждане платили ипотеку под 2-3 процента. А наши банки вкладываются в экономику Запада под 2-3 процента, задирая ставки своим же гражданам! Это показатель того, что государство совершенно не заботится о своих. Вредный идиотизм.

До софта и Москвы Капер жил и работал на Дальнем Востоке. Там окончил юридический вуз, немного поработал в прокуратуре, откуда ушел в коллекторский бизнес, о чем теперь сожалеет и в чем раскаивается: «Есть хорошие профессии и есть плохие профессии. Эта — очень плохая. Она помогла мне немного заработать, но наживаться на чужом несчастье плохо. Я был молод, не понимал». Переучился на программирование, потому что душа к компьютерам лежала с детства. Получив проект с зазором в три месяца и раздав задания исполнителям, Капер замыслил пробег — и, собственно, осуществляет его.

— И второй момент, на который я хочу обратить внимание своим маршрутом: у нас необоснованно дорогие квартиры. Это легко исправить: надо брать стройки под общественный контроль, — предлагает Александр. — Вплоть до того, чтобы строительные компании публиковали сметы своих затрат на ту или иную стройку. И тогда ни один чиновник и коррупционер не получит по две-три квартиры в каждой новостройке, а остальным не придется платить заоблачные суммы за жилье.

Завышенные ставки по ипотеке и колоссально завышенная стоимость жилья — два повода для протеста, которые Александр Капер излагает региональным журналистам. В таковых недостатка нет: бегуна за непотеку, когда он появляется в том или ином регионе, описывают и снимают охотно. Правда, многое вырезают, по поводу чего Александр составляет своего рода индекс цензуры, с которым обещает познакомить интересующихся уже в Москве. Впрочем, по наблюдениям Капера, чем дольше кризис, тем больше можно говорить.

— В Татарстане, допустим, пустили всю правду-матку и в эфир, и на страницы. Люди понимают, видимо, что молчать не то что нельзя — бесполезно. Даже чиновники понимают. Ну, вот ты сидишь на небольшой кочке, набрал себе и детям на квартиры, но потом же тебя уволят или на пенсию отправят, и внукам-правнукам с той же системой придется столкнуться. Разве это дело? Кредитование и строительство — первые отрасли, требующие кристального порядка. Квартиры по миллиону долларов с видом на пятиэтажные хрущевки — видел такую двушку у себя в Нагорном — должны уйти в прошлое. Это же цена коттеджа на Средиземном море, из самых лучших. С ума сойти… Надо думать, как дальше жить.

Кроме наблюдений по поводу цензуры Капер готов составить рейтинг российских дорог, с которыми познакомился на маршруте.

— Шикарные дороги в том же Татарстане. Но приходится переходить на шаг по одной простой причине: обочину они крупной, дорогой щебенкой засыпали. Бежать невозможно, запросто травмируешься. Чем лучше дорога для автомобиля, тем хуже она для бегуна. И наоборот. От Тольятти до Димитровграда трасса разбитая, а обочина — ровненькая, беги не хочу...

Капер обещает подумать над предложением поделиться своими мыслями с коллегой по бегу Бречаловым, — учитывая, что ОНФ помимо прочего ведет посильный учет состояния дорог, — и приглашает на Красную площадь, главную в Чебоксарах: пора в путь — на Нижний Новгород, Владимир и далее в Москву. На старт Капера из столицы Чувашии приходит только один коллега. Александр не обижается:

— В крупных городах есть беговая тусовка, готовая пробежать со мной ту или иную дистанцию. Но крупные города постоянно приходятся на будние дни. Отпроситься с работы, чтобы пробежать с Сашей Капером? Смешно же. И я подстроиться не могу, у меня график.

Бежать по городам и вообще вблизи от цивилизации Капер любит не очень. Александр предпочитает «дикие места, где набежишься, елку обнимешь — кайф неземной». Поэтому с охотой вспоминает Байкал.

— Полторы тысячи метров воды под тобой, а лед, разъединяющий тебя с ней, — всего сантиметров тридцать. И треск стоит, когда бежишь! И понимаешь: могучий Байкал, сильный Байкал — в любой момент тебя убьет. Значит, и бояться бесполезно. И по дремучему лесу бежишь — тоже страх без пользы совсем, без смысла. И такую гармонию испытываешь от того, что не боишься разошедшегося под ногами Байкала или что зверь в лесу в любой момент на тебя выйдет убивать... А в городах тоску ощущаешь.

В отдаленных планах Александра Капера — массовый международный забег по территории Крыма. А нынешний бег за непотеку окончится в Москве 12 мая.

Обсудить
Маэстро, урежьте марш
Большая семерка и НАТО — не «концерт держав», а оркестр
Manchester Arena incident Police at Manchester Arena after reports of an explosion at the venue during an Ariana Grande gigКровь Манчестера
Что известно о взрыве, унесшем жизни минимум 22 человек
The library at Holland House in Kensington, London, extensively damaged by a Molotov 'Breadbasket' fire bombВзорвать Британию
Соединенное Королевство уже 48 лет ведет необъявленную войну с бомбистами
Kurdish Peshmerga forces guard their position at Omar Khaled village near Tal Afar, west of Mosul August 24, 2014. Peshmerga forces intensified their defences in the southern parts of the oil-rich city of Kirkuk on Saturday, defending ramparts just a few hundred metres away from Islamic State militants.Боевой народ
Рассорят ли курды США и Турцию
Дональд ТрампТанцы с саблями
Президент США с удовольствием и пользой провел время в ваххабитском королевстве
US former President Barack Obama and his wife Michelle walk during their visit to Siena, Tuscany region, Italy, Monday, May 22, 2017. The Obamas arrived in Tuscany last Friday for a six-day holiday. (Fabio Di Pietro/ANSA via AP)
комментарии:
На свободу с чистой совестью
Новая жизнь Обамы и его семьи — еще лучше прежней
Бьюти-блогер Shaaanxo Макияж с шестью нулями
Красивый бизнес по-женски: как заработать миллионы на пудре и помадах
Памела Андерсон на Каннском фестивалеПамела, которую мы потеряли
Звезда «Спасателей Малибу» и другие знаменитости, очарованные ботоксом
Трое — не толпа
Как живется в любовном союзе, если в нем больше двух человек
Тест-драйв японского брата «Дастера»
Как Nissan Terrano стал еще ближе к Renault Duster
Машины, нарисованные кофе
Легендарные гоночные машины, нарисованные с помощью кофе
15 машин на реактивной тяге
90-летняя история автомобилей с двигателями от самолетов и ракет
«Фольксвагены» мечты
Пять кастомных концептов VW для покорения США
От нашего стола
Российские интерьеры, сводящие иностранцев с ума
Зависли на хате
Украинцы придумали дом, который может обойтись без российского газа
Москва за нами
Какие квартиры можно купить в пределах МКАД по цене до трех миллионов рублей
Сносное настроение
Демонтаж жилых домов в Москве: что нужно знать
Вышка светит
Как выглядит частный особняк, побивший мировой рекорд этажности